Баетов Асылбек: ТОИ И ЭКСТРЕМИЗМ

seven7 2013 M06 22
250
0
0
0

Один знакомый официант рассказывал, как обслуживал  торжество некоей из первых по богатству в стране семей,  для проведения которого декорировали и превратили в «свадебный стан» каток «Медео». Для...

Один знакомый официант рассказывал, как обслуживал  торжество некоей из первых по богатству в стране семей,  для проведения которого декорировали и превратили в «свадебный стан» каток «Медео». Для интереса подсчитав, сколько примерно могло стоить такое событие (а ведь это была даже не сама свадьба узату-той), мы поняли,  что речь идет о сотнях тысяч и миллионах долларов! политической системе вообще достижима социальная гармония. И обретают стремление к ней в следовании Божеским заповедям, мгновенно становясь социальными маргиналами, которым до того, чтобы стать преследуемыми и преследователями, всего полшага. Тот же самый деятель, который призывал к скромной свадьбе Назарбаева, еще раньше предлагал из  осужденных за экстремизм создавать чуть ли не миротворческий региональный «легион», интуитивно замечая в такого рода молодых людях искренность в стремлении к благому, пусть и через нарушения закона (причем, не всегда явные).

Одних только иностранных звезд был целый букет - и россияне, и моднейшие западные исполнители, лица которых в нашей  стране можно было бы увидеть только по телевизору. Поболтали,  да разошлись. Позже, через год-другой, этого человека встретил на базаре, где он толкал тачку со строительными материалам. При этом его украшала шикарная рыжая борода (сейчас такую называют «ваххабитская») и черная шапочка, привычная для соблюдающих мусульман. Обнялись. Времени поболтать не было,  но я все же не удержался и спросил, как мой знакомый, вчера,   пусть и в качестве «персонала», но вхожий в такие роскошные дома - оказался тут. Мне не хотелось его обижать, поэтому свой  вопрос я задал максимально корректно, но он меня прекрасно понял и сказал:  «Ты знаешь, я просто не мог больше быть немым зрителем всей этой дикой роскоши, излишеств и беспечности, я понял, что или меня завтра это утянет и я буду грезить о том, чего в этой стране честным путем мне не достичь, или я должен как-то вылечить свою душу от этой болезни. Аллах спас меня, и теперь я, как муравей, тружусь тут, толкаю тачку, в пыли и грязи, но я намного более доволен своей долей, чем когда я сидел и пускал слюни на разврат и богатство».

К чему эта история? К тому, что богатейшие люди нашей страны, которые, как признал один из бывших членов правительства (вскоре после того, как наш аналитический центр пришел к похожим выводам), составляют большинство в Кабмине, а также других структурах власти, давно заткнули за пояс в проведении своих торжеств не только западных королей-принцесс, но и даже самых экстравагантных знаменитостей, которым готовы платить сумасшедшие гонорары за то, чтобы спеть сорванным голосом пару песенок между тостами от «бас-куда» и «замаким-куда с главой СЭС-женгей». Нет, конечно, в масштабах страны, как, скажем, была свадьба у британского принца Уильяма, торжеств давно не было, ибо о масштабах тоев элиты не принято говорить широко. Но, с другой стороны, торжество сына Дианы было не столько тратой денег, сколько поддержанием очень хорошей для английского туризма и производителей сувениров традиции. Полагаем, что британская казна на этом событии, с учетом рекламы и всего прочего, заработала куда больше, чем потратила. У нас же, казалось бы, казна не имеет отношения к частным вечеринкам, но с учетом того, что крупных бизнесменов без связей, часто родственных, в среде чиновников просто не осталось, а сами чиновники живут богаче, чем бизнесмены, бюджет страны кажется очень при чем...

В условиях повальной коррупции и «дольче вита поастанински» у нашей молодежи  действительно открывается не так уж много образов для подражания. Или с головой окунуться в погоню за должностями и стяжательство, либо отринуть  это все, защищать себя, свою мораль и человечность верой. Во втором случае они немедленно записываются светсковатым обществом в «группу риска», ибо люди, не скрывающие свою религиозность, в казахстанском обществе воспринимаются им, как личности подозрительные и опасные. Добавьте сюда «отработки» правоохранительных органов, и через некоторое время волей или неволей религиозные ребята оказываются в группах, которые готовы убивать тех же чиновников и полицейских. Незаметно, но десятки и сотни молодых людей ежегодно попадают в тюрьмы по экстремистским статьям. Не двое-трое, а уже сотни! Откуда они берутся? Плохие имамы?  Нет, или не совсем только они. Прежде всего, корни радикализации верующих - в социальной розни, проявлениями которой являются такие вот «секретно-роскошные» мероприятия, на которые «большие» сегодня люди не стесняются потратить сотни, а то и миллионы долларов США, в другое время скрупулезно подсчитывающие и экономящие на том, чтобы заплатить своим работникам или за оказанные им платные услуги. Или, еще хуже, обсуждающие обоснованность сокращения выплат по беременности и увеличения пенсионного возраста для женщин.

В таких условиях молодые люди, максималистичные, с обостренным чувством справедливости, просто теряют веру в то, что в текущей или Скромность как социальный предохранитель

На самом деле  опыт двух десятилетий государственного строительства Казахстана заставляет совершенно иначе смотреть на роль и внедренную модель рыночной (капиталистической) экономики, которая породила не общество новых возможностей и быстрого производства.

С сожалением приходится констатировать, что у  нас возникло нечто совсем иное -  общество потребления с растущей социальной пропастью. Насквозь коррумпированное и с абсолютно неэффективной экономикой. Исправить это через более скромные тои, конечно же, нельзя. Но снизить растущее непонимание, разрыв между бедными и богатыми -  соблюдением скромности, памятью о духовности, пускай хотя бы внешней богобоязненностью, все же способны.

Асылбек БАЕТОВ ,  эксперт социально-политических  исследований,  ЦРИАП г.Астана

 

Оцените пост

0