• 201
  • 0
  • 0
Нравится блог?
Подписывайтесь!

О криворотой байской дочке, или Кадры решают все, но ... незаменимых не бывает

«Любую проблему, изучив ее изнутри, можно решить эволюционным путем. Да, он тяжел, требует много времени, но гораздо более эффективнее безжалостной революции, выплескивающей вместе с водой и младенца», - считает директор общественного института политологии, член политсовета НДП «Нур Отан» Саясат Нурбек.

История его личного успеха  – это как раз пример того, как человек из самой обычной семьи «эволюционным путем» сделал себя сам.

- Мне 32 года, - рассказывает он о себе. -  Родом я из Восточного Казахстана, мое детство прошло на окраине Семея. До 13 лет рос в твердой уверенности, что я кенже – младший ребенок в семье бабушки и дедушки, которым отдали меня на воспитание в двухмесячном возрасте.

Во втором классе сильно заболел – у меня обнаружили какую-то сердечную аномалию, и  до пятого класса я только и делал, что лечился. Всемогущий Минздрав СССР отправлял меня в санатории – то в  Кисловодск, то на Минводы. Друзей в детстве было мало, меня  к ним не тянуло, я вообще был каким-то асоциальным, предоставленным самому себе ребенком. Но в этом был и свой большой плюс – общение со сверстниками заменили книги. Любовь к чтению привили педагоги, мне к счастью удалось застать учителей советской еще закалки – педагогов с большой буквы. Годам к 13 я перечитал всю нашу школьную библиотеку.

Однажды в нашу школу пришли двое – молодые турок и казах (последний почти наш ровесник) – презентовать только что открывшийся в Семее казахско-турецкий лицей. Нас больше всего потрясло то, что делали они это на английском и турецком. Это был первый переворот в сознаний: надо же, такие же, как я, а умеют говорить на нескольких языках!  И мы с Вадимом Журавлевым, моим закадычным дружком, решили участвовать в конкурсе.

 

Со всей области желающих учиться  в лицее набралось 2800 человек, а принимали всего 50. Я вошел в первую лучшую пятерку и мне даже выделили грант. То есть обучение было бесплатным для всех, но надо было вносить какие-то деньги за питание, меня от этого освободили.

…  В моем становлении казахско-турецкий лицей сыграл очень важную роль. Появилась так не хватавшая раньше уверенность в себе. До учебы здесь я был, честно сказать, очень закомплексованным ребенком, не видевшим правильного - ни отцовского, ни материнского - воспитания. Я уже говорил, что рос как сорняк в поле. Никто меня ни в школе, ни дома не ругал, но и не хвалил особо. А в лицее вдруг выяснилось, что имею склонность к изучению иностранных языков и вообще восприятию новых знаний.

Уникальность образовательной и воспитательной модели этого лицея заключалась в том, что в самый критический для созревания молодых людей период  – 13-15 лет, там нет, во-первых,  отвлекающих факторов в лице противоположного пола, это чисто мужская школа. Во-вторых, помимо образовательных процессов, выстроенных на хороших международных стандартах, - у нас  обучение шло только на английском, есть институт воспитателей. В подростковом периоде очень важно иметь перед собой модель человеческого поведения, к которой нужно стремиться. А мы к молодым образованным ребятам-туркам, нашим воспитателям, относились как к кумирам. Ими трудно было не восхищаться: они хорошо играли в футбол, в настольный теннис, владели языками.

Образовательная модель лицея основывается на поддержке талантливых ребят. Давая дополнительные нагрузки, их, например, отдельно готовят к олимпиадам. Благодаря такому подходу я сразу стал показывать хорошие результаты, для меня открылся мир – был участником сразу нескольких олимпиад. Конечным результатом такого обучения стало то, что после окончания лицея, едва став студентом Евразийского университета, смог выиграть грант правительства США и поехать туда на учебу. Этот грант выдается очень маленькому количеству людей. В 2000 году, к примеру, со всего Казахстана его обладателями стали всего пять человек.

Учеба в США - это еще один этап в моем становлении. Мне повезло - я попал в семью профсоюзных лидеров, Дэвида Флеминга и Бэт Дэвис. Это были не стандартные отношения – иностранный студент и американская семья. У этой супружеской пары не было детей, поэтому как-то так естественно получилось, что я фактически стал им сыном.  Дошло до того, что мой приемный американский отец хотел одно время (он умер в 2006 году) сделать меня своим наследником. С Бэт, моей американской мамой, я до сих пор поддерживаю очень тесные отношения.

