Поле для догадок

esquire_kazakhstan 2013 M09 17
1142
0
0
0

Как менялась казахстанская элита. В какие игры играла и с кем. Тулеген Байтукенов с летописью наших дней.

Как менялась казахстанская элита. В какие игры играла и с кем. Тулеген Байтукенов с летописью наших дней.

Тулеген Байтукенов

Откройте любую книгу из классики – от Джейн Остин до Антона Павловича Чехова, и обязательно увидите там как минимум один диалог о том, что вот раньше, дескать, были люди, а сейчас не то, что раньше. Говорят об этом в хрестоматийной литературе, имея ввиду преимущественно высшеее или как минимум знатное сословие, никто там не возмущается в стиле: «А вот 50 лет назад были дворники так дворники! Не то, что сейчас». Сегрегация логичная, поскольку вся классика была написана до 20 века со всеми вытекающими классовыми особенностями, ах и да, представляете, Вольтер писал своему другу, что считает необходимым оставить какую-то часть дремучего населения в полной невежественности, поскольку все умными и знатными по определению быть не могут.

После такого превью мне следовало бы написать что-нибудь об образе крестьян в творчестве Толстого, однако это имеет очень мало общего с современным Казахстаном. И мне придется писать про отечественную элиту. Которая тоже стала не то, что прежде.
При том, что люди там остались все те же.

Несколько лет назад, и несколько лет подряд, я ходил на турниры по гольфу, которые тогда проходили под эгидой компании Seimar. Отец-основатель «Сеймара», Маргулан Сейсембаев был тогда на хорошем счету во властном Олимпе, и погонять клюшкой мяч по бирюзовым полям санатория «Алатау» собиралась весь истеблишмент. Начиная с Кайрата Мами, и заканчивая Нуртаем Абыкаевым.

Вели они тогда себя очень непринужденно, смеялись, пили кто чай, кто коньяк, и даже на журналистов реагировали достаточно спокойно – как к малоприятной, но неизбежной и органически необходимой особенности. Вроде пота.

На истеблишменте, разумеется, сказывалось само зеленое очарование бирюзовых полей и настроение Феллиниевской La Dolce Vita – птички поют, солнышко светит, все радуются и улыбаются, и все так хорошо, что даже выигрывать новую Audi по гандикапу немного лень. Иногда, правда, журналисты беспокоили безмятежность небожителей, но так, беззлобно.

 

– Как же прошла встреча с президентом? – взволнованно спросила одна молодая репортерша Имангали Тасмагамбетова в тот счастливый день, когда сам глава государства посетилгольф-турнир, а потом уехал по делам государственной важности.

– Ну как прошла... – Имангали Нургалиевич немного помялся, выдержал мхатовскую паузу. – А как могла пройти встреча с президентом? Как всегда, великолепно!

 

Сказал, прыгнул в машинку, и поехал на поле. После старта турнира они все разъезжались по полям – причем не все возвращались обратно. Однако потери были не такими чувствительными, чтобы отваливать подальше вместе с перебежчиками, тем более, что после обеда начиналось самое интересное. Ни одно протокольное собрание не могло сказать о настроениях и распределении сил в элите так, как неформальная посиделка под Хеннеси.

Я помню, я все, конечно, помню – как Есимов тесно общался с Тасмагамбетовым, и как Кайрат Мами почему-то сидел отдельно от всей тусовки, сурово двигая зрачками. Зейнулла Какимжанов, помнится, тоже не особо обнимался с основной когортой, а вот к Нуртаю Абыкаеву подходили все по очереди, и о чем-то шептались.

Некоторое время спустя, когда над г-ном Сейсембаевым начали сгущаться образования нагретого пара, поднятые в верхние слои атмосферы, важных людей становилось все меньше. И стало понятно, кто вовремя предвидел, а кто – еще нет. Но и те, кто оставался, становились все менее разговорчивыми. В целом настроение праздника как-то улетучивалось с каждым годом, пока, наконец, вообще не исчезло вместе с основателем турнира Seimar Open. И я перестал туда ходить.

Приглашения аккредитоваться для журналистов до сих пор приходят – но сейчас так трудно представить Абыкаева под ручку с Есимовым, которые о чем-то заговорщически шепчут на ухо Школьнику, и хихикают, посматривая на Еркина Калиева. Элита стала осторожнее, опытнее, скрытнее. Ответы журналистам – исключительно через пресс-службу, в установленный законом срок. Никаких шуток, песен, и выпивонов под открытым солнцем в непосредственной близости от СМИ. До любого мало-мальски приличного акима теперь расстояние – как от ти до файруэя, при том, что у тебя ни клюшек, ни мяча.

А чем еще интересен был казахстанский любительский гольф? Не позицией же в мировой табели о рангах.Вряд ли сильные мира сего перестали играть в свой любимый гольф. Просто играют они при закрытых дверях, чтобы никто не знал, кто с кем в команде. Ну мало ли что.

Интересно, любил ли гольф Бергей Рыскалиев?

 

Читайте также:

Каково это – оказаться в эпицентре агрессивной толпы

Гульнара Бажкенова, журналист

Читать

 


Оцените пост

0
Дальше