Нация начинается с подлинной истории

Меня зовут Кожа September 20, 2013
583
0
0
0

Не знать истории - значит навсегда остаться ребенком. Так Цицерон метко определил роль этой главной общественной науки. Однако, понятное стремление приукрасить свое прошлое свойственно не только...

Не знать истории - значит навсегда остаться ребенком. Так Цицерон метко определил роль этой главной общественной науки. Однако, понятное стремление приукрасить свое прошлое свойственно не только людям, но и народам. Поэтому научный подход - прежде всего. Для нашего молодого независимого государства жизненно необходимо знать свою подлинную историю. И здесь важно избежать как самолюбования, так и самоуничижения - то есть не идти на поводу господствующих евроцентристских взглядов на всемирную историю.

Как учит все тот же великий древнеримский оратор, «Первая задача истории -- воздержаться от лжи, вторая -- не утаивать правды, третья -- не давать никакого повода заподозрить себя в пристрастии или в предвзятой враждебности».

Увы, в СССР история была скорее идеологией, чем наукой. Она была крайне политизирована и основывалась на двух краеугольных камнях: первое - исключительно положительный имидж русского этноса и российского государства, неизменно на всех этапах истории пребывавшего в роли заботливого «старшего брата». Второй «камень» - сакрализация революции 1917 года, давшей всем «национальным окраинам» свободу, культуру, образование и развитие. Вся история других этносов Союза до этой славной даты  (по советской историографии) - дремучее невежество.

При этом скрывалась истинная информация о тех бедствиях, которые принес советский строй. Например, об ужасных  последствиях для казахстанцах ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне или голодоморе 30-ых.  Что объясняет такой страшный факт - численность казахов в 1913 году во времена «кровавого царского режима» составляла около 5 млн. человек, а в 1986 году в светлую эпоху КазССР проживало чуть больше 6 млн…

Наглядным примером описанного выше советской модели историографии является возвеличивание Ермака в советском прошлом. Эта, безусловно, историческая личность, серьезно расширившая границы владения российского государства и он в России по праву пользуется уважением. Но «историки» позабыли о другой стороне, что для жителей Сибири и нынешнего Восточного Казахстана Ермак являлся разбойником и жестоким захватчиком. А потому  называть его именем город в Казахстане (ныне Аксу, Павлодарская область) было также бестактно, как если бы поставить памятник монгольскому хану Тохтамышу в Москве, поскольку тот захватил и сжег этот город в 1382 году.

Детская болезнь левизны

После распада Советского  Союза, наступила пора переосмысливания многих ценностей, в том числе и истории. Рост национального самосознания, к сожалению, по объективным причинам развития общества неизбежно вызывает также заметный  подъем национализма. И это серьезно отражается на господствующих в обществе взглядах. В том числе и на историю. Никто из постсоветских республик не избежал этой напасти - та же Россия, тому очевидный пример - уж слишком силен соблазн улучшить свой бэкграунд, как принято сейчас говорить.

Народ без истории как дерево без корней, этакое перекати-поле. Но история в постсоветских государствах вдруг как медицина, стала манить к себе всякого рода малообразованных в этой сфере людей, а то и просто шарлатанов. И если российские псевдоисторики пытаются знаменитых ханов Орды представить то одним, то другим русским князем, то наши иные «историки» изменили родословную самого Чингисхана - он, оказывается, казах…

В целом, наша историография до сих пор страдала тремя главными недугами: с излишним трепетом относилась к бумажным источникам как чуть ли не единственному инструменту изучения истории. Во-вторых, оставалась в плену евроцентристских взглядов. И, наконец,  «детская болезнь левизны» в историографии - излишнее восхваление славных дел предков. Причем, по этой части чрезвычайно много дилетантизма,  порой наши акыны от истории писали просто в жанре фэнтези.

Между тем восторженные псевдоисторические опусы, достигают как раз обратной цели - наносят урон имиджу страны. Они не только в негативном свете представляют уровень науки и образования в Казахстане, но и дают повод разного рода недоброжелателям  высмеивать любые исторические изыскания в нашей стране, вызвать недоверие к ним. Особенно если результаты противоречат канонам советской историографии. А в качестве весомого доказательства удобно привести подобные анекдотические примеры - вроде того, что Чингисхан был казахом или Астана древнейшим поселением планеты.

С высоты современной науки

20 лет Независимости нашего государства, в нынешнее стремительное текущее, насыщенное глобальными событиями время равны, пожалуй, иной эпохе.

Первый Президент страны всегда придавал большое значение созданию подлинной истории нашего народа и государства. Свои стратегические взгляды на  национальную историю Нурсултан Назарбаев изложил в книге «В потоке истории» еще в 1999 году.  А в 2003 году объявлено о  начале уникальной программы «Мәдени мұра» («Культурное наследие»).

В своем программном выступлении на заседании Межведомственной рабочей группы по изучению национальной истории Республики Казахстан 5 июня 2013 года, Государственный секретарь Республики Казахстан Марат Тажин, в частности, сказал: «Подлинное национальное достоинство начинается с подлинной национальной истории". По его мнению, сегодня, на этапе состоявшегося государства, мы должны осмыслить свою историю с высоты современной науки и создать целостную национальную историческую картину.

