Алматинские каникулы и уроки корейского.Часть 2.

Leeseoyoung 2014 M01 1
334
0
0
0

Вера стала учиться лучше.Хоть и порой чувствовала себя плохо,но старалась изо всех сил.Видимо дошли мамины слова до сознания.Да и сама Вера понимала,теперь многое зависит от нее самой.На Романа уже...

Вера стала учиться лучше. Хотя она иногда чувствовала себя плохо, но старалась изо всех сил. Наверное, мамины слова дошли до ее сознания.
Да и сама Вера понимала, что теперь многое зависит от нее самой.
На Романа она уже не надеялась, только одни родители помощники.

Перед самым новым годом Вере опять стало плохо, поднялось давление.
Положили в больницу на сохранение. Через два дня доктор сказал:
- Придется вызывать роды. Уже сейчас есть угроза для ребенка, дальше все может плохо кончиться и для матери.
Веру перевели в родильное отделение. Врач предупредил:
- Ребенок слабенький, может не выжить. Так что, будьте готовы ко всему. 
Вера плакала.
Она уже сжилась с мыслью об этом ребенке, так мечтала о нем, так хотела, что бы он был.
В палату зашла девчонка.
- Ты что плачешь? Больно?- спросила она.
Вера рассказала, что может потерять ребенка.
- Вот уж не стала бы я об этом плакать. Ты же молодая, еще дети будут. Я вот была бы рада, если бы с моим что-нибудь случилось, - удивила Веру девушка.
Вера изумленно на нее смотрела.
- Да не смотри на меня так. Мои родители даже не знают, что я здесь. Последние месяцы скрывалась у подружки. Они бы мне уж точно  не разрешили рожать. Да я и сама не хочу, но сказали, что опасно делать первый аборт, да и проворонила я, не сделала во время. Я его оставлю здесь, он мне не нужен, - созналась она.
Вера даже плакать перестала. Оказывается, и так бывает.
Она даже не подозревала  о таком. Знала на примере своей семьи, как ее родители ждали Ванечку, как она сама ждала своего ребенка.

Жанна начала рожать за несколько минут до Нового года. Родила легко и быстро. Родился мальчик, он тут же начал громко кричать.
Время подходило к двенадцати часам, все медсестры убежали в фойе, где был телевизор, все встречали Новый год.
Жанна быстро слезла со стола.
- Ты куда?- удивилась Вера.
- Меня сестра внизу ждет. Помолчи, не зови никого, - попросила она Веру и в одной рубашке вышла в коридор.
Как она смогла уйти, никто так и не понял. Все кругом было закрыто, Наверное, только  сестра и Жанна знали, как выйти отсюда.

- Я же ее не зарегистрировала, что теперь делать? - запаниковала медсестра.
- Как не зарегистрировала? Почему? - возмутилась акушерка.
- Внизу никого не было, ее сразу привели сюда, я как раз помогала накрывать на стол, - оправдывалась она.
- Запишите, как будто это мой ребенок, - умоляла Вера, - вы же сами сказали, что, мой, возможно, не выживет.
Женщины  растерянно смотрели на нее.
- Ну, ты же русская, а ребенок казах, - убеждали они Веру.
- Мой муж кореец, все нормально.
Веру пронзила боль, перехватило спину, и сильно заболел живот. Она вскрикнула и присела.
- На стол ее! - скомандовала акушерка.
Ее ребенок тоже родился быстро. Это была девочка, такая крошечная, сморщенная, страшненькая.
Сначала Вера подумала, что девочка не живая, потому что не подавала признаков жизни.
- Ой, какая кроха, вот так, вот так, - повторяла акушерка, что-то делая у Веры в ногах.
Вера лежала и плакала.
- Почему я такая неудачница, даже родить нормально не смогла?
Вдруг, где-то запищал котенок. Сначала  тихо, затем писк начал нарастать.
Вера не сразу поняла, что звук идет от ее ребенка.
- Ровно два килограмма. Хоть и недоношенная, но вес нормальный, - сказала сестра.
- Запиши бирки, - сказала акушерка: - "Вера Романова. - Мальчик, 1 января 0 часов 1 минута", и еще "Вера Романова. Девочка, 1 января 0 часов 15 минут".

