Транзитный поворот...Что он нам несёт?

Tengrinews.kz передало : «Касым-Жомарт Токаев после почти трехлетнего перерыва вернулся в Сенат Парламента Казахстана, "Идет голосование по представленной Главой государства кандидатуре Касым-Жомарта...

Tengrinews.kz передало : «Касым-Жомарт Токаев после почти трехлетнего перерыва вернулся в Сенат Парламента Казахстана, "Идет голосование по представленной Главой государства кандидатуре Касым-Жомарта Токаева на должность спикера Сената Парламента РК", - сообщила пресс-служба Президента в Twitter. Чуть позже стало известно, что депутаты верхней палаты единогласно одобрили кандидатуру Токаева. Подробнее: http://tengrinews.kz/kazakhstan_news/tokaev-stal-spikerom-senata-parlamenta-243682/»

Безусловно, кандидатура Токаева на роль преемника Елбасы- президента страны в транзитный период постназарбаевского Казахстана всерьез и неоднократно обсуждалась в экспертных, политических и околополитических кругах. Весомость импозантной персоналии Касым-Жомарта Кемелевича придавала его деятельность на важнейших государственных постах. Венцом его административно-политической карьеры стала (пока) должность премьер-министра Республики Казахстан (1999-2002 г.). Также учитывалась международная известность Токаева, обусловленная его работой в качестве министра иностранных дел и заместителя генерального секретаря ООН и что является, пожалуй, самым существенным в глазах казахстанской общественности, отсутствие коррупционных скандалов с участием новоиспеченного председателя Сената. Подобной уникальностью могут похвастаться еще лишь три человека из высшей политической элиты страны- Нуртай Абыкаев, Марат Тажин и Серик Ахметов. Впрочем, старо-новая должность господина Токаева, если и подтверждает намерение Елбасы уйти с поста президента, но отнюдь не проясняет временные рамки и формат изменений на политическом олимпе. Нам видится два варианта развития интриги вокруг президентского кресла с несущественным различием между собой.

Первый «домашний» вариант-это уход Елбасы на роль казахского аятоллы в качестве Лидера Нации с существенными полномочиями во всех сферах государственной деятельности. В новом качестве Нурсултан Назарбаев, оставаясь за кулисами официальной политики, продолжит контроль над политическими и другими процессами в стране, опираясь на административные, финансовые и медийные ресурсы и фракцию президентской партии «Нур Отан» в парламенте страны.

Второй «международный» вариант, а именно переход казахского лидера на качественно новый уровень-президента (председателя) Евразийского союза, может реализоваться только в случае личных договоренностей Назарбаева с Владимиром Путиным и окончательно-бесповоротным вхождением Казахстана в Таможенный и Евразийский союзы. Но и в этом случае влияние экс-президента на политическую ситуацию в стране будет оставаться весьма существенным, благодаря тем же вышеперечисленным ресурсам. Необходимыми элементами обоих сценариев должны будут являться конституционная реформа и досрочные парламентские выборы.

Необходимые элементы.

Изменение действующей Конституции написанной, как известно для одного человека логически вытекает из предстоящего переформатирования политической системы.

Во-первых, только полный политический профан позволит своему преемнику, даже абсолютно лояльному Касым-Жомарту Токаеву обладать теми же по существу неограниченными полномочиями, которыми в данный момент располагает действующий глава государства. Хотя бы даже из соображений собственной безопасности и, главное, исходя из них. Вторая причина предстоящей конституционной реформы заключается в полном провале модели суперпрезидентской республики на практике. Власть этого, естественно не признаёт и не признает, однако данный факт очевиден любому мало-мальски сведущему в современной социально-экономической и политической ситуации в Казахстане. В-третьих, ограничение суперпрезидентской власти явно в интересах сформировавшихся кланов как дополнительной гарантии неприкосновенности их имущества нажитого непосильным трудом в эпоху «дикого капитализма» и максимальной нейтрализации возможности передела собственности. В-четвертых, перераспределение властных полномочий в сторону значительного ослабления президентской власти, усиление исполнительной ветви власти в лице правительства и предполагаемого масштабного увеличения роли парламента в стране создает новый баланс сил и влияния различных сторон в целях недопущения борьбы за власть и ресурсы угрожающей дестабилизации политической ситуации в Казахстане. В-пятых, изменения в Конституции, которые подразумевают усиление законодательной ветви власти и её главного представительного органа-парламента и тем самым носят внешне демократический характер, что позволит официальной Астане вновь утверждать и перед собственной общественностью и перед международным организациями о дальнейшем процессе демократизации казахстанского общества и государственных институтов страны. Изрядно увядшее лицо казахстанской политической системы покроется новым толстым слоем демократического макияжа к огромному удовлетворению специфически близорукого Запада. И, наконец, в-шестых, именно нововведения в Конституцию служат наиболее весомым поводом для самороспуска парламента и проведения досрочных выборов.

