ЖАНАОЗЕН. ДВА ГОДА ПОСЛЕ ТРАГЕДИИ.

Shimanskaya 2013 M09 30
2988
11
5
0

Впервые о Жанаозене я услышала много лет назад от своей однокурсницы. Акмарал с таким достоинством произносила «Я из Жанаозеня – города нефтяников», что в моем воображении возникало какое-то...

Впервые о Жанаозене я услышала много лет назад от своей однокурсницы. Акмарал с таким достоинством произносила «Я из Жанаозеня – города нефтяников», что в моем воображении возникало какое-то заокеанское пространство. Кстати, эта девушка с осанкой лебедя  ни разу не работала в поле  на студенческих сельхозработах, как-то умела обойти их, жила не как все приезжие студенты в общежитие, а снимала квартиру или номер в профилактории, в общем  была такой неприступной «павой». Спустя годы во время командировки в «город нефтяников» я была сильно разочарована местом, где на самом деле жила моя VIP-однокурссница. Но люди там были такими же гордыми и уверенными в себе, как она.

В нынешнюю поездку таких  осанистых  почти  не встречала. Впрочем, сегодня вместо прежних 40 тысяч человек, в Жанаозене проживают в три раза больше, причем большая часть из них внутренние и внешние мигранты из Туркменистана и Узбекистана. Все едут сюда на нефть, и хотя добыча упала с 16 миллионов тонн в год до пяти, люди продолжают испытывать нефтяную лихорадку.  В очереди на вакантное место в градообразующем «Озеньмунайгаз» стоят уже 5 тысяч человек. Всем хочется зарплату от 300 тысяч тенге в месяц. Однако спрашивать  нефтяников об уровне зарплаты, которая стала одной из причин череды забастовок в 2011-м, сегодня не стоит. Не ответят.

Нурболат Ермагамбетов, машинист:

-Не знаю точно, я еще не получал зарплату, перевелся только.

 

Жениспек Сулейменов, директор НГДУ-3:

- Не корректный вопрос. Хорошая зарплата у нас и соцпакет, в него входят  медицинское страхование, бесплатные обеды, санаторно-курортное лечение и отдых для детей.

А где конкретно ваши дети отдыхали этим летом?

-Ой, не корректный вопрос.

Ну да ладно, я бы тоже не стала рассказывать первым встречным журналистам о своей зарплате. Еще одно табу Жанаозеня – родственники погибших в беспорядках, их горе еще не прошло и вряд ли когда-то забудется. И хотя в наш пресс-тур журналистов и блоггеров посещение этих семей входило, но настаивать никто из нас не стал. Это все-таки живые люди, а не туробъекты. Да и о чем их спрашивать ? Что вы сейчас испытываете? Кто виноват и что делать? Ответы итак известны. Кстати, с ними сейчас активно работают алматинские психологи, местных казахоязычных в регионе не оказалось.

Абылайхан  Рысдаулетов, психолог:

-Потеря близкого, это как потеря работы и развод – самые сильные стрессы. Некоторые из родных погибших находились в пред суицидальном состоянии, с ними очень сложно работать. Люди не просто потеряли близких, их убили, у себя дома, потому обида на власть очень сильная еще. Они ушли в себя,  к каждому относятся с подозрением, недоверием, но на контакт все-таки идут, все-таки жизнь продолжается.

Жизнь в Жанаозене и, правда, продолжается, жаль только , что после таких жертв. Строятся школы, дома, детские сады, коммунальная инфраструктура, местный аким с гордостью хвалится, что впервые за всю историю города дали горячую  воду в летний период. Это в 21 –то веке и после вливания сюда десятков миллиардов тенге. Но жилья, мест в детских садах и самое главное работы на всех все равно не хватает.

