Самая сильная книга

Улпан Рамазанова 2013 M10 16
1660
23
2
0

"Оставь; что тебе до нас, Иисус Назареянин?" Так уж сложилось, что по натуре я человек не сентиментальный. Совсем. Я не плакала на Хатико. Не...

 
 "Оставь; что тебе до нас,
                                                    Иисус Назареянин?"
 

Так уж сложилось, что по натуре я человек не сентиментальный. Совсем. Я не плакала на Хатико. Не плакала, когда Шрам столкнул Муфасу. Но есть одна книга, которая заставила меня почти полчаса рыдать навзрыд.

Овод - Этель Лилиан Войнич книга не новая, ее не встретить на книжных полках среди вкусного глянца и остроумных обложек. Эта книга впервые попала ко мне в руки, когда мне было примерно тринадцать лет. Признаюсь, тогда я пропустила почти половину книги, потому что идеи Молодой революционной Италии не находили ни малейшего отклика в душе. Ну если проще, я просто ничего не поняла. Какие-то непонятные так скажем движения, страдания, нежности - непонятно. Всплакнула чуть-чуть, потому что кто-то сказал, что на этой книге все плачут.

Но прочитав на прошлой недели эту книгу заново (к сожалению в электронном варианте), я поняла, что не встречала еще книги, которая вызывала бы таких эмоций.

О сюжете:

Артур - романтичный и можно даже сказать нежный юноша, грезящий о чистой любви, сирота, воспитывается священником Лоренцо Монтанелли. Артура увлекают в революционное собрание таких же молодых и горячих как и он сам. Молодая Италия - объединение, вступив  в ряды которого Артур, англичанин, решает посвятить свою жизнь бравому делу - освобождению Италии

Осторожно, спойлер!

"Получив последнее письмо своей погибшей матери, Артур узнает, что его горячо любимый "padre" действительно его родной отец. Потрясенный юноша, воспитанный в строжайших правилах христианства проклинает свою веру и религию и отрекается от них. Тайно любимая девушка отвергает его, и Артур покидает страну.

Через несколько десятков лет в Италию прибывает Овод - острый на язык калека. Он хитер, умен и по тем временам безнравственен. Его сопровождает прекрасная цыганка, он говорит колкости любому, несмотря на ранги и чины. Это заинтересовывает не только все светское общество но и революционное собрание, которое нуждается в остроумных людях, способных высмеивать пороки правительства в газете. Овод - соглашается, с условием того, что он может смеяться над кем угодно и как угодно. И тогда в борьбу ним вступает Монтанелли, к тому времени ставший кардиналом. Любовь и ненависть, переплетаются так тесно, что даже главный герой не состоянии разобраться. Именно поэтому он дает осечку."

Читая последние двадцать страниц в душе нарастает ощущения грозы. которая сдавливает внутренности. Все сжимается. Напряжение нарастает. И на последних страницах начинаешь рыдать. Горько, безудержно. В голос. Неважно кто ты, сколько тебе лет - слезы польются. Со мной никогда такого не было. Ощущение будто ты стоишь там, на казни Овода - Артура и слышишь его насмешки. Будто это ты специально промахиваешься, потому что не можешь выстрелить в этого "хромоногого дьявола", которого так любят простые люди. Будто это ты была с ним там, когда он кривлялся в бродячем цирке, будто ты стоишь там, когда его изнеженного, выросшего в неге и холе, избивают кочергой. Будто это ты сидишь в тюремной камере и слышишь как кричит страдающий Сын Отцу, как просит спасти его, отречься от религии, которая обманывала миллионы. Но Отец остается глух, он предает свое дитя и оставляет его на  растерзание толпе.

История человека, не героя, а сломленного, озлобленного, но настоящего, без приукрас.

Я плакала около часа. После финала, перечитывая последние строки, по коже бегут мурашки и ты понимаешь, что никогда так не чувствовал, никогда так не сопереживал.

