Чем берет Алена Субботина?

Сергей Аринкин 2013 M10 18
2386
0
6
0

Она живет в Манхэттене. Неподалеку от Дэми Мур, с которой нынче каждому хочется делиться секретами. Алене Субботиной не хочется. Вместо актрисы фильма «Стриптиз» она предпочла поделиться...

Boulevard magazine #6

Она живет в Манхэттене. Неподалеку от Дэми Мур, с которой нынче каждому хочется делиться секретами. Алене Субботиной не хочется. Вместо актрисы фильма «Стриптиз» она предпочла поделиться секретами с читателями журнала «Boulevard». Причем, эксклюзивно. Признанная в мире, казахстанская модель-андрогин не только угощает вуаеристов  «клубничкой», но и обнажается духовно. Тайн больше нет.


Без долгих упрашиваний и пафоса Алена согласилась встретиться со мной в ближайший уикэнд. Ровно в 11 утра, в воскресенье, она ждала меня в уютном турецком ресторане с видом на канал с яхтами и лебедями. Пришла не одна. Компанию ей составила подружка-якутка, коллега по модельному цеху и соседка по квартире. К моему не по-джентельменски позднему приходу девчонки за обе щечки уплетали совсем не постный завтрак. То был омлет и бельгийские вафли с фруктами.

«Доброе утро, Сережа!» - улыбаясь, сказала Алена.

«Открытая, без нарочитости. У нас все получится», - подумал я, и тоже радостно поздоровался.

Пергидрольная блондинка с такими же выбеленными бровями и вычищенными зубами. Без маникюра. Напоминает образ, описанный модной поэтессой Верой Полозковой: «Кожа - сладкие сливки». И далее: «Как они одеты, мама, как им все вещи великоваты. Самые скелеты у них тончайшей ручной работы». В конце стихотворения Полозкова безапелляционно навешивает ярлыки - «воинствующие пустоты» и «вкусные суррогаты». Во время интервью мне было любопытно понять, применимы ли данные характеристики к Алене.

Под двойной турецкий кофе мы приступили к беседе.

- Месяц назад разразился скандал с моделью Инной Жирковой, миссис Россия - 2012. В одном телевизионном интервью девушка, среди прочего, не смогла ответить, кто такая Агния Барто и кто написал полонез Огинского. Видео собрало больше 6 миллионов просмотров и фактически подтвердило, что модели – набитые дуры и пустышки. Не задевает ли это тебя? Ведь тебя тоже могут ассоциировать с подобными.

- Естественно, это неприятно. Но я не обращаю внимания. Я знаю, кто я и что я. Мои знакомые, друзья, близкие тоже знают. А то, что думают люди, уже не поменяешь. Особенно в странах СНГ. Я закончила Национальный Сингапурский университет по специальности Management Development, планирую поступить в магистратуру. Поэтому я такой же человек, как и все. Просто параллельно работаю моделью. И это никак не отражается на моих умственных способностях.

До начала записи Алена сообщила, что, будучи в Казахстане, на заре модельной юности, ее практически не замечали. Разочаровавшись, она бросила безнадежные потуги добиться успеха. Но встреча на улице с работником одного из алма-атинских модельных агентств изменила все. Ей предложили работу в Сингапуре.

- Я начала заниматься модельным бизнесом с 16 лет. Мама моя была только этому рада. Единственно, я не говорила, что у меня появилась возможность поработать за рубежом. Мама просила: «Только не бросай спорт!»

- А каким спортом ты занималась?

- Пляжным волейболом. Но я решила, что все-таки буду настоящей моделью и улетела в Сингапур.

- Как долго ты там пробыла?

- 4 года. Находясь в Сингапуре, я успела поработать в Японии, Китае, Вьетнаме, Малайзии, Индонезии – словом, объездила весь юго-восточный регион. По окончании университета я подумала, что больше не хочу оставаться в Азии и что это - пройденный этап. Мне хотелось большего. Я нашла хорошего московского агента и улетела в Париж.

- И что происходило в модной столице?

- Я пробыла там 3 месяца. Приехала на неделю моды. Меня заметил дом Givenchy. После показа, буквально на следующий день, со мной связались из американского агентства Marilyn Models, которое работало с Наоми Кэмпбэлл, Адрианой Лимой и еще десятком топ-моделей. Я, не раздумывая, сказала – да. В мае 2011 я прилетела в Нью-Йорк.