Как известно, Лидер нации предложил разработать специальную программу исторических исследований под названием «Народ в потоке истории».

Цели этой программы:

  • создание условий для качественного скачка исторической науки Казахстана на базе передовой методологии и методики;
  • расширение горизонтов национальной истории казахов, формирование нового исторического мировоззрения нации.
  • осмысление двух десятилетий новейшей истории Казахстана.

Будущее невозможно без опоры на историческое прошлое. В той незримой  войне смыслов и ценностей, которая разыгрывается на планете каждый день, сохранение исторической памяти - это единственный способ самосохранения вообще, считает Государственный секретарь.

Марат Тажин также отметил, что, во-первых, накопленные исторические факты и свидетельства позволяют нам предположить, что этногенез казахов произошел значительно раньше, чем это всегда трактовалось исторической наукой. Во-вторых, необходимо на системной, научной базе понять главные смыслы современной истории. И здесь необходимо с научных позиции проанализировать ряд аспектов в деятельности лидера Казахстана. Во-первых, за два с небольшим десятилетия мы можем определенно говорить о стратегическом видении. Во-вторых, инновационный стиль управления. В третьих интеллектуальный масштаб. Все крупнейшие проекты внутреннего и внешнего характера - от СВМДА и Форума мировых религий, от Саммита ОБСЕ до Экспо-2017, от переноса столицы до Стратегии 2030 и 2050 имели в своей основе интеллектуальные наработки самого президента. И каждый из них мог бы сделать честь любому крупному политику современности.

Межведомственная рабочая группа к 1 декабря текущего года должна подготовить развернутый доклад на имя главы государства с базовым видением всей этой проблематики, новыми подходами и решениями.

Новая роль ученого

Удивительно, но до сей поры практически любой письменный древний документ считается кладезем неоспоримых исторических фактов. А устные источники, кроме сферы и литературы, высокомерно игнорируются как ненадежные.

Но так ли это? На самом же деле сама история убедительно доказывает, что любая форма передачи информации несет в себе все издержки человеческой натуры - от простого невежества до умышленного искажения фактов в угоду сильных мира сего. Мы уже не говорим про последний век - век информации, но достаточно вспомнить труды великих историков древности, которые на полном серьезе описывали моря полные сирен,  земли, где живут сфинксы. Тот же великий историк Геродот писал о людях с песьими головами. В индийских письменных источниках есть даже рисунки сражений Александра Македонского с «песьеглавцами».

В этой связи особенно актуально замечание госсекретаря о несводимости истории казахов к литературным источникам и архивам. «Неужели можно без критического анализа принимать свидетельства насквозь пропитанных европоцентризмом иностранных купцов, разведчиков, военных или географов о казахской истории в качестве истины последней инстанции? Мы должны серьезно переосмыслить все эти источники, понимая с высоты современной науки, что они часто не выдерживают никакой критики по стандартам сегодняшнего дня".

Он отметил, что время ставит перед исторической наукой совершенно новые требования. "Речь идет, по крайней мере, о двух методологических революциях 20 века, с которыми связаны принципиальные перемены в исторической науке. Во-первых, я бы отметил, мощное интеллектуальное движение французской исторической школы первой половины XX столетия, связанное, прежде всего, с именами Люсьена Февра и Марка Блока", - сказал Марат Тажин.

По его мнению, современная история уже стала междисциплинарной наукой. Исторические исследования перестали замыкаться на изучении исключительно письменных источников и работе в архивах. Они напротив интегрировали в себя методы многих смежных научных дисциплин - социологии и социальной психологии, экономики, социальной географии, этнографии, антропологии, культурологии, истории права и других.

Во-вторых, по словам Госсекретаря, еще один качественный скачок в мировой исторической науке, был сделан уже во второй половине ХХ века.

Это коренное изменение роли ученого в изучении исторического процесса. Проникновение методов феноменологии и герменевтики в историческую науку существенно изменило сам тип исторического исследования. «Теперь историк - не просто "регистратор" событий, который фиксирует и описывает факты. Теперь историк становится "понимающим" - ученым, который должен проникнуть во внутренние смыслы изучаемого времени, ученым, который должен не просто изучать факты, а достигать "понимания" ценностей, правил, морали конкретного общества».

При таком подходе, по мнению господина Тажина, каждая национальная история предстает не как абстрактная хронологическая летопись формаций и цивилизаций, а как живая история народа со всей его сложностью и уникальностью.

Поэтому задача историка состоит не в том, чтобы втиснуть национальную историю в жесткие рамки неких универсальных закономерностей, а в том, чтобы понять, как развивается живой, уникальный организм национальной истории.

Резюмируя, можно сказать, что история, по-прежнему в силу человеческой природы остается одной из самых субъективных наук. Есть даже такая горькая шутка, что история нас учит тому, что … она ничему нас не учит. И все же историческая наука должна системно заниматься поисками объективной истины, а не служить самолюбованию нации. Казахи, как этнос, всегда стремились к независимости. И пришло время научного осмысления этого долгого, тернистого, порой трагического пути в контексте всемирной истории.

Оцените пост

-8