Вера благодарно посмотрела на женщин.

Забирать Веру приехали все: и папа, и мама, и Ванечка.
Больше всех радовался папа. Мама печально смотрела на Верочку.
Она и осудить ее не могла, хорошо ее понимала: сама еще ребенок, а тут еще двое детей.
Мама, а почему ты меня назвала Верой? - как-то спросила она.
- Так звали мою маму, - ответила мама.

Молока у Веры было много, хватало на обоих ребятишек.
Анютка, как она назвала дочку, сначала сосала плохо.
Зато Егорка присасывался как клещ.
Первый месяц Вере показался вечностью.
Она смотрела в окно на играющих детей и думала:
- Как они могли так вырасти? Ее детям уже месяц, а кажется, что целая жизнь прошла.
Иногда было невыносимо тяжело: бессонные ночи, детский плач, кормление, пеленание. Мама настояла, чтобы Вера продолжала учиться.
- Не надо терять время, на будущий год будет еще тяжелее, - убеждала она Веру.
В школе пошли навстречу. Некоторые учителя приходили домой, на некоторые уроки Вера ходила сама. Сначала  было очень стыдно, но Вера себя пересилила.
Понемногу отношения с друзьями стали налаживаться.

Пришла весна.
Опять все цвело, город погрузился в облака молодой зелени и аромата цветов. Прошел год  с момента их первой встречи с Романом.
Вера ждала. Иногда ходила гулять с детьми в ближайший сквер, здесь в прошлом году они гуляли с Романом. Но он так и не появился.

Аттестат Вера получила. Нельзя сказать, что сильно радовалась, но было приятно.
Оценки в аттестате были лучше, чем она ожидала. Мама настояла, чтобы Вера подала документы в университет.
- Доченька, мы рядом, и поможем с детьми. А тебе надо получить образование.

Дети подрастали, Анютка почти догнала Егорку.
- Надо же, они даже похожи друг на друга, - удивлялся папа.
В конце лета мама, папа и Ванечка поехали в горы на дачу к знакомым.
Папа за рулем  ездил не один десяток лет, и все это время без единой аварии.
Авария произошла в горах. Кто-то не справился с управлением, пострадало несколько машин, несколько человек погибло.
Родители Веры тоже были там, их машина перевернулась. Когда приехала скорая, все были еще живы.
Папу не довезли до больницы, сильно пострадала нижняя часть тела.
У мамы было всего несколько ушибов.
Ванечка сидел на заднем сидении, во время аварии упал, был зажат креслами, но на нем не было ни одной царапины.

Начался учебный год. Вера теперь ходила в университет.
Дома было тяжело. Мама замкнулась в себе, но с детьми помогала.
Неожиданно у Светы, мамы Веры, на шее стала расти шишка.
В это не хотелось верить, но пришлось ложиться в больницу.
Болезнь вернулась.
Назначили лечение. Теперь она уже не оставалась в больнице, после капельниц и анализов возвращалась домой. Во время химиотерапии чувствовала себя ужасно, но старалась не показывать свои страдания детям, особенно Вере.

Шанс на выздоровление был пятьдесят на пятьдесят.
Ей никто это не говорил, но она знала по опыту, лежала в этой больнице.
Но все-таки надеялась на лучшее.
Что будет с детьми, если случится худшее?
У Светы была хорошая знакомая - Виктория Давыдовна, которую она называла "моя алматинская мама".
Когда они приехали сюда, Виктория Давыдовна очень помогла ей с работой.
Она работала переводчицей в том же издательстве, что и Света.

Теперь она опять помогла: устроили на работу Веру.
Света уже не могла работать как раньше. Начала обучать дочь азам своей работы.
Сейчас она переводила с английского языка научную работу.
Старалась по возможности как можно больше знаний передать дочери.
Разговаривала с ней только на английском, тут же объясняла, почему так, а не по-другому.