В колледже я учился по специальности «политические науки». Так как Дэвид и Бэт были активными членами демократической партии, то они порекомендовали меня в помощники своему семейному другу Марку Смиту, баллотировавшемуся в то время в конгресс. А в 2000 году началась предвыборная компания Альберта Гора, кандидата в президенты США от демократической партии. И у меня появилась благодаря Марку возможность напрямую быть вовлеченным в самые верхние эшелоны американской политики, узнать этот процесс изнутри. Я вместе с шефом присутствовал на всех собраниях демократов. В те дни Марк дал своим избирателям обещание, что если его изберут в конгресс, то на первую сессию он приедет зимой  на велосипеде. Когда это случилось, я сказал: «Шеф, я вами», и мы с ним на велосипеде по трескучему морозу двинулись из штата Айова на первое собрание законодателей.

Это был насыщенный, наполненный удивительными встречами год. То, что мне, 18-летнему студенту-иностранцу, дали возможность участвовать в серьезных политических процессах, открыло огромный горизонт для размышлений и духовного созревания.

 

Домой я вернулся в 2001 году. Экстерном сдав в Евразийском университете экзамены за второй курс, перешел на третий, и сразу же начал активно представлять вуз на разных площадках  – в дебатных клубах и международных конференциях. А тут японское агентство  международного сотрудничества JICA через Министерство культуры объявило конкурс на научную стажировку в Японии. Я выиграл грант, но повезло мне с ним совсем не случайно. Рекомендацию мне дала одна известная строительная компания из Японии, которая в 1998 году возводила в моем родном Семее подвесной мост.  В то время ощущалась огромная нехватка людей, владеющих английским. Узнав, что обучение в казахско-турецком лицее идет на этом языке, представители компании пришли к нам. Вот так я, 15-летний подросток, начинал свою трудовую карьеру.

После окончания учебы в Евразийском университете встал  вопрос о магистратуре. Я изначально был нацелен сразу поступать туда. Мы с будущей моей супругой в надежде, что хоть в один из них удастся уехать вдвоем, подавали документы сразу в шесть-семь зарубежных университетов, расположенных в разных странах. Но не получилось. Она поехала по «Болашаку» в Голландию, в Лейденский университет. Я участвовать в этом конкурсе не мог,  там в качестве залога требовалась недвижимость. А мне нужен был абсолютно бесплатный грант, включающий дорогу, проживание и пропитание. Получилось только с Италией - при условии, что буду преподавать какое-то время в местных вузах.

Хорошо, что я приехал в эту страну чуть пораньше. Мне вдруг объявили, что вуз недобрал нужного количества людей, поэтому обучение будет идти на итальянском. «Но мы понимаем вашу трудную ситуацию, - сказали честные итальянцы, - поэтому дадим вам средства для изучения языка». Диктофон стал в те дни моим главным оружием. Мучился я неимоверно: записывал лекции, возвращаясь в общежитие, расшифровывал их, выписывал незнакомые слова. Почти полгода жил в таком авральном режиме. Выручила природная склонность к языкам. Уже после Нового года я начал читать несколько тематических лекции. Очень помог американский опыт участия в электоральных событиях, а еще я, выходец из СНГ, рассказывал итальянским студентам про распад СССР и формирование новых независимых государств. Все это имело успех и вскоре меня попросили выступать с лекциями в Неаполе.

Через год я уже так освоился, что в Турине, где  проходили зимние олимпийские игры,  работал переводчиком, плюс занимался репетиторством – преподавал английский. На заработанные деньги исколесил почти всю Европу. Стажировался, например, в Брюсселе, в Европарламенте, защищал свою работу в колледже в Брюгге.

После учебы вернулся домой. Работал в академических структурах. Был, в частности, проректором академии государственного управления, трудился в Администрации президента, в фонде Самрук-Казына.

- Большинство казахстанцев, учившихся за границей не за счет государства, стараются остаться там. Почему? Разве дома нельзя сделать карьеру?

- Дело  в том, что там действует прагматичная система поиска и поддержки талантов. То есть если есть какая-то уникальная компетенция или знания, то человек однозначно нужен. За этим стоит ярко выраженный коммерческий интерес: он поможет мне заработать больше. Идет, таким образом, четкая бизнес-императива.

Совсем иначе обстоит с этим в странах постсоветского пространства. Удивительная ситуация: страна, которая выдала такую сентенцию как «кадры решают все», не придерживается ее, а лишь громко декларирует. А ведь все решения принимают, исполняют и контролируют люди. Соответственно, от их компетентности, честности, профессионализма, патриотизма и прочего зависит качество всего, что происходит  в обществе. Но мы почему-то противоречим этой сентенции на уровне культурной матрицы - пословиц, поговорок и иносказании: «кадры решают все», но в то же время - «незаменимых не бывает».

-  Зная о том, что у нас «незаменимых не бывает», вы все же вернулись домой. В голый патриотизм как-то верится с трудом.

