Зачем казахстанские правозащитники отстаивают права религиозных экстремистов?

Rasimbet August 14, 2013
321
0
0
0

20 мая государственный секретарь США Джонн Керри представил ежегодный отчет за 2012 год государственного департамента США о положении с соблюдением права на свободу религий в мире. Там звучат весьма...

20 мая государственный секретарь США Джонн Керри представил ежегодный отчет за 2012 год государственного департамента США о положении с соблюдением права на свободу религий в мире. Там звучат весьма критические замечания в адрес Казахстана. «Правительство Казахстана оказывает давление на религиозные объединения путем рейдов и штрафов. В 2011 году вступили в силу жесткие требования к регистрации религиозных общин в стране», говорится в докладе. Отмечено, что  с ужесточением Казахстаном отношения к нетрадиционным религиозным объединениям, регистрацию не прошли 1463 религиозных объединения, в том числе Церковь сайентологов и община ахмадийцев, ряд протестантских общин, объединения суфиев и некоторых других конфессий.

   

Именно этот факт возмутил председателя Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгения Жовтиса и руководителя общественного объединения «Алматинский Хельсинкский комитет» Нинель Фокину. Оба правозащитника с пеной у рта бросились защищать права «обиженных властью» мунитов, сулафитов и сайентологов.

Вот, к примеру, как трактует нарушение прав человека относительно религиозных экстремистов Нинель Фокина: «Если взять процесс в Шымкенте, то там верующих мусульман осудили якобы за подготовку теракта. Вещественными доказательствами стали карта города с крестиком на месте здания КНБ области, обрез, изъятый у одного из осужденных и восемь патронов у другого, листовки, список сотрудников КНБ, которых они собирались убить и фетва – специальное религиозное разрешение на убийство». То есть на голубом глазу госпожа Фокина утверждает, что экстремисты сначала должны были взорвать здание КНБ, кстати, возле которого находится средняя школа № 9, и только после этого им можно было вменить нарушение закона. А то, что силовики сработали на опережение, тем самым предотвратив жертвы, в том числе и детские, госпожу правозащитницу не волнует. Ведь не ее внуки учатся в той школе, и не ее дети живут в Шымкенте, где в самом центре мог прогреметь взрыв.

Вообще, позиция казахстанских правозащитников, работающих на международном уровне, весьма двояка и непонятна. Чьи интересы на самом деле защищают Жовтис и Фокина? Оба утверждают, что все радикальные экстремистские религиозные объединения имеют право на существование. В том числе и на территории Казахстана. Следуя принципам своей коллеги Евгений Жовтис также заявляет, что пока экстремисты не совершили ничего противоправного, их нельзя привлекать к ответственности. Презумпция невиновности распространяется так далеко, что правоохранительные органы и органы правосудия должны, следуя логике Жовтиса и Фокиной, закрывать глаза на «мелкие» шалости в виде оружия, религиозного разрешения на убийство и так далее.

Они не таясь говорят о том, что «обрадовались, когда зарегистрировали сайентологов, но их зарегистрировали не как религиозное, а как общественное объединение» и еще о том, что «от «Свидетелей Иеговы» продолжают поступать такие же сигналы (о нарушении прав – Авт.), какие мы получали на протяжении последних лет. Проходят рейды, по-прежнему не снят арест с религиозной литературы, которая несколько лет лежит на складах таможни. «Свидетели Иеговы» вынуждены были прекратить такую неотъемлемую часть своей деятельности, как публичное религиозное проповедование, потому что на него наложен законодательный запрет. Они пошли на это, чтобы не рисковать судьбами верующих, не подвергаться штрафам, хотя это коренным образом нарушает их права».

Под такой неотъемлемой частью деятельности как «публичное проповедование» Жовтис и Фокина, вероятно, имеют в виду приставание на улицах городов и поселков тихих людей к прохожим с вопросами о боге. Наверное, каждый хоть раз да попадал в такую ситуацию, когда практически невозможно было отделаться от приставучих свидетелей иеговых, когда проще было взять у них литературу, чем объяснить свое нежелание это делать. И при этом нарушались права ваши, мои, еще тысяч и тысяч граждан Казахстана. Но, ни Жовтис, ни Фокина, почему то не кидались на их защиту. Им было интересно анализировать, рассуждать о том, кто уже виноват, а кто еще нет, эстетствовать, рассматривать проблему проникновения религиозного экстремизма в Казахстан словно муху в чашке с кофе… И это в то время, как другие изо всех сил пытаются остановить его вторжение, оградить граждан от угрозы извне.

Пока на самом высоком уровне в Казахстане решаются задачи противодействия терроризму, международные, а вместе с ними и некоторые казахстанские правозащитники рассуждают на тему: нужно ли собирать религиозные пожертвования через кассовый аппарат в присутствии человека от органов государственного управления или это противоречит нормам соблюдения чьих-то прав. Или спорят о том, нужно ли запрещать ношение хиджабов в школах и других учебных заведениях Казахстана. Доказывают, что нельзя нарушать права верующих и надо им разрешать абсолютно все, что они придумают и привезут в нашу страну из чуждых нам религий и устоев. То есть, опять же, на права своих граждан плюют с высокой колокольни, не замечая, как они нарушаются сплошь и рядом теми же представителями религиозных сект: разваливаются семьи, людей лишают недвижимости, обманным путем заманивая в секты, прививают чуждую нам культуру… Но зато, в глазах общественности зарабатывают баллы, делая громкие заявления и участвуя в громких же делах. Зарабатывая дешевый авторитет у заокеанских грантодателей и спонсоров, эти господа, именующие себя правозащитниками, забывают о том, в какой стране живут и чьи права должны защищать.

     

Оцените пост

0