Алик Айдарбаев, аким Мангистауской области:

Мы думаем, конечно, что делать с безработными, хотя надо  честно признаться, шикарных идей  сейчас нет. Надо работать, привлекать инвестиции, Озеньское месторождение имеет солидные запасы, предприятие будет работать еще несколько десятилетий. Можно на их основе создавать дополнительные рабочие места на попутных производствах, развивать сферу услуг, есть надежды на разведку новых месторождений. Уже поставлена задача перед  национальной компанией, в следующем году начнутся работы по разведке, тогда уже можно будет ожидать  стремительных перемен.

В то, что нефть не кончится тут никогда верит большинство, от того по-видимому другие сферы не развиваются. Вот нефтяные качалки на скважинах меняют татарские производители. Чисто визуально они выглядят даже примитивно, но сокращают расход энергии в два раза. Казалось бы, что мешает нам таким производством заниматься?

Алик Айдарбаев, аким Мангистауской области:

-Это не государства работа, государство может только стимулировать, создавать условия для развития этих производств. Однако наши бизнесмены не могут или не хотят этим заниматься. Предложили татарские производители, мы согласились, сказали: «Приезжайте,  выделим вам землю, стройте завод, выпускайте, если можете». Это раньше  смотрели на лицо и разрез глаз учредителя,  сегодня этого не надо делать, какая разница, татарин, американец строит, он юридическое лицо, зарегистрировался и производит. Мы будем работать с ними как с собственными производителями. Поставят этот завод, я сам лично буду ходить и ограждать их тут от проблем. Мы о себе много думаем, к сожалению, с пренебрежением относимся к китайцам, татарам, а  сами что можем?

 

По  акиматовским отчетам  в городе сделано многое,  но пустынный город нефтяников по-прежнему производит удручающее впечатление. Заняться тут по сути нечем, главные развлечения свадьбы, похороны и банкеты, есть один кинотеатр, спорткомплекс и развлекательный зал.

 

Впрочем,  это беда всех моно-городов, и на их фоне Жанаозень –самый лучший. Но развитие тут , увы, отчасти началось только после национальной трагедии.

P.S.На месте кровавых событий в Жанаозене планируют воздвигнуть поющий фонтан.

 

Оцените пост

-15

Комментарии

1
"национальной трагедии"..., "кровавых событий". Помнится 01 на каком-то из нуротановских сборищ уже в январе 2012г. дал этому другое название - " у нас в Жанаозене случилась неприятность"
0
Спасибо на объективный взгляд. Аким произнес далеко не самую красивую и приятную речь. Прошлого акима области мы видели часто, он общался с народом. Этого же видим только на картинках.

Многие актаусцы боятся ехать в Озен из-за высокого уровня преступности. Жанаозенцы, родившиеся там - люди замечательные, но их Вы на улице не встретите, они сами боятся гулять по родному городу. Область готова была принять оралманов, которые помогли бы строить город....а приехали те, кто поднял преступность в области.
-9
мне очень жаль, город производит печальное впечатление, и чтобы там не делали власти, они еще долго будут врагами, подорванное доверие вернуть не просто
0
Простите, но Вы неверно полагаете, что они подорвали доверие во время декабрьских событий. В декабрьские события обычные граждане не лезли, всем в принципе было все равно, когда женщина, родившая 15 детей, никогда не работающая, жаловалась, что зарплаты мужа в 150 000 тенге ей не хватает на мясо на всех детей и ее неработающий и не платящий налоги рот.

Недоверие возникало изначально, когда деньги вроде выделяются, рабочие платят налоги, а воды нет, мест в детских садах нет, цены на ЖКХ подозрительно высокие, а власти вместо общения с жителями участвуют в разного рода массово-патриотических мероприятиях. Мы все патриоты нашей страны и нашего края, нам не нужно собираться на площади и петь песни перед акимом, нам нужно дело!

Мне понравилась Ваша ирония относительно горячей воды. В Актау (а это областной центр) горячей воды нет почти все лето. У нас красивый город, у нас море. Если бы власти совместно с горожанами приложили усилия к развитию города, Актау был бы вторым Сочи.
-9
Я про в целом об отношениях между людьми и властью. А про Актау согласна, это вообще мой любимый город в Казахстане.
Показать комментарии
Дальше