Шедевр Бельканто в Алматы! Опера Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур» в ГАТОБ им. Абая

Айгуль Сартбаева 2014 M02 18
1746
6
20
0

Одна из лучших опер в репертуаре ГАТОБ. Музыка Гаэтано Доницетти и роман Вальтера Скотта. Восторг и экстаз обеспечены.

Хочу рассказать про эту прекрасную оперу. Она написана в расцвете большого стиля итальянского Бельканто. Это значит – драматическая оркестровка, красивые мелодии и виртуозное пение, предъявляются большие требования к вокальной технике певца. Певцу реально трудно – в этой опере певице-сопрано, она исполняет труднейшие колоратуры в соперничестве с флейтой пикколо, а в оригинале у Доницетти – со стеклянной гармоникой в высокой тесситуре, это аттракцион циркового уровня. Не каждый оперный театр имеет в своем репертуаре Доницетти, или Беллини с Россини. Оперы мастеров Бельканто – это изощренная красота, божественная гармония, утраченное искусство и утерянный Рай.

Есть много общего в биографиях выдающихся итальянских оперных композиторов. Например, они выходцы из бедных семей, нуждались, много работали, пробивались своим талантом. Доницетти и Верди пережили трагедию: смерть детей, потерю горячо любимых жен (от инфекционных болезней!). Это сильно подкосило обоих. После этих событий, переживаний оба написали очень мрачные, трагические оперы. Можно по хронологии определить! Верди потом женился на известной певице Джузеппине Стреппони, долгое время бывшей его сожительницей, это уже был поздний бездетный брак. А Доницетти заболел и умер пятидесяти лет в сумасшедшем доме от частого в те времена сифилиса и его последствий. Беллини любил одну девушку, но родители не отдали ее за бедного музыканта, отсюда трагическое мировосприятие этого гениального композитора. Он потом еще не раз влюблялся, но так и не женился, был замкнутым и стеснительным молодым человеком.  Он умер тридцати четырех лет от болезни. В то время в Европе свирепствовала холера, и его, Винченцо Беллини, богатые парижские поклонники оставили одного, в карантине, изолированного, с садовником, почти без помощи и ухода. Джоаккино Россини, который жил в то время в Париже, с силой прорывался в это загородное имение, чтобы узнать, что с Беллини. А была у него не холера, а печеночный абсцесс, хотя точно уже не узнаешь. Сколько опер он мог еще написать, меня просто корёжит от этой мысли, тридцать четыре года! Написал всего 11 опер, и не все зрелые, не успел просто.

Зато Доницетти написал 74 оперы. Он, как и Россини, работал очень быстро и легко, за 8 дней мог написать оперу. Читала как он написал финал «Лючии ди Ламмермур», в одной комнате у него пировали друзья и звали его присоединиться к столу, в это время у него адски болела голова, ему срочно надо было завершить работу, и вот он, очень быстро, с головной болью, под шум пирушки, наскоряк, как сейчас говорят, пишет заключительную арию и это сильный финал, я всегда в этом месте оперы плачу, столько мрачного трагизма.

Был он веселым, с широкой душой, живым, кипучим и остроумным человеком. Болезнь, которая его погубила, была подцеплена в многочисленных любовных интрижках. Еще есть интересный факт его биографии, у него был старший брат, который служил в армии Наполеона полковым музыкантом, потом уехал в Турцию, где организовал итальянскую оперу, учил жен и дочерей султана музыке, написал важные государственные гимны, был награжден государственными наградами и похоронен с почестями. Гаэтано еще говорил, что у него брат – турок. Доницетти родился в очень простой бедной семье, в подвале. Один дед его был шотландцем, возможно, это повлияло на него, он написал много опер на англо-шотландскую тематику.

Поскольку Доницетти торопился, писал много, не все его оперы на уровне. Он самозабвенно занимался самоповторами. Не так как Россини, который тупо вставлял целые арии и увертюры, но узнать можно. Слушала его раннюю оперу «Оливо и Паскуале» - это же полное подражание Россини. У Россини есть узнаваемые штампы, вот и эти штампы были копированы, и сам стиль. Опера очень красивая. Эти гении даже проходные незрелые ранние свои оперы делали красивыми, слушательными и замечательными. Потом Доницетти нашел свой, абсолютно узнаваемый и оригинальный стиль. Очень я его люблю.

Либретто оперы написано по роману Вальтер Скотта «Ламермурская невеста». Красное двадцатитомное собрание сочинений Вальтера Скотта – это одно из лучших вещей моего детства, естественно, я читала этот роман. Он меня поразил, как потом поразила опера, еще не начав ее слушать, я думала, а как Доницетти вывернулся с древним пророчеством и смертью главного героя в зыбучих песках, когда наш шотландский лорд, последний в роде, суициднулся в бешеной скачке на взмыленной лошади? Вывернулся! Финал самый что ни на есть оперный, тенор поет душераздирающую арию, страшным кинжалом закалывается, и, упав, звучным голосом допевает свою арию. Тот самый финал, о котором я уже выше написала. Роман мрачный: лютый мстительный Эдгардо Рэвенсвуд, бывший лорд, лишенный титула, якобит, полюбил красавицу из семейства Астон (Эштон), разорившего его, и живущего в его замке, на его бывших землях. Они обручились и обменялись кольцами. Красавица Лючия, еще до кровавой развязки слегка тронувшаяся умом, слишком уж она мечтательна и мистична – у нее галлюцинации, она видит привидение, душу девушки, утопленную предком Рэвенсвуда в порыве ревности – это балетное зефирное видение скрашивает своими танцами увертюру и другие не вокальные места в опере. (Так себе, на мой взгляд). Старший брат Лючии, лорд Генри Астон, интриган, ради политической крыши решил выдать замуж красавицу сестру за лорда Бёклоу. Чтобы вырвать согласие Лючии на этот брак, он не погнушался фальшивым письмом, где написано, что во Франции Рэвенсвуд женился и счастлив с другой. Лючия жить не хочет, ей все равно, она соглашается на брак, чтобы спасти своего брата. Все это сопровождается умопомрачительными ариями, дуэтами. Далее, идет одна из самых драматичных сцен – подписание брачного контракта. Именно, сразу после этого в зал входит мрачный Эдгардо. Всеобщий ужас, хор поет “Оh! Terror!”. Далее идет секстет.

