Первая казахская опера «Кыз Жибек»! Изучаем феномен казахской национальной оперы

myma 2014 M01 31
5600
15
20
0

Выясняется, что жанр оперы на самом деле исконный казахский музыкальный жанр. О казахском "соловье".

Из всех моих заметок об опере на этой блог-платформе,  наиболее читаемой и комментируемой была http://yvision.kz/post/317436 , посвящённая казахской опере «Абай». Вот что, оказывается, интересует народ. Продолжаю изучать феномен казахской оперы: «Кыз Жибек», «Биржан и Сара» в ГАТОБе им. Абая. 4 февраля иду на «Биржан и Сару» Астана-Оперы, обязательно сравню постановки, исполнителей, хор, оркестр, дирижеров, и дам вам отчет. Не пропустите гастроли!

Первое впечатление изумленного оперного меломана меня,  –  это озарение, что опера – это на самом деле исконный казахский жанр искусства, по стечению обстоятельств и случайностей, как-то:  уклад жизни, отсутствие оседлости, больших городов,  каменных театров, не появившийся в седой древности, а искусственно созданный в 30х годах 20 века.  Потому что музыка и слова народные.

Оперы в Казахстане не было, но были любовь к музыке, музыкальность и певучесть народа, исторические песенные и инструментальные традиции, народные композиторы и исполнители. Были Айтысы! Советская власть, решив развивать оперу в национальных окраинах, «командировала» выпускника ленинградской консерватории Евгения Брусиловского  в Алматы – это попало в плодородную почву. Брусиловский на основе около полусотни оригинальных кюев, многие из которых имели авторство, написал оперу «Кыз Жибек». Сделал он это в соавторстве с группой первых исполнителей (они искали и подбирали кюи), одной из которых была Куляш Байсеитова. Даже основной лейтмотив оперы был хорошо известен ранее – «Гакку» Ыбрая Сандыбайулы. Об этом интересно написал Алоис Назаров: http://alnaz.ru/almaty/den-rozhdeniya-kyz-zhibek.html.

Мухтар Ауэзов в одной дискуссии с композитором сомневался в его авторстве,  но чего не отнимешь, Брусиловский придал постоянно импровизируемым отрывкам – кюям – оперную форму, создал полифоническое звучание, богато оркестровал и аранжировал. Хотя, когда я слушала эту оперу, мне казалось, что ансамблей маловато, в основном сохранилась айтысная форма исполнения. Композитор злоупотребил пентатоникой, что придало опере татарское звучание. Википедия говорит, что казахские кюи «могут включать в себя частицы пентатонных звукорядов», могут!, но все-таки «основаны на диатонике», много непонятных слов, а они означают, что кюи звучат обыкновенно, по-народному, по-казахски, а не по-китайски, вы все сами это слышали. И еще, в этой опере, как в старые времена, до Доницетти, - много говорят прозой, это даже не оперные речитативы, а обычные театральные диалоги – просто зингшпиль какой-то!

Опера сама по себе мне понравилась: музыкально – все мелодии на слуху, красивые, постановка – шикарная, декорации – фантастические, восстановлены по эскизам Гульфайрус Исмаиловой. Зрелищно, у меня даже мысль возникла, что это казахское фэнтези, новый модный жанр. Разве что драконов нет, а все остальное есть: менестрель (Шеге), поединки, рыцари (злодей Бекежан одет в броский костюм казахского батыра-рыцаря, с сакскими мотивами, это самый красивый и маскулинный персонаж), лебеди, танцующие пэри, символизм, пустыни, моря… очень кучеряво. «Кыз Жибек» это сказка о любви, она дочь хана, он сын богатейшего бая. Два мажора полюбили друг друга, сказку можно почитать тут: http://www.ertegi.ru/index.php?id=14 Жениха погубил злодей-ревнивец, невеста бросилась в воды озера Бурабай. Кто там был, тот поймет, место достойное Фаты Морганы и острова Авалон. И последний залп по обнаженным нервам зрителя – огромное саукеле утопленницы в мистическом свете проплывает по глади озера!

