Безумное падение

Мадина Абдуова 2013 M09 3
1231
1
1
0

Однажды в одной из социальных сетей я случайно наткнулась на группу карагандинских экстремалов, которые в свободное от работы и учебы время «промышляли» прыжками с высоток. Просмотрев множество...

Однажды в одной из социальных сетей я случайно наткнулась на группу карагандинских экстремалов, которые в свободное от работы и учебы время «промышляли» прыжками с высоток. Просмотрев множество видео- и фото отчетов, я списалась с одним из организаторов данного мероприятия и договорилась с ним о встрече. Рассчитывала, что поговорю, пофотографирую, посмотрю, как отчаянные люди отрицают законы гравитации - и все! Прыгать с высоты нескольких десятков метров в мои планы не входило…

Сначала прыжок,
а потом разговоры

Но организатор прыжков Алексей Лютый думал иначе и поставил передо мной жесткий ультиматум: мол, «сначала ты, девочка, прыгаешь, а потом мы с тобой разговариваем». Деваться некуда, ведь материал необходимо было готовить, так что я смиренно надела на себя усиленную обвязку и, приблизившись к краю крыши, поняла, что не готова…

Кстати, экстрим начался еще задолго до прыжка. Сначала я несколько часов блуждала в заброшенном районе РТИ, что близ города Сарани, в поисках того места, где проводились данные прыжки. Местечко, конечно, живописное - прямо какой-то город после бомбежки или полигон. Кругом дома без окон и без дверей, разбитые дороги, кусты. И странное ощущение пустоты и разрухи. Чуть не разбив всю ходовую часть своей малолитражки, я доехала до заброшенного 9-этажного здания, над которым развивался синий флаг казахстанских «джамперов» (прыгающих людей).

Моральную поддержку мне оказывала подруга, уже успевшая вкусить сомнительное удовольствие от прыжков и потому всю дорогу весело щебечущая, как это здорово. Словам я ей не верила, так как не понимала, какой кайф можно получить от мероприятия, которое для тебя может закончиться в лучшем случае поездкой в травматологию. О худшем варианте даже думать не хотелось.

Когда мы добрались до пункта назначения, меня ожидало одно из испытаний: необходимо было подняться на крышу здания, которое на первый взгляд в любой момент могло развалиться. Но предварительно надо было ознакомиться с документом, где были написаны правила и нормы техники безопасности, которые необходимо соблюдать на высоте. После прочтения я оставила свой автограф, как подтверждение того, что введена в курс дела: прыгать без страховки нельзя, а ежели и сигану вниз, в этом виновата буду только сама. Потом стала подниматься на крышу по лестничным пролетам, ни на одном из которых не было
перил.

Цепляясь за стену, я на трясущихся ногах преодолевала ступеньку за ступенькой, чувствуя, как страх во мне начинает расти. Примерно на четвертом этаже на стене увидела вопрос, написанный красной краской: «Не передумал?». «Передумала!» - я, резко развернувшись, хотела ринуться вниз, но подруга схватила меня за шкирку и буквально силой потащила наверх.

Добравшись до девятого этажа, я, наивная незабудка, уже подумала, что все самое страшное позади. А нет! Впереди была еще железная лестница, по которой необходимо было вскарабкаться, чтобы попасть на крышу. Чудесная надпись возле нее повествовала о том, что дороги назад уже нет. Кое-как забравшись на крышу по шаткой конструкции, я поняла, что готова отсидеть пять часов на совещании акима или пройти с рейдом по квартирам местных алкоголиков и наркоманов, лишь бы только не прыгать с высоты…

Раз, два, три

Пока инструктор, имени которого из-за стресса мне запомнить не удалось, надевал на меня страховочные пояса, я мысленно дала себе обещания, что, если останусь жива, никогда больше не буду ходить по газонам, грубить взрослым и нарушать общественный порядок. Еще буду правильно питаться, больше никогда не буду пить, никогда не буду врать, выйду замуж, рожу пятерых детей, буду варить борщи и стирать мужу носки. В общем, за несколько минут я много чего себе пообещала.
- Короче, - обратился инструктор после того, как прицепил ко мне какие-то канаты. - Сейчас ты отходишь вон туда, разбегаешься и бежишь по нарисованным стрелочкам. Прыгаешь наискосок. Поняла?

Я в знак согласия кивнула головой и, отойдя на необходимое расстояние, приготовилась к разбегу. «Раз, два, три!» - скомандовал инструктор, и я побежала. Но, приблизившись к краю крыши и посмотрев вниз, резко остановилась. Честно признаюсь: как человек, всю жизнь проживший на девятом этаже, особо высоты не боюсь. Но в этот момент у меня в голове что-то переклинило, и страх быть расплющенной на земле полностью захватил меня. Мозгом я понимала, что не упаду, что у меня есть страховка, что кругом люди, которые делали это не раз. Но это было сильнее меня. Отдышавшись несколько минут, решилась на вторую
попытку. Разбежавшись, снова затормозила у края. И тут у меня началась истерика.