- Объясню это просто. Я очень четко понимал: да, у меня есть определенный опыт, где-то даже, может быть, уникальный. Не каждый, наверное, участвовал в 18 лет в предвыборной компании кандидата в президенты США, знает несколько языков, преподавал в вузе другой страны. Но при этом я очень быстро понял, что вряд ли сделаю за рубежом большую политическую карьеру. Я буду там всегда находиться в ситуации «наемный работник». Да, я буду там хорошо зарабатывать, но влиять на какие-то решения, которые системно поменяют сложившиеся отношения, улучшат жизнь людей, не получится.

В США, например, я мог бы успешно заниматься своим бизнесом. Пожалуйста! В стране, которая вся построена на этом, никому не запрещено делать деньги. Но это было историей моего личного успеха. Там есть свой, так называемый американский национализм: «Как?! Он же не в этой стране родился, не здесь вырос».

А я всегда видел свое предназначение в публичных вещах и, самое главное, в возможности менять какие-то социальные установки, чтобы, как бы это пафосно ни звучало, улучшать или хотя бы менять к лучшему жизнь людей. Казахстан – это все-таки моя родная страна, и я, как любой гражданин этой страны, могу заявить, что я на этой земле родился, что я плоть от плоти от своего народа, а потому у меня есть такое же право, как у каждого из нас, претендовать на что-то большее, чем имею.

- Бытует мнение, что сейчас время шустрых, но не очень умных, а люди образованные и умные вроде как и не нужны…

- Здесь надо уметь прагматично смотреть на вещи. Есть две позиции. Первая – все плохо, от меня ничего не зависит, я ничего не поменяю, поэтому моя хата с краю, я не хочу со всем  этим связываться. Вторая позиция - да, есть определенные проблемы, но они не так страшны, как кажутся. Если бы это было не так, то у нас ситуация была бы как, например, в Судане, где царит голод и тотальная неразбериха.

Да, у нас действительно имеются определенные структурные проблемы. Но моя позиция такова: изучить эти проблемы изнутри, чтобы знать, как их потихоньку, эволюционным путем решить. Этот путь тяжелый: устаешь, разочаровываешься, возмущаешься при виде явной несправедливости, вступаешь во внутренний конфликт с самим собой от того, что в данный момент ситуацию ты все равно поменять не можешь, но….  У Махатмы Ганди (и он сам, и его труды оказали на меня большое влияние) есть знаменитое выражение: надо хорошо изучить правила, чтобы уметь их потом нарушать. У нас все плохо, потому что все решается на низком уровне общественных отношений, - это очень утрированное понимание ситуации. Но позиция полного отторжения, как показывает история, ни к чему хорошему не приводит. Вспомним историю декабристов. Лучшие умы России, элита офицерства того времени пошла против власти. И чем это закончилось? Безжалостная революция более эффективна на первый взгляд: все сломали и объявили, что «мы наш, мы новый мир построим». Но есть  один огромный минус, который перечеркивает все завоевания революции: это разрушение преемственности. Абсолютного зла не бывает, любая сложившаяся система худо или бедно, но работает. Ломая существующее революционным путем, можно вместе с водой выплеснуть и младенца.

- У казахов есть выражение: даже если рот у нее кривой, пусть говорит байская дочь... По сути оно расшифровывается так - изначально нет смысла вкладывать в профессию ум, сердце, душу. Все можно решить  с помощью денежно-договорных отношений, силы или лести. Это и есть правда жизни.

- Согласен: в определенном смысле цинизм стал  частью нашей жизни. Особенно страшно, когда им проникаются еще неоперившиеся юнцы. Они еще не знают жизни, но рассуждают о ней так, словно все уже прошли: тому надо дать на лапу и все будет о кэй; ему повезло - он племянник того-то.

Но  есть и объективная составляющая. В государственной политике, особенно в части, касающейся кадров, наблюдаются большие перекосы. В советское время система крупных социальных лифтов была глубоко продуманной. Наиболее крупных из них, дающих человеку внутреннюю мотивацию, было, как минимум, пять-шесть. Первый – комсомол или партийная деятельность. Второй – армия. Далее – спорт, общественная деятельность, профсоюзы, наука…. Грубо говоря, делай то-то и то-то и будет тебе счастье: блестящая репутация, квартира вне очереди, Ленинская или Государственная премии и т.д.  Сейчас  эти лифты работают либо неэффективно, либо исчезли вообще.

Субъективный фактор девальвации профессиональных ценностей – провал в области идеологии, отсутствие правильных идеалов. То есть здесь налицо кризис духовных ценностей. Но хотя эта проблема не просто сложная, она стержневая – тут и коррупция, тут и неэффективность принимаемых решений, но повторяю, не все так страшно и плохо, как кажется.

