Прошел ровно год после жуткой авиакатастрофы под Шымкентом. Воспоминания.

Айгуль Жамалова 2013 M12 26
2770
7
6
0

25-ое декабря. Пора веселых корпоративных вечеров, не так ли? Но ровно год назад случилось то, что заставило погрузиться страну в траур и отменить все новогодние празднования...

25-ое декабря. Пора веселых корпоративных вечеров, не так ли? Но ровно год назад случилось то, что заставило погрузиться страну в траур и отменить все новогодние празднования. Речь идет о первой масштабной авиакатастрофе в районе Шымкента. Самолет погранслужбы КНБ марки "Ан-72" потерпел крушение. На борту находились 27 человек. Все погибли.

Эта новость одновременно шокировала и застала врасплох не только сотрудников профильного ведомства, но и средства массовой информации. Спустя время, когда подведут все итоги года, не раз отметят оперативную и достаточно профессиональную работу "Седьмого канала". На нас будут ссылаться российские СМИ, а "РИА НОВОСТИ" даже используют наши кадры с места ЧП. Но никто из зрителей не знает, что творилось по ту сторону экрана. И спустя год, я хочу поделиться воспоминаниями и рассказать, как мы готовили экстренные выпуски.

Оговорю сразу, что в данном материале я не собираюсь озвучивать то, что уже известно. Для всего этого есть гугл и википедия. А вот того, что творилось в ньюсруме не знает ни один поисковик.

Вернемся к трагической дате.

25-ое декабря, 19.30. На "Седьмом канале" начался вечерний выпуск новостей. А значит корреспонденты, доделавшие свою работу, могут отправляться домой. Я уже переступила порог своей квартиры, когда ко мне позвонила коллега. Тревожным голосом она сообщила:

- Айгуля, под Шымкентом рухнул самолет. Военный. Летели пограничники. На борту был Стамбеков. Все мертвы. Будь на связи. Скорее всего, придется вернуться в офиc.

Я еще минут 5 переваривала услышанное. Стояла в одежде и не знала, что мне делать. То ли раздеваться, то ли возвращаться. Аппетит куда-то пропал. Я кинулась к смартфону и начала следить за информлентами.

Сказать, что это была самая напряженная ночь, не сказать ничего. Первым делом в офис вызвали парней, девушки работали из дома. Вернули режиссеров, ассистентов, видеоинженеров, дизайнеров, операторов, водителей и конечно ведущих. Той ночью практически никто не спал.

Директор нашего департамента и шефредакторы решали, во сколько выйдет первый экстренный выпуск. С одной стороны, мы хотели не тянуть с этим. Нужно было дать хоть какую-то информацию людям, которые уже подверглись первой волне паники. С другой стороны, выходить ни с чем смысла не было.

Местные корреспонденты из ЮКО тут же выехали на место ЧП. Коллеги в Астане разделили фланг работы. Каждый выполнял исключительно свою миссию. Одни отслеживали свежую информацию на официальных сайтах КНБ и погранслужбы, другие собирали информацию об авиасудне. Заказывали огромное количество графики. Дизайнеры подтвердят, на это нужно немало времени.

Поэтому первый экстренный выпуск вышел только в 23.00. Он был двуязычным. Хронометраж составил 5 минут 10 секунд. К сожалению, сложности возникали из-за того, что в профильном ведомстве не комментировали появляющуюся информацию. А их телефоны просто разрывались. Дозвониться было непросто. Но мы справились.

Сразу же после этого выпуска готовился следующий. Мы дополняли то, что было известно. Наконец, ближе к полуночи коллеги выехали за официальными комментариями. Большие надежды возлагались на наших собственных корреспондентов из ЮКО.

К сведению:

У них были непростые условия работы. Темно и холодно. Территория падения самолета была оцеплена. Подойти ближе чем на определенное расстояние было строго настрого запрещено. Еще один интересный момент - местные чиновники раздавали комментарии российским СМИ, почему-то отказывая в них нам. Об этом писали и сотрудники КТК в твиттере. Мы бы больше успели, если бы журналисты разделились. Но увы, технические возможности не позволяли это сделать - всего один оператор. Позже коллеги рассказывали, что из-за жуткого холода все время хотелось в туалет. Но было некуда и некогда сходить.

Тем не менее, никто из них даже не "пикнул" о том, что им там хреново сложно работать. Они молча делали то, что должны были.