Почему мы говорим о досрочных парламентских выборах и кому они нужны? Вроде бы трехпартийная структура парламента с её классическими «правые (либералы)-центристы (консерваторы)-левые (социалисты)» вполне себя оправдала. Что касается Общенациональной Социал-Демократической Партии Жармахана Туякбая то она могла бы играть роль главной внепарламентской оппозиционной партии страны и эту роль она уже, по сути, в последние три месяца активно исполняет, выйдя из двухлетнего сомнабулического состояния.

Прежде всего, значительное увеличение полномочий парламента вследствие предполагаемой конституционной реформы поднимает на качественно иной уровень депутатский статус и роль политических партий. А значит повышаются требования к персоналиям депутатов. Учитывая, что готовясь к переходному периоду, власть жестко и оперативно в стиле Рэмбо зачистила политическое и медийное пространство страны следует ожидать подобного и среди депутатского корпуса, т.е. теперь нужны не просто нурсиятельно сопливые, лояльные «депутаны», но и лично преданные «без лести» депутаты «Нур Отана». А такой уникальный политический феномен возможен только лишь при наличии толстой папки компромата на отдельно взятую фигуру. Во-вторых, не следует сбрасывать со счетов и то, что прежний список депутатов формировался администрацией Аслана Мусина и простой ротацией депутатского корпуса в таком глубоко плачевном случае явно не обойдешься. В-третьих, пожалуй, самый важный момент заключается в том, что помимо президентского «Нур Отана» в парламент должны будут пройти депутаты из других партий, представляющих интересы конкретных тяжеловесов казахстанской политики в качестве дополнительного гаранта соблюдения новой системы сдержек и противовесов. Так что новый парламент будет особенно многопартийным, состоящим из 4-5 партий, к вящей радости наблюдателей от ОБСЕ и прочих радетелей казахстанских природных ресурсов. Какие конкретно партии войдут в обойму Мажилиса сказать пока трудно. Более конкретный прогноз можно будет дать только в результате анализа хода предвыборной кампании.

Куда ведет транзитный путь?

В социальных сетях интернета приходилось видеть высказывания пользователей, пропитанные надеждой на коренное изменение существующей политической системы. Умудренные опытом политологи более сдержаны в прогнозах. И они правы, так как изменяется лишь внешняя форма правления (из президентской в парламентско-президентскую), однако сущность олигархического строя в Казахстане остается неизменной. Мы можем ожидать укрепление правового содержания в казахстанском обществе, исходя из интересов правящей элиты создать эффективно функционирующее правовое поле для защиты своей собственности. Что касается политической сферы то думается, что выборы в местные представительные органы власти (маслихаты) станут менее подконтрольными и зависимыми от административного ресурса, то есть более честными из-за ослабления вмешательства государственных органов в избирательный процесс. На этом оптимистические прогнозы на положительные изменения заканчиваются, господа.

Что касается президентских выборов, то они при любом раскладе состоятся только лишь в 2016 году, что даст правящей элите время согласовать и подготовить кандидата на звание «второго Назарбаева» после транзитного преемника.

Таким образом широко обсуждаемый транзитный переход является лишь тактическим шагом Ак Орды предпринимаемым в целях предельной стабилизации политической обстановки и консервации существующей политической системы.

Оцените пост

0