Поэтому моя личная позиция, повторяю, попав внутрь существующей системы, узнать ее болевые точки и попытаться на своем маленьком участке делать по-другому. Это гораздо лучше, нежели, стоя вне системы, критиковать и не принимать ее.  Она ведь в таком случае все равно будет идти дальше.

И говорить, что у нас ничего положительного не происходит, будет неправдой. Национальная идеология, или идеи, о которых Президент Казахстана последние годы не устает говорить, уже начинает работать. Посмотрите на молодежь. Сейчас полно примеров ее социальной активности, она участвует в каких-то дискуссионных клубах, отказавшись от экологически грязного общественного транспорта,  собирается ездить на велосипедах, осуществляет какие-то социальные проекты. То есть проект социальной модернизации уже запущен. И я тоже хочу своим маленьким примером показать, что в Казахстане можно нормально и работать, и состояться.

       
nurganym_sadykova
16 января 2014, 19:36
201

Загрузка...
Loading...

Комментарии

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Инструкция для аллергиков. Как бороться с аллергией в период обострения

Инструкция для аллергиков. Как бороться с аллергией в период обострения

Я аллергик с детства. Имею аллергию на пыльцу березы, липы, полыни (выяснил это благодаря кожным пробам), а также пищевую аллергию на горчицу. Свои проблемы знаю, однако это меня не спасло.
Romeo_17
15 авг. 2017 / 17:21
  • 38667
  • 63
СМИ – ассистент провокаторов? Как гости из соседних стран сеют раздор в Казахстане

СМИ – ассистент провокаторов? Как гости из соседних стран сеют раздор в Казахстане

Инцидент с пьяным киргизским гостем на борту Air Astana, наверное, остался бы только во внутренних сводках авиакомпании, если бы г-н Доган, не поднял громкий крик о государственном языке.
openqazaqstan
17 авг. 2017 / 14:43
  • 10462
  • 171
Алматы предложили сделать центром секс-туризма

Алматы предложили сделать центром секс-туризма

Известный политолог России Андрей Карпов предложил сделать Алматы центром секс-туризма. Но для этого сперва нужно легализовать проституцию в стране.
tala03
13 авг. 2017 / 14:48
Казахский национализм раньше выглядел несовременно. Теперь он другой

Казахский национализм раньше выглядел несовременно. Теперь он другой

Националисты стали совсем другими. По-английски хорошо говорят, русскую классику цитируют. Очень современные, образованные, адекватные. А после Крыма в националисты уже чуть ли не любой казах готов был записаться.
Aidan_Karibzhanov
16 авг. 2017 / 16:52
Имеющий уши да услышит. Латиница касается только казахского языка

Имеющий уши да услышит. Латиница касается только казахского языка

Президент Назарбаев наконец-то разъяснил для всех, кто ещё не понял, очевидный вопрос, который всем в Казахстане очевиден. Елбасы повторил: на латиницу мы переводим казахский язык, и это не означает отказ от русского языка.
openqazaqstan
18 авг. 2017 / 16:23
  • 2375
  • 44
«Доехать до Алтын Орды» – как мошенники обманывают алматинцев

«Доехать до Алтын Орды» – как мошенники обманывают алматинцев

Из множества грустных откровений постепенно сложился перечень самых распространённых уловок охотников за нашими деньгами. В нём ожидаемо лидировали профессиональные попрошайки.
caravan_kz
16 авг. 2017 / 15:05
  • 2004
  • 2
В Кокшетау строят два парка для молодёжи. Будут учтены интересы и любителей спорта

В Кокшетау строят два парка для молодёжи. Будут учтены интересы и любителей спорта

Общая площадь парка составляет 25 гектаров. На территории предусмотрено устройство прогулочных дорожек, площадок для установки аттракционов и павильонов различного назначения, цветников.
zhasakmola
17 авг. 2017 / 17:13
  • 1864
  • 1
Недоразумение с грантами в ВУЗы: «медалисты» до сих пор имеют преимущество

Недоразумение с грантами в ВУЗы: «медалисты» до сих пор имеют преимущество

Многие способные выпускники без Алтын Белги готовились к тестированию, чтобы в честной борьбе попытать счастья на гранты без ущемления со стороны якобы "золотых" выпускников.
DanaJarlygapova
14 авг. 2017 / 14:35
Новый конкурс на грантовое финансирование – разочарование для казахстанских ученых

Новый конкурс на грантовое финансирование – разочарование для казахстанских ученых

Обсуждение новых условий началось ещё давно, но стоит ли ожидать качественного улучшения результатов научно-исследовательской деятельности, если система управления наукой не была модернизирована?
ermekuss
17 авг. 2017 / 12:23
  • 1700
  • 1