Троллейбус как мерседес.

anastezy 2013 M12 16
306
1
1
0

Некоторые факты умалчиваются намеренно.   Седьмой троллейбус в Алмате  ходит каждые девять минут с  6:35 до 21:00,  и то в последние часа два-три преимущественно халтурит. Зная это расписание и в...

Некоторые факты умалчиваются намеренно.

 

Седьмой троллейбус в Алмате  ходит каждые девять минут с  6:35 до 21:00,  и то в последние часа два-три преимущественно халтурит. Зная это расписание и в теории, и на практике, я не лелеяла надежду доехать до дома (а именно туда семёрка и едет) в десятом часу на общественном транспорте. Настроенная «ловить мотор», я дошла до Тимирязева-Розыбакиева, как вдруг увидела на светофоре троллейбус. Никакого света, ни одного пассажира и цифра семь на клетчатом тетрадном листе, приклеенная изнутри на лобовое стекло. Понятно, что я сейчас же бросилась к этому троллейбусу-призраку, который поспешил ожить при моём приближении. Водитель встретил меня словами:

- Восемьдесят тенге, оплата сюда,- несколько развязные интонации, тянет последние гласные.

- Проездной…

- Проездной недействителен!

Вот это номер. И впрямь, следовало бы именно номер и записать, потому что очевидно, что сейчас он, не заплати я, попросту выкинет меня, и придётся ехать на такси (а восемьдесят тенге не семьсот), а душа справедливости требовала. Но пока я стояла, хлопала глазами и слушала какие-то невнятные пояснения с его стороны, в транспорт зашёл ещё один мужчина. Его поприветствовали теми же словами, что и меня, прибавив, что проездной не действителен здесь, и мужчина стал интересоваться более тщательно, почему.

- Я вообще по-другому маршруту работаю (назвал номер), сейчас езжу, провода чищу...- ах, какой неприятный голос у этого водителя! Но теперь дело проясняется, и становится понятно, что здесь заплатить действительно следует, тем более, что на часах уже перевалило за 21:00: ситуация уже явно выходящая за рамки рабочей.

- А вы ещё на (ещё несколько номеров) автобусах работаете, да?- спросила ещё одна зашедшая женщина.

- Да, раньше на них работал, сейчас на (снова номер своего троллейбуса).

- Вы мне, знаете, чем запомнились? Вы, если я правильно помню, очень хорошо говорите по-казахски.

- Ну да.

Здесь я, наконец, выудила из карманов мелочь и заплатила, после чего уселась на переднее сидение, которое ближе к выходу, чтобы видеть и водителя, и дорогу, и входящих пассажиров. Одни выходят, другие заходят, и он снова объясняет одно и то же.

Мы объезжаем какой-то автобус, и водитель салютует ему, открывает дверь и кричит через неё коллеге со смешным акцентом, присущим арабам и туркам, что-то неважное и весело перебрасывается с ним в такой манере парой слов, после чего продолжает путь.

Внезапно что-то в кабине отчаянно пищит, и кто-то интересуется, что.

- А это мы секционный изолятор проехали.

Здесь к разговору подключаюсь я:

- А вы что-то делаете, когда проезжаете эти штуки?

- Конечно,- он поворачивается, несколько удивлённо смотрит на меня и объясняет, что нужно медленнее ехать и временами что-то нажимать на участках проводов, где есть переход .

- Каких видов они бывают?

Водитель явно озадачен моей любознательностью.

- Крестовики, впускающие, выпускающие…

- А чем они отличаются?

Ещё один мужчина заходит. Ехать в почти пустом троллейбусе в то время, когда они обычно не ходят, довольно странно, и я радуюсь, когда приходят новые люди, потому что это более привычно.

- Ну вот я тебе сейчас впускающий покажу…- и я слежу за проводами, как обычно за дорогой, подмечая, что на дворниках уже скопился снег, а дороги наполовину пустуют.

- Вот,- и я вижу, как троллейбус замедляется и проходит место соединения двух рядов проводов.- Это впускающий.

Выходит женщина. На следующем пешеходном переходе кучка молодёжи не то идёт, не то не идёт – сомневается прям на краю дороги, и семёрка тормозит перед ними, после чего водитель щедро называет их всех бранным словом. Через некоторое время водитель, завидев на пустующих тротуарах двух детей с рюкзаками, открывает окно и громко, очень звучным голосом кричит:

- ГУ-ЛЯ-ТА-А-А! Чего так поздно здесь делаете? И-ДИ-ТЕ ДО-МОЙ!- дети перебегают дорогу, держась за руки.