Это, наверно, самый знаменитый секстет в мире, то есть пение шести солистов с тутти (женским и мужским хором). Сильное место в опере, кульминационное, а как поют? Как слаженно все поют! Как голоса красиво звучат в сложном контрапункте.

Какие в это опере ариии дуэты!!!  Многие даже знают одну арию – синяя певица Плава Лагуна в фильме «5 элемент» поет начало из знаменитой арии сцены безумия Лючии «Il dolce suono», то есть «Сладостные звуки…». Как же без сцены безумия, этой рутинной сцены сладкозвучных опер эпохи Бельканто? Сошедшая с ума невеста в белом подвенечном платье, вся в крови, зарубив своего злосчастного жениха его же мечом,  грезит о любви с Эдгардо. Именно в этой длинной сцене происходят все труднейшие вокальные пассажи.

Опера поставлена Александровым и Окуневым! Это уже знак качества, залог продуманной и умной постановки, красивого зрелища. Костюмы невероятные, это шотландские килты на балетной подтанцовке, богатые парадные платья на хористках, которые, как и их головные уборы – не повторяются.

Расскажу о прошедшей опере. В это вечер – все звучали. Четверговая опера, народу мало, такое впечатление, что на сцене людей больше, чем в зале, но все выложись, думаю, что и солисты и хор просто любят эту красивейшую оперу, петь ее – удовольствие, правда, очень трудное.

Партию Лючии исполнила Жамиля Баспакова – колоратурная сопрано. Жамиля хорошо исполнила партию, драматически пела, выполняла сложные каденции, филировала, как это она умеет, ми в третьей октаве – взяла на мягкой атаке (и тут же бросила). Эдгардо исполнил тенор Нуржан Бажекенов, сильный певец и хороший драматический артист. Тоже звучал феноменально. Астона спел баритон Александр Сметанин, лучший исполнитель этой партии в театре! Я заметила, что он хорошо звучит в итальянский операх, лучшие его партии – это Астон, граф ди Луна и Дулькамара. Здорово было. Оба певца очень хороши в дуэтах друг с другом, слажены, их голоса звучат гармонично, оба молодые, пылкие, с огнем в глазах. Приятно смотреть на этот энтузиазм молодости. Потому что так бывает не всегда, когда Астона исполняет возрастной и статуарный как Кобзон баритон, то уже не дождешься ни ярости в голосе, ни хорошего фехтования. Есть еще персонаж эпископ Раймондо, духовник Лючии, басовая пария, ее исполнил Жалиль Гизатуллин. Огромный у человека голос, просто иерихонская труба. Имеет много горячих сырих старшего поколения, они его с давних времен любят. Но мне он не очень нравится, это характерный бас, нет в его пении кантилены, дыхание стало коротким, проблемы с вибрато. Но актер он прекрасный, звучал мощно. Жениха Бёклоу спел Дархан Жолдыбаев, очень хорошо. У него есть красивая ария, хорошо спел, достоверно сыграл, он в последнее время раскрылся с самой лучшей стороны. Норманна, маленькую партию начальника стражи, спел звонкий тенор Болат Букенов, он всегда хорош, органичен и артистичен. Очень хороший хор. Послушать их пение – особое удовольствие.

В прошедшей опере меня единственно, что не устроило - это темпы Нурлана Жарасова. Бывало, местами неадекватно затягивал. В тот же день днем я послушала французскую версию этой оперы, которую Доницетти специально написал для Франции, на другое либретто. Там другой герой вместо Норманна, арии у Лючии другие, но в целом – эта та же опера. Так вот она прошла совсем в другом, бешеном темпе, от которого кровь кипит. Итальянские оперы – они без занудства. Помню, был летний оперный фестиваль, приехал дирижер из Италии, шла другая опера Доницетти (ого, в ГАТОБ аж две его оперы, еще жемчужина – комическая опера-буффо «Любовный напиток»). Дирижер задал хороший быстрый темп, а хор то привык петь медленно, как в литургии. Была каша, замешательство, видать, мало репетиций было. Потом перестроились. Опера сразу по-другому заиграла.

Нет лучшего удовольствия, чем сходить на оперу, сладко на ней поплакать, испытать катарсис и восхищение от прекрасной музыки.

 

Оцените пост

16

Комментарии

0
Говорите, что вы простой меломан, но, по-моему, вы разбираетесь почти на уровне профессионала) на мой, очень непрофессиональный взгляд, конечно!
0
после прочтения статьи, теперь кусаю локти - надо было сходить!
а Жарасов жалеет что-ли оркестр и хор? или боится, что они не выдержат темпа? Это заметно по многим спектаклям, когда сравниваешь его и, например, Ахмедьярова
-2
Спасибо на добром слове.
-2
Я думаю, у каждого человека свой внутренний темп. Когда надо было, он не тормозил, в кульминационных моментах.
0
У Вас такие посты, что хочется открыть рядом поисковик и пополнять знания хотя бы в понятийной части. Но это нарушит ритм и структуру текста. Вы прямо как связующая нить к истории, в те времена, когда она была настоящим. Делаете композиторов живыми и осязаемыми.
Показать комментарии