 

- В евангелии от святого Иоанна сказано: "Ибо так возлюбил бог мир, что отдал сына своего единородного, дабы мир спасен был через него". Сегодня у нас праздник тела и крови искупителя, погибшего ради вас, агнца божия, взявшего на себя грехи мира, сына господня, умершего за ваши прегрешения. Вы собрались, чтобы вкусить от жертвы, принесенной вам, и возблагодарить за это бога. И я знаю, что утром, когда вы шли вкусить от тела искупителя, сердца ваши были исполнены радости, и вы вспомнили о муках, перенесенных богом-сыном, умершим ради вашего спасения. Но кто из вас подумал о страданиях бога-отца, который дал распять на кресте своего сына? Кто из вас вспомнил о муках отца, глядевшего на Голгофу(*104) с высоты своего небесного трона? Я смотрел на вас сегодня, когда вы шли торжественной процессией, и видел, как ликовали вы в сердце своем, что отпустятся вам грехи ваши, и радовались своему спасению. И вот я прошу вас: подумайте, какой ценой оно было куплено. Велика его цена! Она превосходит цену рубинов, ибо она цена крови... Но кардинал снова заговорил, и они умолкли. - Поэтому говорю вам сегодня. Я есмь сущий. Я глядел на вас, на вашу немощность и ваши печали и на малых детей, играющих у ног ваших. И душа моя исполнилась сострадания к ним, ибо они должны умереть. Потом я заглянул в глаза возлюбленного сына моего и увидел в них искупление кровью. И я пошел своей дорогой и оставил его нести свой крест. Вот оно, отпущение грехов. Он умер за вас, и тьма поглотила его; он умер и не воскреснет; он умер, и нет у меня сына. О мой мальчик, мой мальчик! Из груди кардинала вырвался долгий жалобный стон, и его, словно эхо, подхватили испуганные голоса людей. Духовенство встало со своих мест, дьяконы подошли к кардиналу и взяли его за руки. Но он вырвался и сверкнул на них глазами, как разъяренный зверь: - Что это? Разве не довольно еще крови? Подождите своей очереди, шакалы! Вы тоже насытитесь! Они попятились от него и сбились в кучу, бледные, дрожащие. Он снова повернулся к народу, и людское море заволновалось, как нива, над которой пролетел вихрь. - Вы убили, убили его! И я допустил это, потому что не хотел вашей смерти. А теперь, когда вы приходите ко мне с лживыми славословиями и нечестивыми молитвами, я раскаиваюсь в своем безумстве! Лучше бы вы погрязли в пороках и заслужили вечное проклятие, а он остался бы жить. Стоят ли ваши зачумленные души, чтобы за спасение их было заплачено такой ценой? Но поздно, слишком поздно! Я кричу, а он не слышит меня. Стучусь у его могилы, но он не проснется. Один стою я в пустыне и перевожу взор с залитой кровью земли, где зарыт свет очей моих, к страшным, пустым небесам. И отчаяние овладевает мной. Я отрекся от него, отрекся от него ради вас, порождения ехидны! Так вот оно, ваше спасение! Берите! Я бросаю его вам, как бросают кость своре рычащих собак! За пир уплачено. Так придите, ешьте досыта, людоеды, кровопийцы, стервятники, питающиеся мертвечиной! Смотрите: вон со ступенек алтаря течет горячая, дымящаяся кровь! Она течет из сердца моего сына, и она пролита за вас! Лакайте же ее, вымажьте себе лицо этой кровью! Деритесь за тело, рвите его на куски... и оставьте меня! Вот тело, отданное за вас. Смотрите, как оно изранено и сочится кровью, и все еще трепещет в нем жизнь, все еще бьется оно в предсмертных муках! Возьмите же его, христиане, и ешьте!

   

Оцените пост

2

Комментарии

1
крайне древняя книжка. Фильм больше нравился
1
прекрасная книга. очень и очень незаслуженно забытая многими. я тоже ревела над финальной сценой. вы меня натолкнули на мысль перечитать)спасибо))
1
Есть еще рок-мюзикл "Овод" с Боярским. Очень сильная вещь!
1
Есть еще рок-мюзикл "Овод". Сильная вещь!
2
мне ее советовали прочитать, и теперь то я прочту ее. Спасибо автору.
Показать комментарии
Дальше