10. Звонок

Роман Плетюхин October 20, 2013
370
2
1
0

Любите ли Вы хоккей так, как я не люблю некоторые команды КХЛ?

Дисклеймер: данный текст написан по мотивам реальных событий и выражает только и исключительно мнение автора. Автор не ставит своей целью кому-либо что-либо доказать, для него написание такого текста - всего-лишь способ выразить переполняющие его чувства. Если Вы узнали себя в этом тексте, знайте: Вы ошиблись.

-----------------------------------------------------------------------------------

Главный арбитр матча с трудом подъехал к бортику. Господи, как же тяжело! Сердце выпрыгивало из горла, печень терзала та самая нестерпимая боль, хорошо знакомая любителям выпить сверх меры. Остальные "полосатые купальники" едва ли чувствовали себя лучше. Уфимцы и питерцы, разогнавшись, словно издевались над физической подготовкой судейской бригады.

Ухватившись руками за бортик, судья вслух неполиткорректно поблагодарил питерского защитника, схватившего дисциплинарный штраф и подарившего судье перерыв. Дыхание никак не желало восстанавливаться, каждый вдох раздирал грудь, к горлу подкатила тошнота. А ведь это только первый период!

Вдруг в наушнике гарнитуры, обнимавшей голову арбитра, послышался треск, а затем послышался далекий, но хорошо различимый голос:

- Алло, судья!

Твердый властный мужской голос с легким налетом дорогого алкоголя был, безусловно, хорошо знаком арбитру.

- Саша из Ленинграда беспокоит.

Остатки хмеля разом покинули голову судьи. Спина мигом вспотела, ноги начали подкашиваться. Усилием воли арбитр подавил рвотный порыв и, сглотнув, сказал:

- Да!

Затем, поняв, что просто "Да!" будет мало, добавил:

- Слушаюсь!

Хотел "Слушаю!", получилось "Слушаюсь!". Все нормально. Даже хорошо.

- Так, судья, я сейчас в Ленинграде ем глухаря. Ты же понимаешь, что это значит?

Арбитр от страха рванул шлем, намереваясь отправить его на лед, но пластиковая застежка на судейское счастье выдержала.

- Я ем глухаря в Ленинграде. Леша передает привет. Еще двое... Ну ты понял, кто... Не передают. Смеююются только!

В уши арбитра полился нестройный смех четырех мужских голосов, разбавляемый звоном фужеров и и пистолетными выстрелами.

- Так, теперь серьезно. Мы тут твой матч смотрим. 2:1, пока неплохо... Хотя нет, плохо. Просто отвратительно.

Арбитр молчал. В каком-то из многочисленных уголков его блестящего, как хрусталь, сознания вспыхнуло желание убежать с "Уфа-Арены", уехать в какой-нибудь аэропорт и упросить каких-нибудь летчиков увезти его куда-нибудь. Желательно, в страну, с которой "Отечество наше свободное" не подписывало договора о выдаче.

- У вас там какая минута?

Арбитр покорно поднял глаза к кубу.

- Шестнадцатая.

Голос в гарнитуре замолк.

- Так... А у нас уже первый период кончился. Как так?

Разговор прервался ураганом смеха на том конце.

- Ну да ладно. Слушай и запоминай.

Судья напрягся.

- На семнадцатой минуте уфимец будет бросать по воротам. Шайба проползет под нашим вратарем в ворота. Не мне тебя учить, что нужно делать. Свисти, ты это умеешь. Шайба попала под вратаря - свисток тут же, не надо ждать! Насчет протестов не беспокойся, все будет...

Голову арбитра чуть не расколол пополам грохот из динамиков гарнитуры: видимо, собеседник выронил телефон. В это время судья отчетливо слышал разговор в далекой ленинградской комнате.

- Так, с тебя теперь тост!

- Эээ... О! Загадка! "Генеральный страховщик Континентальной Хоккейной Лиги!"

- СОГАААААЗ!

- Вот давайте и выпьем ЗА ГАЗ!

Послышался звон стаканов, нецензурные вопли, а затем торопливые шаги и стук. Голоса стали тише. Наконец в судейскую гарнитуру вернулся голос собеседника, который, судя по тону, хлопнул "ЗА ГАЗ!" не меньше стольничка.

- Судья, ты просто пойми... Хотя куда тебе... Шестой год подряд... Мне уже самому стыдно. Такие деньги, такая поддержка... Ты думаешь, легко сделать "фаворитом сезона" команду, которая даже в финале никогда не была?

Арбитр перестал дышать. Гром "Уфа-Арены" стих, в голове был только голос собеседника.

- Столько хоккеистов... Руководство же не отказывает ни в чем: разгоним одних, наберем других! Хочешь - тренер-чемпион мира, хочешь - звезда НХЛ, хочешь - казах, который канадец. Сливки лиги в нашем кофе! "За ваши капризы любые деньги", как говорится...

Собеседник закашлялся. В судье шевельнулась жалость.

- Ты не думай, кроме нас, уже никому ничего не нужно. Никто и не станет возмущаться, потому что все понимают, что получат те, кому дают... То есть нет... Есть те, кому могут дать, и те, кому никогда не дадут.

Судья нервно хихикнул.

- Ты прессу читаешь? Видел, что комментаторы говорят? Финал "Рига"-"Астана" не интересен россиянам! Такое вслух говорить нельзя, но ведь они правы, по сути! Чемпионат КХЛ - это, прежде всего, чемпионат России, а уже потом международное соревнование!

Голос собеседника начал выравниваться. Хмель уступил место стали.

- Православие! Державность! Народность! Ну ты же Кирилла по воскресеньям слушаешь? Если нет, послушай, великий человек... Великая империя и ее глупые...

Голос собеседника перемежался чьи-ми гулкими шагами.

Саш, пошли уже, а?

Шаги удалились.

- Ладно, заболтались мы. Судья, я в тебя верю. Понял?

- Слушаю... ссссссь...

Голос исчез из гарнитуры. Разговор занял не больше сотни секунд, каждая из которых тянулась для судьи не меньше часа. Арбитр тряхнул головой, трясущимися губами взял свисток, трясущейся рукой махнул в сторону точки вбрасывания и на негнущихся ногах поехал в сторону питерских ворот. Матч возобновился...

-----------------------------------------------------------------------------------

 

Оцените пост

1

Комментарии

0
точечная корректировка всегда круче генеральных планов
0
Эффективнее, ага. :)
Показать комментарии