- Чем отличается работа, условно говоря, на западе и востоке?

- США и Европа задают модные тенденции. В Азии им следуют, поэтому работы больше коммерческой. Например, съемки для каталогов. На западе собраны почти все всемирно известные бренды. В основном, ты работаешь на свой статус и репутацию, а это - съемки для журналов, показы и т.д.

- Какие стандарты красоты на востоке и как они отличаются от западных?

- Одно общее правило – никакого загара. В остальном же различия есть: в Азии приветствуются девушки симпатичные, с классическими чертами лица, с длинными волосами, большие глаза, пропорциональное тело. В Европе и США сейчас особенно популярны андрогины и мужские образы среди женщин, обращается внимание на стиль, индивидуальность.

- Где лучше платят?

- Многое зависит от агентства. В Азии модель получает $400 за показ. В Европе - $1500-3000. В США все показы бесплатны, расплачиваются одеждой.

- А как тогда зарабатывают модели в США?

- На каталогах, рекламе косметики, духов и т.д. Есть такое понятие, как «usage», когда ты снимаешься в рекламе. Тогда начальный гонорар составляет $10000. Но тебе доплачивают, если хотят использовать фотографию по всему миру. Ставка начинается от $40000 и доходит до $100000 и даже больше.

- Какой вид модельной деятельности тебе нравится больше?

- Я – не подиумная модель. Я очень люблю съемки. Мне нравится получать результат. Показы я не люблю, потому что у меня, как здесь говорится, - «strong look», не классическая внешность. Следовательно, я могу работать не со всеми дизайнерами.

- Не обидно ли осознавать, что при оценке большинства моделей обыватель не видит индивидуальности, а замечает только труд дизайнеров, фотографов, визажистов?

- Это такая работа. Ведь моделей привлекают не для того, чтобы их показать, а для того, чтобы что-то продать. Это не должно быть обидно. И потом, если замечают твое мастерство и профессионализм - это уже приятно.

- А в чем может быть мастерство человека, которого нарядили, накрасили, повязали бантик и поставили? Твоя роль – служить полотном.

- Далеко не каждая модель умеет позировать. Должен быть талант красиво преподнести то, во что тебя нарядили и как накрасили. Это большой труд. Легко, глядя со стороны. Должен быть свой образ для вдохновения кого-то, чтобы люди тебя брали на работу, чтобы видели, как ты можешь работать по 12 часов в день. Причем, в дождь, в снег или в жару. Быть разной и не капризничать.

- Быть рабочим конем?

- Ну не конем конечно (расхохоталась). Главное в профессии – уметь преподнести идею дизайнера или фотографа. Быть актрисой.

- По каким параметрам можно оценивать модель?

- В первую очередь, внешность, природные данные. Дальше смотрят на характер: ты – милаха или стерва, общительная или не очень. А потом… (задумывается). На самом деле, на ум никто особенного внимания не обращает. Модель может быть тупой, и всем пофиг, главное, чтобы она круто выглядела.

- Для тебя быть моделью – это профессия или временное зарабатывание денег?

- Для меня - это профессия. Если ты относишься несерьезно к любому делу, то ничего не получится. Я работаю на результат. Сейчас я отдаюсь этому по полной, но не уверена, что буду в модельном бизнесе всю жизнь.

- Трудно ли быть моделью?

- Я бы не сказала. Я же не шахтером работаю. Мне нравится моя работа.

- Что происходит с моделями на пенсии?

- Пенсионный возраст у моделей начинается около тридцати. Хотя сейчас все не так жестко. Обычно, к пенсионному возрасту девочки успевают накопить стартовый капитал для открытия своего бизнеса. А есть и другой путь – выйти замуж. Я склоняюсь к первому варианту.

- Есть модели-бабушки. Как ты относишься к ним?

- Исключительно положительно. На позапрошлой неделе я работала с одной такой дамой на New York Fashion Week. Она такая крутая. Уважаю ее за то, что она не постеснялась выйти на подиум. Есть даже специализированные агентства для моделей-бабушек.

- Как ты видишь свою старость?