Режиссер Гафиз Есимов, известный баритон, солист ГАТОБа, сейчас профессор в консерватории. У Алоиса Назарова нашла отрывок интервью режиссера:

«До меня этот спектакль ставил Байгали Досымжанов. Его постановка шла 20 лет и устарела как морально, так и материально. Дирекция театра попросила меня обновить спектакль. Я ничего не менял ни в музыке, ни в либретто. Но если раньше акцент делался на Жибек, Тулегене и Бекежане, то я решил более выпукло показать их окружение, посредством приема «экшн» – оно заиграло, стало действовать…»

Сейчас как раз сняли сериал о первой исполнительнице партии «Кыз Жибек» Куляш Байсеитовой. Евгений Брусиловский писал эту партию для нее. Она была одной из основательниц и театра, и казахской оперы. Я послушала имеющиеся записи казахского соловья, и говорю – этот голос совершенно не оперный. Это народное резковатое горловое пение. Чем-то похоже на пение из индийских фильмов. Уникальное, потому что когда человек горлит на высоких нотах, связки быстро разрушаются и голос пропадает. А у нее таких проблем не было, по крайней мере, об этом нигде не написано. Вот здесь интересная подборка цитат известных деятелей культуры, в том числе Евгения Брусиловского http://www.nomad.su/?a=15-200511140014 он пишет:

«С позиций казахской музыкальной эстетики сильный и яркий голос ценится, конечно, очень высоко, но все же это не главное. Самое ценное - это национальная манера пения. Певец с больными связками, поющий хриплым голосом, но в характерной казахской манере звукоизвлечения, может иметь значительно больший успех, чем студент-вокалист из консерватории с профессионально поставленным голосом. Казахская народная песня, исполненная профессионалом певцом, наполовину лишается национальной красоты и характера".

В этом причина ее феерического успеха, её горячая оперная публика выносила на руках. Любят казахи «характерную манеру», вернее любили. Сейчас зритель пошел современный. Мне – не нравится. Она певица своего времени. Она была, прежде всего, драматической актрисой, и начинала в драмтеатре. Всех поражала ее актерская игра – и в этом еще одна причина феерического успеха. Позже появились профессиональные оперные певицы: Роза Джаманова и Бибигуль Тулегенова, они тот же репертуар исполняли восхитительно. Можете загуглить и убедиться. Я фанатка Джамановой.

В газете «Караван» интересная статья http://www.caravan.kz/article/45730 , пытались разгадать загадку непревзойденного голоса:

«он поехал на родину мамы в Актогайский район Карагандинской области, увидел, как этот степной край богат женскими высокими голосами, отметил традиции особого горлового пения. В фильме высказано предположение, что, возможно, на формирование таких голосов влияет состав воздуха, и особенно воды, содержащей ионы меди, так как рядом есть медное месторождение».

Это вряд ли. Сопрано с кукольно-высокими голосами очень друг на друга похожи, один антропологический тип, Мадо Робен, Аделина Патти, Куляш Байсеитова, малый рост и круглое лицо, имеют кукольные, очень короткие и тонкие голосовые связки. Не думаю, что месторождение меди влияет, скорее  гормональный статус влияет.

Извините, я люблю бельканто, и не очень люблю народное пение. Слушала арию из Кыз Жибек в исполнении Куляш, это архаика конечно, и главное, впечатление остается, что Кыз Жибек немолода. Музей!

Советский союз был за железным занавесом, гастролей не было, пластинки с оперными записями корифеев мировой оперы были редкостью даже для профессионалов. И советские певцы горлили, пели резкими голосами. В том числе солисты Большого. В моем детстве по радио и по телевизору классический репертуар крутили регулярно, вызывая адскую скуку и отторжение обычного зрителя. Я, будучи ребенком незамутнённым, просто поражалась, как этот скрип можно слушать. Задавала риторические вопросы, всем говорила, что терпеть не могу оперу. Подростком посмотрела какой-то фильм иностранный, и там я услышала настоящее оперное пение, была поражена. Оказывается, вот как надо петь! Недавно купила диски со старыми, 30-40х годов записями русских опер в исполнении Большого театра, это слушать невозможно! В Италии надо учиться. Это было лирическое отступление от темы казахской оперы.

Партию Бекежана исполнил баритон Дулат Токанов, глядя на которого, я в который раз думаю о героине-сопрано: «Дура, полюби баритона, он лучше тенора!». Граф ди Луна лучше Манрико, Елецкий лучше Германа, и так далее. Сольные партии Бекежана воинственны, в музыке слышится грохот литавр, другое дело, что он бахвалится, а может, не бахвалится? Красивый воин-батыр, молодцеватый, голос сильный, красивый, заслушаешься его, ну это заслуга Дулата, красавца-мужчины.