Я начала, заикаясь, просить, чтобы с меня сняли все и что я отказываюсь прыгать. Несколько минут что-то бессвязно бормотала и боролась с подступающими слезами. Угомонить мою тихую панику и вселить уверенность удалось только Алексею, который сказал, чтоб я закрыла глаза, досчитала до десяти и быстро побежала. Посчитав два раза до двадцати - решила, что пора. Тем более, что пока боролась со своими страхами, на крышу стали подтягиваться другие жаждущие прыжка люди, которые были намного младше меня. Мне стало стыдно перед подрастающим поколением, и, закрыв глаза, побежала.

Один шаг, второй, третий - и земля резко ушла из под ног. Я полетела… Из глаз брызнули слезы. Я не могла закричать, ибо мой голос, кажется, остался там, наверху. Несколько секунд я стремительно падала вниз. Не скажу, что перед глазами пролетела вся жизнь. Точнее будет сказать, в голове появились мысли о том, что не успела еще сделать. А потом трос резко натянулся, я повисла в воздухе и начала раскачиваться из стороны в сторону. Только в этот момент, наконец, открыла глаза. Голос вернулся ко мне, и я закричала. Даже сложно сказать, что чувствовала в этот момент. Наверное, это было безмерное счастье от осознания
того, что осталась жива, что тросы меня выдержали, что здание, с которого прыгала, не обрушилось. И тут я поняла, что летаю, как птичка. Я резко отпустила трос, за который держалась во время прыжка, и повисла в воздухе, широко раскинув руки. Потоки воздуха трепали мои волосы, ветер свистел в ушах. Меня медленно начали спускать вниз.

- Ну как? - крикнул мне второй инструктор, когда я висела над землей на расстоянии нескольких метров.
- ВООБЩЕ, - ответила я.

Это было единственное слово, которое вертелось у меня на языке.

- Просто вообще! Так… никогда… вообще, - бессвязно кричала я, пока меня спускали на землю. Почувствовав почву под ногами, поняла, что сделала это!

Снова на крышу

Отходила от прыжка минут тридцать. Даже не заметила, как снова забралась на крышу, где меня встречали чуть ли не громкими аплодисментами. Отдышавшись, вспомнила о цели своего визита и, наконец, поговорила с Алексеем.

- Идея попробовать этот новый вид экстремального спорта возникла у моего напарника из Новосибирска около 3,5 лет назад, - начал свой рассказ Алексей. - Сначала прыгали с друзьями, потом поставили это все на коммерческие рельсы, для того, чтобы дорогостоящее оборудование окупилось. Сам я почти десять лет занимаюсь промышленным альпинизмом, так что для меня это было не в новинку.

Только какие-то технические стороны пришлось подтянуть. Изначально такие прыжки мы начали проводить в Астане. Пока в Казахстане мы прыгали в пяти городах, Караганда стал пятым городом. Для прыжков мы выбрали именно это место, чтобы не травмировать психику людей. Представьте, допустим, ваша бабушка будет сидеть у окна и увидит, как мимо пролетает человек - да ее, как минимум, увезет «скорая». А тут хорошо - заброшенный район, людей нет. Да и довольно безопасно - не рушится ничего, не сыпется.

- Сколько человек в вашей команде?

- Я из Астаны приезжаю только со своим другом Дмитрием. Это человек, на которого я могу полностью положиться, и я ему доверяю. Могу отвернуться и знаю, что все будет в порядке. Еще есть Илья, который и привез роупджампинг из России в Казахстан. За остальными членами команды, местными ребятами, которые выполняют более простую работу, необходимо наблюдать и следить. Так получается, что приезжаем мы в какой-то город - и собирается команда местных жителей, которые нам помогают. Команда у нас огромная - если взять все города Казахстана, то наберется более 30-ти человек.

- Рекламу о своем мероприятии вы размещали исключительно в интернете?

- Да. Поначалу было очень мало народу. А потом уже заработало «сарафанное радио».

- Сами сейчас прыгаете?

- Я - нет. Меня больше заботит техническая сторона процесса. Приезжая утром, мы все собираем и крепим, а после прыжка уже не хочется ничего делать - устаешь как физически, так и морально. Тем более, что за каждого человека, который прыгает, переживаешь очень сильно.

- Сколько времени уходит на то, чтобы все эти тросы натянуть и укрепить - в общем, оборудовать площадку для прыжка?

- Зависит от сложности объекта. Можно управиться за час, а можно потратить на это полдня.

- Техника безопасности превыше всего?

- Да, конечно - тут это самое главное.

- А есть какие-то ограничения по возрасту?

- Строго с 18 лет. Но иногда мы разрешаем и 16-летним прыгать, правда, только в присутствии родителей, которые подписывают специальное соглашение, то есть осознают весь риск.

P. S. Когда-нибудь, лет этак через семьдесят, когда я стану беззубой, впадающей в маразм бабулькой, буду с гордостью показывать своим внукам фотографии и говорить: «Я летала не только во сне, но и наяву!»


Оцените пост

1