Каково это – быть уличным художником

esquire_kazakhstan 2014 M02 2
978
4
3
0

Паша Кас, уличный художник, 18 лет. Быть уличным художником небезопасно. Тут всегда надо быть готовым к сюрпризам – столкновениям и погоне с полицией, стычкам с далекими от мира искусства людьми.

Паша Кас, уличный художник, 18 лет. Записал Анвар Мусрепов. Фотографы: Олег Зуев, Анвар Мусрепов

Быть уличным художником небезопасно. Тут всегда надо быть готовым к сюрпризам – столкновениям и погоне с полицией, стычкам с далекими от мира искусства людьми. Самой сложной из моих работ стала инсталляция ”Всемпох”, для ее выполнения пришлось вызывать специальный автомобиль-вышку и подвешивать манекен в центре города на глазах у прохожих. Идея проекта пришла мне в голову, когда я прочитал в газете, что Казахстан входит в первую тройку стран по числу самоубийств. Меня потрясли приведенные цифры, но еще больше поразило равнодушие соотечественников – новость осталась не замеченной. Обществу и государству нет дела до самоубийственной статистики, в чем другом, но в праве добровольно лишать себя жизни казахстанцам не отказывают. Сотни наших граждан – друзей, коллег, соседей, родных – в отчаянии вскрывают себе вены, глотают яд, травятся газом и вешаются. А общество стыдливо отворачивается и делает вид, что ничего не происходит. И я решил действовать. Я решил вытащить самоубийц из их одиноких берлог и выставить на всеобщее обозрение. Смотрите, сволочи, и больше не говорите, что вы не знали! И потом уже живите спокойно, если сможете.

Исполнившись решимости, я несколько дней ходил по городу, тщательно выбирая место для будущей акции. У нас нет ни одной площадки, где можно открыто поднимать злободневные темы. Казахстанские фестивали с их мудреными инсталляциями в виде юрт с пропеллерами и камнями на улицах не раскрывают проблем, даже когда организаторы ставят перед собой такую цель. А я хотел привлечь внимание. Поэтому выбрал не граффити в подворотне, а билборд в центре города, на людном перекрестке Весновки и Абая, возле парка развлечений «Мир фантазии» – места, где народ веселится, не задумываясь о чужом горе. Я предоставил любителям острых ощущений, может быть, самое острое и неподдельное ощущение в их жалких жизнях…

Все что нужно было для инсталляции, я купил сам. За манекеном – обычным торговым манекеном – съездил на большую барахолку. Это сэкономило мне деньги. Там же купил веревку, скотч, нитки и краски, а одежда, которую я надел на манекен, была моей собственной. Машину–вышку нашел по обычному объявлению в интернете, за 5 тысяч тенге в час. Весь проект обошелся мне в 30 тысяч тенге. Бесплатную помощь оказал друг и соратник, за что я ему очень благодарен.

Нашей задачей было выставить инсталляцию ранним утром – когда еще не день и уже не ночь – я специально рассчитал время с такой целью, чтобы висельник провисел как можно дольше, и его посмотрело больше людей, идущих на работу. Водитель машины, увидев меня с большим мешком в руках и манекеном наперевес, ничего не спросил, даже не выказал удивления, видимо, разные у него бывают заказы. Хотя выглядели мы с другом подозрительно. Приехав на место, мы быстро соорудили петлю, сунули в нее манекен и полезли на билборд. Тут водитель все-таки полюбопытствовал, что это мы удумали – мы ответили, что работаем в рекламе, а это такая креативная кампания. И она получилась на славу, мы быстро справились с задачей, но когда уже заканчивали, к нам подошел человек в штатском, представившийся майором. Он посмотрел на висящий на рекламном щите труп, сказал: «Ребята, у вас большие проблемы», – и потребовал пройти с ним. Попросив подождать, пока расплатимся с водителем, мы быстро собрали вещи, сели в машину и дали по газам. Мы смылись потому что, думаю, это был никакой не майор, а просто моральный урод, решивший докопаться до художников. Есть такой контингент обывателей, которые не просто не понимают искусство, но стараются с ним бороться.

Потом в прессе, конечно, пошли публикации, журналисты молодцы, успели сфотографировать «висельника». Подали голос и всевозможные ханжи: ах, это оскорбление, кощунство, надо наказать хулиганов. Но стрит-арт для меня не развлечение, не хобби, я отношусь к своему делу со всей серьезностью и бегаю по ночам с баллончиком краски не просто так. Я хочу изменить мир к лучшему, заставить людей проснуться. Я – человек-будильник!

Моя работа на тему суицида была номинирована на множество российских премий в области современного искусства. Только казахстанский союз художников дал негативную оценку, заявив в СМИ, что "так рисовать нельзя", “это не искусство”. Ну а я со своей стороны считаю, что нельзя рисовать из года в год шаблонных батыров и лошадей. Вот это не искусство!

«Всемпох» – единственная инсталляция, которую я осуществил ранним утром, обычно я вынужден работать ночью, украдкой, так, чтобы меня не поймали. Мне не раз приходилось иметь дело с полицией. Но будучи замеченным, я никогда не убегаю от стражей порядка – ведь моя принципиальная позиция заключается в том, что я законы не нарушаю.

В последнее время я делаю упор на стрит-арт –это более идейное направление по сравнению с граффити, единственное, очень обидно, что твой творческий труд сносят через час после установки.

Я еще ни разу не платил штраф, хотя угрозы об административной ответственности звучат даже со страниц прессы. Деньги на материалы и вообще на жизнь я зарабатываю сам: рисую на заказ и оформляю заведения. Так что даже если мне придут какие-то штрафные санкции, я добросовестно их погашу и продолжу заниматься своим делом. Я убежден в том, что в моих работах нет ничего противозаконного, пусть наша полиция лучше ловит преступников и убийц, чем художников.

Бомбить стены по ночам – непередаваемое ощущение, коктейль из страха и адреналина, который заставляет меня испытывать счастье. Моя первая концепция была проста. Я взял за основу крылатое выражение “у стен есть уши” и изобразил его в буквальном смысле. Впоследствии я нарисовал более 200 ушей на стенах Алматы, Екатеринбурга, Ташкента, Бишкека, Москвы и Питера. Мне понравилось, что мои идеи выходят за рамки родного города, поэтому я решился на путешествие. Взял рюкзак, небольшие сбережения и сбежал из родительского дома. Я проехал автостопом через всю Россию, оставляя за собой метки на стенах.

Моя последняя работа – трусы, развешанные перед зданием акимата Алматы, – снова подняла волну дискуссии. Я осознаю, что сделал провокационное заявление, но это был не просто камень в сторону властей, а стеб над сложившейся ситуацией.

 

Читайте также:

Каково это – быть охотником на волков

Саят Карыбаев, 43 года, энергетик и бизнесмен

Читать

 

Оцените пост

3

Комментарии

0
Успехов Вам Павел! Так держать!
0
Супер, Павел! Удачи, учеников и последователей! В Вашем возрасте не просто высказывать недовольство, а пытаться изменить ситуацию (тем более, таким необычным способом - RESPECT!) Анвар Мусрепов, Олег Зуев, спасибо искреннее за такой интересный материал! Проблема действительно существует, а каждый просто радуется, что это не касается его лично. тьфу-тьфу, конечно, но когда коснется, к сожалению, поздно будет...Обязательно порекомендую друзьям и скину ссылку всем знакомым.
Показать комментарии
Дальше