И вот в очередной раз ГАТОБ портит сам себе. Слабое место – исполнители главных ролей, двух влюбленных, Торгын Смаилова и тенорок Мурат Шалабаев. Сколько ни наблюдала Торгын Смаилову – это не примадонна, это вторая сопрано. Должны расти все цветы, кто партию горничной Аннины будет исполнять? Я не скажу, что она испортила постановку, она даже шевелилась на сцене, что вызвало у меня удивление, потому как основное ее театральное амплуа – это умирающая от чахотки девушка, даже если она партию Розины исполняет. Собственно, Кыз Жибек томная такая страдалица, так что из амплуа не вышла, но боль в горле от ее исполнения я заработала. Я живой барометр дурной техники, форсирования и пороков голоса, поэтому кровно, своим здоровьем, заинтересована слушать только хороший вокал. Не повезло мне.

Второй герой, Толеген, проигрывает перед Бекежаном. Он и одет в цивильное,  это не костюм воина. Глядя на него, в голове крутится глумливая детская дразнилка про влюбленного романтика – «****й нюхает цветы!». Я думала, может мне мешает воспринимать героя Шалабаев? Сидя в зале, я начала представлять героического драматического тенора, красавца и воина, Франко Корелли, Когда певец не захватывает своим пением, всякие праздные мысли приходят в голову. Но нет! Тот музыкальный материал, который композитор написал для Толегена, слишком слащав. Про вокал Шалабаева говорить не хочу, сколько можно?

Остальные исполнители были на уровне, хор был прекрасен. Более яркими были женские исполнительницы, очень удачно выступили все: Рыскен Меденова, Рымкеш Жумадилова, Рузия Рамазанова. Партию матери Толегена, Камки, исполнила Ляззат Бримгазина. Это было очень проникновенное пение.

В заключении скажу, самая первая казахская опера очень удачная. Новая постановка прекрасна. Музыка народная, вы ее все слышали, она подана в очень красиво оркестровке. Всем советую хоть раз посмотреть. Есть куда пригласить иностранных гостей. Особенно будет хорошо, если состав будет нормальный. Ну, это со всеми операми работает.

Продолжение следует….

«Биржан и Сара»….

Оцените пост

14

Комментарии

0
Это вы в конце прошлого года ходили на Кыз-Жибек? а я купила билеты, но не удалось пойти... Знаете, про Куляш - я тоже, когда слушала ее записи, не могла найти ту ее фишку, о которой все с восхищением вспоминают - вы здорово выразили то, что я не могла сформулировать - характерность.

и по поводу "опера – это на самом деле исконный казахский жанр искусства" - не совсем ясна Ваша позиция, т.е. согласны Вы с этим утверждением или нет, но Г. Есимов тоже не раз высказывал подобную теорию.
-1
Я согласна, что опера - казахское искусство. Особенно - казахская опера. Она вся интергрирована в жизнь, в свадьбы, тои. Я заинтересовалась, хочу узнать, у наших соседей кыргызов - кыргизская опера такая же, или это мертворожденное образование?
-2
Спасибо, мне было интересно узнать, что Хафиз Кадырович придерживается такого взгляда. У него очень много интересных идея. Жаль, что я с ним очень мало общалась.
0
Хочу немножко защитить Куляш Байсеитову: Не забывайте, что в начале и середине ХХ века, когда писали ее аудиозаписи, сама аппаратура, как и качество записи - было таково, что даже суперголоса звучали моно и резко. Если бы Байсеитову писали в наше время - само качество, тембр звучания были бы совсем иными :) Ну и, конечно, ее манера, подмеченная Вами.
А "Кыз-Жибек" мне самой очень нравится :)
-1
Даже по записи слышно, что у нее в голосе фантастическое пульсирующее вибрато, хрустально-серебристая металличность, то что называют высокой певческой формантой. От этого люди и дурели. Если бы у нее еще школа была, бельканто. Там феноменальная природа, она самоучкой залы собирала. Но долго бы она не смогла петь, как она пела. Запись слушала, я не знаю какой год, ощущение возрастного голоса. Нельзя долго петь на горле.
Показать комментарии