- Мама, а мне хочется начать изучать корейский язык, - однажды попросила Вера.
- Неплохо, - ответила мама.
- Я посещала спецкурс корейского, основы знаю, но не больше. Сколько смогу - помогу.
Однажды, в минуту откровения, она поведала дочери историю своей любви:
- У твоего отца родители рано умерли, и его воспитывала бабушка.
Когда он окончил школу, пришлось идти работать, учить его было некому.
Сходил в армию и только после этого  поступил в университет. Учился и работал.
Познакомилась с ним, когда он был уже на последнем курсе, а я, наверное, где-то на третьем. Была на вечеринке у одной подружки.
Кто-то разбил большую вазу, одна девчонка стала собирать осколки и сильно порезалась, кровь лилась фонтаном.
Все растерялись, а Миша быстро перевязал руку, перетянул, чтобы кровь не лилась, и вызвал скорую. Меня это так растрогало, я тогда поняла, что он надежный, - рассказывала мама.

Стали дружить. Миша окончил университет, работы не было, он устроился водителем в одну организацию. Из города не уезжал только из-за Светы.

Когда она поняла, что беременна, повезла своего Мишу домой.
Дома их встретили холодно. Миша не понравился ни маме, ни папе, а когда они узнали, что он работает водителем, даже разговаривать с ним не захотели.
В другой раз Света поехала домой, когда уже был заметен живот.
В тот год она заканчивала университет.
Папа разговаривал с ней, а мама наотрез отказалась общаться.
"Пусть ребенок будет, раз уж так получилось, но этого мерзавца чтобы и духу здесь не было!" - категорично заявила она.
Когда Света получила диплом, один Мишин друг позвал его в Алматы.
На заводе нужны были такие специалисты.
Света еще раз съездила к родителям.
- Если вы не примите его, я уеду и никогда не вернусь, -заявила она.
- Напугала! - закричала мама.
- Я еще в прошлый раз сказала. Оставь этого человека, возвращайся домой!
- Но, мама, я его люблю, - убеждала родителей Вера.
- Как хочешь. 
Света со слезами уехала. Вскоре они уехали в Алматы.
- Как сейчас живут мои родители, я не знаю, но я по ним очень скучаю.
- Твою бабушку, как и тебя, зовут Верой Михайловной. Она учительница английского языка.

После этого разговора Вера долго не могла прийти в себя.
Она не знала человека лучше, чем ее папа.
Почему бабушка так его возненавидела? Загадка.

Мама опять потеряла все волосы, но не похудела. Продолжала работать.
Теперь Вера уже сама прекрасно справлялась с детьми. Малышня была забавная, беспокойная, но дети были тем единственным в ее жизни, что приносило радость. 
После каждого курса анализы у мамы были все хуже и хуже.
После шестого курса, что бы ни делали, какие бы препараты ни ставили, лейкоциты не поднимались.
Свете уже не разрешили остаться дома, положили в стационар.
- Верочка, я себя нормально чувствую, не переживай, все будет хорошо, - успокаивала ее мама.

Мамы не стало ровно через год после смерти папы.
Вера не могла прийти в себя от горя.
Дома, когда она ложилась спать, ее охватывал ужас.
Как теперь жить, что теперь будет? Она потеряла почву под ногами.
Прошли сроки траурных поминок, нужно было продолжать жить.
Вера с трудом осознавала действительность. На ней теперь лежала ответственность за троих детей.
Работать, учиться и воспитывать детей было очень тяжело.
Но мама с нее взяла честное слово перед смертью.
- Поклянись мне, что бы ни случилось, ты будешь учиться. Это твое будущее.
И Вера пообещала.
Чтобы выжить пришлось работать на нескольких работах. Она все также продолжала работать в издательстве. Мыла полы в офисе. Занималась репетиторством. оно было самым доходным.
Но попадались такие ученики, до которых трудно было достучаться.
Самом удивительным было то, что жить ей помогали дети.
Нежная улыбка Егорки, озорной смех Анютки и преданная любовь братика Ванечки придавали ей силы.
Каждый вечер, ложась спать, она думала:
- Смогу ли я завтра встать?
Казалось, от усталости могла она спать, не просыпаясь, неделю.
А утром соскакивала с постели, как только слышала голоса детей.

Когда вручали диплом, предательская слеза выкатилась из глаз. Так долго она шла к этому.
Аня и Егор ходили в садик. Ванечку готовила к школе.

Вере предложили работу синхронным переводчиком.
Она с радостью согласилась. 
Жизнь продолжалась.

 

Оцените пост

0