- А что Вы делаете на проводных развилках?

Водитель в третий раз на меня оборачивается и долго смотрит, а затем говорит:

- Тебе докуда?

Я отвечаю.

- Сейчас по дороге всё покажу,- обещает он.- Как тебя зовут?

- Настя.

- Меня Витя. Будем знакомы.

На остановке выходит мужчина, но через несколько секунд снова бросается к дверям и жалуется:

- Думал на семьдесят девятый пересесть, а он уехал!

- А! Ну что ж ты не сказал?- интересуется водитель, закрывает за зановообретённым пассажиром двери, и, не стесняясь бить по гудку, неожиданно набирая неприсущую троллейбусам скорость и пускаясь вдогонку удаляющемуся впереди автобусу, по пути не скупясь на матерные высказывания в адрес «нерадивых», которые мешали проехать.

- Как на мерседесе!- удивляется не успевший на автобус.

- А это как второй мерседес! Вторая машина у меня!

И вот в несколько минут мы, издавая частые и протяжные гудки, доезжаем до сфетофора, выпускаем мужчину и тот благополучно садится на автобус, который упустил на прошлых двух остановках. Мне же по пути начинают объяснять, где есть крестовик, как поворачивать и что мы где делаем. Один раз он выходит ненадолго – за сигаретами, но быстро возвращается.

- Давно работаете водителем?

- (Не очень большой срок). Вот скоро на новом троллейбусе, 2013-го года буду ездить.

- И как?

- Сойдет. Семью прокармливаю. Работаю практически каждый день – может два выходных в месяц возьму, и всё.

- Как же Вы с семьёй видитесь?

- Я полдня с утра работаю, а потом отдыхаю, всё, с семьёй.

- А сейчас это так, сверхурочно?

- Ну да. Снег, вот, с проводов счищаю.

В этот момент меня задевает будто из крана побежавшая вода.

- А у Вас крыша протекает.

- Да?- выглядывает. – Ладно. Всё равно я здесь временно.

- А Вы знаете, у семёрки вообще такой странный маршрут, он в ту сторону едет по этой улице, а в эту сворачивает на пропущенном повороте.

- Да?! А что ж мы проехали?!

- Догоняли семьдесят девятый.

И здесь транспорт останавливается и начинает отчаянно пищать. Ну конечно же, мы поехали не по той дороге, и здесь нет электричества, и что же делает водитель? Он выходит, отключат «рога» и прытко объезжает машины по недоступной ранее полосе!

- Вы что, рога сняли?!

- Ну видишь, провода пустые?

- На чём же он едет?

- Ну аккумуляторе.

- А мне говорили, что на газе…

- Нет, газа здесь нет.

Выходит мужчина, заходит женщина

- На сколько хватает такого аккумулятора?

- На пятьдесят два километра.

- Это примерно три раза можно по маршруту пройти. А ребята наши как-то до Бурундая доехали!

- На аккумуляторе?

- Да.

- Ничего себе!  А как Вы вообще попали на эту работу?

- Ну, раньше у меня был свой автобус: мать и сестра подарили, я на нём ездил…

- Туристический автобус или маршрутный?

- Маршрутный.

Я усомнилась в том, что бывают частные маршрутные автобусы, но меня заверили в том, что бывают, и у них даже есть номера, как у машрутов. А отличать можно просто: по буквам в конце номерного знака. Если их две, то это государственный, а если три – частный.

- Тогда ещё даже прав не было – купил всё, вместе с рангом,  а потом продал автобус и сюда пошёл. Вот и работаю до сих пор.

Вышла одна женщина, зашла другая с ребёнком. И всех, как обычно в этом ночном незапланированном маршруте, встретили сообщением о нестандартном способе оплаты. «Новеньких» пришлось просвещать, что сверху капает вода, а на аккумулятор мы переключаемся, чтобы объехать ДТП.

Выйдя из транспорта, я ещё помахала рукой в варежке троллейбусу. Забавная вышла поездка. Номерной знак я так и не посмотрела.

 

Оцените пост

1

Комментарии

Дальше