Довлатов об оппозиции

Асет Нурпеисов 2014-2-17 05:06
1465
7
3
0

Сергей Довлатов, великий диссидент нашей прошлой страны писал еще в то время, когда открыто писать было нельзя. Вообще. И говорить даже на кухне нужно было с опаской. Поэтому писать приходилось...

Сергей Довлатов, великий диссидент нашей прошлой страны писал еще в то время, когда открыто писать было нельзя. Вообще. И говорить даже на кухне нужно было с опаской. Поэтому писать приходилось иносказательно и описывать все через образы других. Есть у него замечательное произведение "Заповедник" в котором он, как мне кажется очень точно и едко описал современную ему оппозицию, описание которой в принципе не сильно изменилось. Привожу короткий отрывок из произведения.

 
Итак, я поселился у  Михал  Иваныча. Пил он  беспрерывно. До изумления, паралича и бреда. Причем,  бредил он  исключительно матом. А матерился с тем
же чувством,  с каким  пожилые интеллигентные люди  вполголоса напевают. То есть для себя, без расчета на одобрение или протест.
Трезвым  я  его видел дважды.  В  эти  парадоксальные дни Михал  Иваныч запускал  одновременно радио и телевизор. Ложился в брюках, доставал коробку из-под торта  "Сказка". И начинал читать открытки, полученные за всю  жизнь.
Читал и комментировал: "...Здравствуй, папа крестный!... Ну, здравствуй, здравствуй, выблядок овечий!..  Желаю тебе успехов в работе...  Успехов желает, едри твою мать...
Остаюсь  вечно  твой  Радик... Вечно твой, вечно твой... Да  на  хрен ты мне сдался?.." В деревне Михал Иваныча  не любили, завидовали ему. Мол, и я бы  запил!
Ух, как запил бы, люди добрые! Уж как я запил бы, в гробину мать!.. Так ведь хозяйство... А ему  что...  Хозяйства  у Михал Иваныча  не было.  Две  худые собаки, которые  порой  надолго  исчезали.  Тощая  яблоня и  грядка зеленого лука...
 

Итак, я поселился у  Михал  Иваныча. Пил он беспрерывно. До изумления, паралича и бреда. Причем, бредил он  исключительно матом. А матерился с тем же чувством,  с каким  пожилые интеллигентные люди вполголоса напевают. То есть для себя, без расчета на одобрение или протест.Трезвым я  его видел дважды.

В эти парадоксальные дни Михал Иваныч запускал одновременно радио и телевизор. Ложился в брюках, доставал коробку из-под торта "Сказка". И начинал читать открытки, полученные за всю жизнь. Читал и комментировал: "...Здравствуй, папа крестный!... Ну, здравствуй, здравствуй, выблядок овечий!.. Желаю тебе успехов в работе... Успехов желает, едри твою мать... Остаюсь  вечно  твой  Радик... Вечно твой, вечно твой... Да на хрен ты мне сдался?.."

В деревне Михал Иваныча  не любили, завидовали ему. Мол, и я бы запил! Ух, как запил бы, люди добрые! Уж как я запил бы, в гробину мать!.. Так ведь хозяйство... А ему что... Хозяйства у Михал Иваныча не было. Две худые собаки, которые  порой  надолго  исчезали. Тощая яблоня и грядка зеленого лука...

Оцените пост

3

Комментарии

0
Только что Сергей убедительно доказывал Гаррисону Солсбери: "Вертикаль - это Бог, Горизонталь - это Жизнь. В точке пересечения - я, Микеланджело, Шекспир и Кафка..."
Эрнст Неизвестный
0
> И говорить даже на кухне нужно было с опаской.

Мог приехать черный воронок. А там Сибирь и все такое, да?
0
Ну ко времени Довлатова воронок уже не приезжал, но сдать могли.
0
Ну, т.е. говорили товарищи "довлатовы" ни о чем? И сдавали их просто так, из-за любви к искусству?
0
Прочитал я его, почти наверняка - всего. По мне, так, обычный, блогер, пьющий, хорошо так, со знанием дела, затрапезный запойный бугай, но, в силу обстоятельств, интеллигент. От скуки тунеядской - для кого-то диссиденствующий.
Показать комментарии