- (хохочет) Старость не за горами! У меня будет много внуков, я буду жить около океана и я вижу, что буду крутой бабкой, немножко сумасшедшей.

- Ты будешь бабушкой-моделью?

- Нет, думаю, мне это надоест к преклонному возрасту.

- Где ты живешь в Нью-Йорке?

- В районе Мидтаун, на 57ой улице и Парк Эвеню в большом здании на 32-ом этаже. Просыпаюсь и постоянно вижу этот шумный город, который мне уже поднадоел.

- Этот район достаточно дорогой. Сколько модели зарабатывают в среднем?

- Минимум от $15000 в месяц и больше. Но зачем же эти деньги тратить? Я совсем не транжира. Я могу, конечно, жировать и тусить, но только тогда, когда у меня будет свой стабильный бизнес.

После записи интервью я проводил Алену до ее салона свадебных платьев. Этот бизнес она строит вместе со своей сестрой-двойняшкой. Платья шьют в Украине из европейского материала и продают нью-йоркским невестам, которые бесконечно рады идее облачиться во французские кружева в главный день своей жизни. Более того, я был свидетелем и участником перевоза ценного и на удивление тяжелого белого товара в другое помещение. Ее огромный розовый свадебный салон «а-ля Барби» затопило во время супер-урагана Сэнди. Но модель Субботина не горевала из-за переезда и безвозвратно уплывших вместе с катаклизмом десятков тысяч долларов.

- Опиши свой стандартный день.

- Просыпаюсь обычно я рано, часов в восемь. Пью витамины с лимонной водой. Плотно завтракаю – это чрезвычайно важно. Иду на кастинги или на йогу. Если есть работа, то еду на работу. Рано ложусь спать. Довольно скучно, на самом деле.

- Чем ты питаешься?

- Люблю молочное, творог. Утром можно съесть омлет, сосиски или что-то сладкое. В обед – легкий супчик. Вечером – только фрукты.

- А есть что-то, что категорически нельзя?

- Я не могу есть много сладкого, иначе у меня появляется жуткая аллергия. Я не употребляю алкоголь кроме вина. Водка или текила – это убийственно.

- Сложно ли следовать диете?

- Я не сижу на диете! Я веду здоровый образ жизни. А еще - ко всему привыкаешь.

- Спорт?

- У меня очень хорошая мышечная память, потому что я профессионально занималась волейболом. Если я пойду в тренажерный зал, то стану не меньше, а больше. Поэтому я занимаюсь только йогой и быстрой ходьбой.

- Были или есть проблемы со здоровьем?

- У меня были проблемы в Гонконге, когда я похудела до 47 кг. У меня было предобморочное состояние, когда кружилась голова и чувствуешь себя ужасно. Благо, я вовремя одумалась и вернулась к своим 50-ти.

- Как ты считаешь, красота – это власть?

- В каком-то смысле - да. У тебя есть плюс, если ты красива, я не буду тут лукавить. Ты можешь этим пользоваться. Но, тем не менее, одной красоты уже недостаточно в нашем мире. Если в комплекте идет красота, плюс ум, плюс хороший характер – то…

- То это невозможно, ибо в природе не существует.

- You never know. А может быть. А если есть еще и харизма – то это уже реальная власть и сила.

- Что такое красота для тебя?

- Я долго работаю моделью, поэтому изначально по внешности никогда не сужу. Все приелось. Насмотрелась на красивых людей. Для меня красота – это внутренний мир (смеется). Честно! Важно, насколько интересен человек, талантлив. Или какой-то такой… Даже не знаю… Персона, личность!

К середине интервью я заметил суетящегося поблизости коротконогого толстопузого дяденьку. Он хищно поглядывал на моих собеседниц и, в конце концов, спросил меня: «Это настоящие модели? Приводи таких почаще! Я хочу познакомиться с Алессандрой Амбросио. My man, I wanna see more models in my restaurant». Я аккуратно похлопал его по плечу и пообещал, что в следующий раз непременно отобедаю здесь с объектом его эротических мечтаний.

- Одна из российских моделей в эфире телеканала НТВ заявила, что в модном бизнесе предпочитают худых, потому что преимущественно в индустрии работают гомосексуалисты и они хотят видеть женское тело, максимально приближенным к мужскому. Так ли это? Ты разделяешь это мнение?

