Как и где выучиться на пилота и авиа-инженера?

Shimanskaya 2014 M01 29
9173
51
65
0

Я всегда мечтала понять, каким образом эти махины поднимаются в небо, потому пошла в Авиационную Академию. Я меняла колеса, а их вес сто килограммов, меняла двигатель, который еще тяжелее.

Авиакомпания «Эйр-Астана» ищет таланты, а именно пилотов и инженеров. Оказывается те, кого выпускает единственная в стране Академия гражданской авиации ,не обладают нужным объемом знаний. Их вообще обучают на макетах самолетов марки «Ту-154», которых почти не осталось в парках казахстанских авиакомпаний. Да и желающих учиться на пилотов и инженеров авиационной техники становится все меньше и меньше.

«Мне кажется, что молодым сегодня хочется все и сразу, -комментирует авиа- инженер Игорь Клиненко, - А на инженера надо долго учиться, при этом к самолету тебя допустят после трехлетней отработки. Первоначальная зарплата механика 80 тысяч тенге, инженера – 250 тысяч тенге. Эта сменная работа, регламентируемая, здесь как на военном объекте, дисциплина и контроль. К тому же надо свыкнуться, что ты обречен на учебу, в хорошем смысле этого слова. Учиться придется все время».

Однако авиационные работники имеют и бонусы. Кроме того, что ты занимаешься самой романтичной профессией в мире, можешь рассчитывать на отпуск в сорок дней, дешевые авиабилеты по всему миру, медицинскую страховку, абонементы в фитнесс-зал, развозку, льготную мобильную связь. Сейчас «Эйр-Астана» инициировала программу дуального образования. Лучшие студенты Академии гражданской авиации проходят теоретическое и практическое обучение на базе «Эйр Астаны», с последующим трудоустройством. Сейчас в авиакомпании уже работает 18 выпускников этой программы, среди них, кстати, и пять девушек . 22-х летняя Зухра Байболотова одна из них.

-Я всегда мечтала понять, каким образом эти махины поднимаются в небо, потому пошла в Авиационную Академию,- рассказывает Зухра, - Это такая романтика готовить к полету самолет, но и большая ответственность. К примеру, мне никто не дает тут скидок. Я меняла колеса, а их вес сто килограммов, меняла двигатель, который еще тяжелее. У нас ушло на это 40 минут. При этом мы работаем ,не взирая на снег, дождь, холод, жару. В Астане даже нет ангара, а морозы там сами знаете какие.

-Самолет сложно устроен?

-Самолет, как человек, устает, болеет, нуждается в уходе, лечении. Но в отличие, от нас сказать об этом машина не может. Чтобы понять, что у нее внутри, мы и работаем. Конечно, это сложная машина, но когда ты в ней разбираешься, гордишься собой и своей работой.

-А вы летать не боитесь?

-Не знаю, я еще не летала, вот будет отпуск попробую. Мне просто любопытно, немного страшно, но для этого я пошла сюда работать, чтобы победить свои страхи…

А вот глава «Эйр-Астаны» Питер Фостер, аэрофобией не страдает, и говорит об этом с юмором:

-Я боюсь только пауков, с детства, а вот летать - нет. Тем, кто страдает аэрофобией, могу лишь посоветовать, выпивать немного алкоголя, на наших авиарейсах он пока не запрещен.

Директор по развитию инфраструктуры «Эйр- Астаны» Тимур Якупов тоже считает, что боятся летать не стоит, аварий на земле совершается в миллионы раз чаще, чем в небе.

-Во время самого полета нет никакой опасности, ни одна болтанка не может сбить или перевернуть самолет. Самые опасные моменты на взлете и посадке. Этот период длится всего 15 минут, так что времени на то, чтобы достать инструкцию и принять решение у пилота и борт-инженера не много. К тому же увеличена скорость, могут быть помехи на полосе, туман, осадки, птицы попасть в двигатель. Но это не повод для переживания, падения самолетов происходят очень редко.

Менеджер техноконтроля Андрей Олия добавляет, что пилоты – проходят тщательный отбор, они ежемесячно сдают экзамены.

- В самолете трехкратное дублирование приборов, пилоты умеют управлять самолетом в автоматическом режиме, на одном из двух двигателей, - успокоил Андрей Олия.

По мнению инженеров, число неполадок, простоев, поломок больше стало лишь потому, что число рейсов увеличилось в разы, соответственно изменилась и вся сопутствующая статистика. Но лично мне лучше прождать посадки на  рейс на земле, чем нервничать в небе. Чаще задержки происходят не из-за неисправностей, а нехватки инженеров. Центры технического обслуживания находятся в Алматы, Астане, Атырау, Хошимине и Куала-Лумпуре.

Если проблема случилась в аэропорту других городов, а Эйр-Астана летает в 63 направлениях, то приходится инженера и запчасти доставлять самолетом. В планах авиакомпании строить новые центры, но все города Казахстана им не оснастить. Сейчас одна из главных задач – кадры, которые готовы обучать в процессе работы. Главные требования к тем, кто хочет связать свою жизнь с небом, желание учиться, иметь математический склад ума и любить свою работу.

   

Оцените пост

42

Комментарии

-2
Чувствуется рука профессионала)
0
Даже если сдаст последний двигатель, есть запасной, который будет работать еще 20 минут
Удивили :)) Где в самолете запасной двигатель?
1
видимо это ВСУ
0
вспомогательная силовая установка не зависит от работы двигателей. Откуда 20 мин
-10
Андрей, вы инженер, пилот? эту информацию мне сообщил главный инженер компании, проработавший в авиации в качестве пилота и инженера тридцать лет
Показать комментарии