В 01.00 ночи вышел следующий экстренный выпуск. Эфир шел, а материалы только монтировались. Притом, что все сотрудники просто "летали" по ньюсруму. Графика только-только просчитывалась. Изворачиваться приходилось и ведущим. Они тянули время и снова напоминали о том, что уже известно.

Спустя полчаса решили сделать заключительный на тот день выпуск. Делать позднее еще выпуски не было смысла. Люди хотели спать. Ведь на следующий день всем предстояло идти на работу.

Особенностью этого выпуска стал полноценный сюжет с первыми кадрами с места происшествия. Увы, только на казахском языке. На русском не успели. Не представляю, как коллеги из Шымкента успели в течение часа все это проделать. Ведь они огромные расстояния шли пешком. Точнее, бежали.

Я отвечала за анонсирование экстренных выпусков в интернете. Сообщала людям подробности о трагедии, которые выясняли наши журналисты. Говорила, что мы готовим в данный момент и во сколько ждать следующего экстренного выпуска. Это же делали и мои коллеги, по умолчанию, у которых имелись аккаунты в соц.сетях.

Непросто пришлось и ведущим. В тот день в общей сложности Сандугаш Султан и Нуриддин Бидосов отработали свыше 15-ти часов. И держались молодцом, ВПЕРВЫЕ работая в тандеме.

Наконец, самый длинный рабочий день в истории моей практики закончился. Коллегам, пишущим из дома сообщили, что они могут идти спать. К трем-четырем утра офис постепенно опустел. Уходили все выжаными как лимон и с адской усталостью, однако, грустно улыбаясь, благодарили друг-друга за проделанную работу. Морально было все еще тяжело.

Кто-то делился, что всего 2 дня назад беседовал со Стамбековым в кулуарах Парламента. А кто-то, вспоминал, что брал интервью у одного из погибших пограничников. Это был особый момент. Каждый был глубоко погружен в свои мысли и, наверняка, еще долго не мог дома уснуть. В голове мысли, мысли, мысли. Перед глазами жуткие кадры с места авиакатастрофы. Разбросанные по полю обгоревшие части тела. Все что осталось от "золотого состава" пограничной службы КНБ страны. Это было сложно осознать. А тем более, забыть и постараться уснуть.

Непонятное подвешанное состояние сохранилось и на следующий день. Но нужно было встряхнуться, собраться и снова приступить к своей работе. Пожалуй, одной из самых непростых...

26-го декабря на нашем канале вышло еще 4 экстренных выпуска с новыми подробностями о ЧП на двух языках. Одни нас хвалили, другие жутко ругали. На меня, как на активиста в твиттере, вылился огромный поток негодования со стороны людей. В личных сообщениях люди оскорбляли меня и упрекали. Из-за чего? Из-за того, что мы связались с родственниками погибших и сняли их горе. Но об этом лучше рассказать в отдельном посте.

PS. Думаю, многие знакомы с американским сериалом The newsroom. Так вот, то, что творилось в нашем офисе 25-го декабря и последующие 2-3 дня, действительно напоминало действия в сериале. Во время таких событий происходит переоценка ценностей. По-другому начинаешь относиться и к коллегам. Общая цель, несмотря на разбитое состояние, успеть к эфиру сделать интересный материал с достоверной (!) информацией сумела объединить и сплотить нас как никогда.

Спустя год, я хочу в очередной раз выразить соболезнования тем, кто в ту страшную ночь потерял родителей, детей, наставников и учеников. А коллегам, которые сегодня уже трудятся на других каналах, но в те дни и ночи были с нами, выразить благодарность за поддержку и профессионализм. Спасибо.

Оцените пост

6

Комментарии

0
Недавно новые подробности появились - tengrinews.kz/kazakhstan_news/neizvestnyie-faktyi-ob-aviakatastrofe-an-72-pod-shyimkentom-247861/
0
Это как Вы так умудрились стереть мой коммент и свой ответ, что даже следов не осталось? За исключением счетчика комментов? :)
0
А что Вы спросили и что "Я" ответила? Потому что я тоже не в курсе.
0
Вопрос касался озвученной Вами версии причин катастрофы, при чем с Вашей же цитатой из поста. Ваш ответ прозвучал в том духе, видел ли я заключение комиссии по расследованию. К сожалению, я удалил из почты и свой комментарий и Ваш ответ на него. Но, теперь в Вашем посту нет той части текста, которая и вызвала мой вопрос. Единственным подтверждением моих слов является несовпадение счетчика комментов - не хватает двух комментариев, моего и Вашего. Весьма странно это все, не находите?
Показать комментарии