- Может быть, так оно и есть. Но проблемы в этом я не вижу. А вообще, одежда лучше сидит на высоких и худых. В 80-х и в 90-х модели были крупнее и плотнее. Потом пошел «кокаиновый шик», стала популярной Кейт Мосс. Тенденции сменились. Сейчас, на самом деле, отходят от болезненной худобы в пользу более спортивного тела.

- Какое у тебя отношение к геям и лесбиянкам?

- Только положительное. Я их понимаю, с ними общаюсь. Геи – хорошие друзья.

- Ты изначально была такой толерантной или приобрела ее, живя здесь?

- Всегда. Я никогда никого не осуждала. Кто как хочет, пусть так и живет. Всем респект (улыбается)!

- Тебя можно причислить к моделям-андрогинам. В определенных образах совершенно точно. Что ты сама думаешь по этому поводу?

- Я сталкивалась с осуждением и вопросом «Почему ты одеваешься, как мальчик?», ведешь себя как пацанка, фотографии – некрасивые. Меня это не задевает. Это моя изюминка. Я люблю перевоплощаться в мальчика. Я могу быть и женственной, и более boyish, то есть, как пацанка. В Париже меня коротко подстригли, переодели и сказали, что теперь это мой образ. На это повлиял Рикардо Тиши, дизайнер Givenchy. В моей голове что-то перевернулось, мне стало это нравиться. И я на этом зарабатываю.

- Ты просто нашла свою нишу?

- Да. Такой стиль хорошо продается.

- Наверняка, ты знаешь Андрея Пежича?

- Конечно, я с ним работала в Лондоне.

- Не кажется ли тебе, что грань между ним и, скажем, тобой размыта? Чем ты отличаешься от Андрея Пежича? Как различить, кто и где?

- Грань абсолютно смыта. Меня это не задевает. На нашей совместной съемке его сделали под девушку, а меня под парня. Почему бы и нет? Мне кажется, это прикольно.

- Привлекают ли тебя профессиональные модели-мужчины?

- Нет, и никогда не привлекали. Все какие-то смазливые… Даже не знаю… Но я не отношусь к ним отрицательно. Просто не воспринимаю, как парней. Мой мужчина не должен быть в модельном бизнесе.

- Какие мужчины тебя привлекают?

- Мужественные, защитники. Я должна чувствовать плечо, быть, как за каменной стеной.

- Назови образ мужчины твоей мечты из фильма или литературы?

- Не могу. Смогу понять только, когда увижу лично.

- В журнале - твоя фотосессия в стиле ню. Наготой сейчас никого не удивишь. Зачем раздеваешься ты?

- Я не хочу делать банальные голые фотографии. Мне интересно смешать ню со стилем strong fashion. В стиле журнала Vogue, где предпочитают высокую моду. Хочу показать более смелые, строгие и сексуальные образы. В Казахстане такого еще не было. Я даю возможность своим землякам увидеть другое ню, поменять отношение к этому жанру. Со мной работает известный фотограф Victoria’s Secret – Джеймс Макари.

- Присущ ли тебе эксгибиционизм?

- На фотографиях – да. Но с этим нельзя перебарщивать. Если я это делаю, то только с очень профессиональными фотографами и для хороших журналов. Я люблю минимализм в одежде. Мне нравится сексуальность женского тела.

- Модель имеет право стесняться? Или же это непрофессионально?

- Не хочешь раздеваться – не раздевайся! Никто тебя не заставляет.

- Встречаешься с завистью?

- Встречаюсь, это естественно. Я тоже завидую чему-то, значит, к чему-то стремлюсь.

- Какой работой ты гордишься больше всего?

- Я никогда не забуду, когда дизайнер, представляющий бренд Costume National, вдохновился моим образом и создал новый аромат духов. Запах андрогинный, унисекс. Подходит как для парней, так и для девушек. Называется «So Nude». Несмотря на то, что у меня не идеальные пропорции тела, маленькая грудь, он попросил меня сняться голой для рекламной капании. Духи вышли, сейчас продаются. Для меня это большая честь.

- Если бы могла, что бы ты изменила в своей жизни?

- Ничего. Я всем довольна и не считаю, что нужно что-то менять. Я ни о чем не жалела, не жалею и не буду жалеть!

Оцените пост

5