место в рейтинге
  • 288709
  • 2081
  • 280
Нравится блог?
Подписывайтесь!

О том, как я участвовала в коллоквиуме по философии истории в Лондоне и что там говорили про Казахстан

Хочу рассказать о том, как я участвовала в коллоквиуме по философии истории в Лондоне.

Скоро лето, значительная часть моей магистратуры осталась позади, впереди только самостоятельная работа над диссертацией - а значит появилось больше свободного времени для того чтобы посещать мероприятия вне университета. Поэтому я решила зарегистрироваться на участие в коллоквиуме в так называемом IHR, Институте Исторических Исследований.

 

За этот год я уже несколько раз посещала семинары по философии истории там же. В зависимости от темы иногда они были скучными иногда очень вдохновляющими. Этот коллоквиум на целый день был рассчитан на то, чтобы подвести итог работе семинаров за семестр и тема была для меня очень интересная: история и повествование (history and fiction).

 

Почему я интересуюсь такой на первый взгляд скучной областью, как философия истории? Всё просто. Я постоянно думаю о том, как применить тот европейский набор знаний, который я вроде как здесь усваиваю, к нашим казахстанским проблемам и вопросам. Например, отчетливо уяснила для себя: история – очень западная штука, не только в Европе, но и вообще, как дисциплина.  А также крайне субъективная. Философией истории и называются условно все те дискуссии и научные споры, которые разворачиваются вокруг этой проблемы. Как нам сместить Европу из центра повествования всего, что было после 15 века? Нужно ли? Возможно, ли создать идеальное историческое полотно, или оно всегда будет неполным? Писать ли нам историю сверху – с точки зрения политики и международных отношений, или снизу – с точки зрения быта и опыта нижнего класса? Всё это вопросы, на которые нет ответов, но которые историку крайне важно иметь в виду, обсуждать их и постоянно сомневаться.

Keith Jenkins

Перед тем как идти на коллоквиум я немного волновалась, потому что среди участников были такие уважаемые имена английских историков, которые я каждый день вижу на корешках книг. Keith Jenkins, составитель справочника по истории пост-модерна (Postmodern history reader), Penelope Lively писательница и лауреат Букеровской премии, Alun Munslow, редактор журнала Rethinking History и другие. К тому же «зрительских» мест не предполагалось и все участники должны были сидеть на равных, за расставленными по периметру столами. С одной стороны, я волновалась Penelope Livelyзря - атмосфера обсуждений оказалась напряженной, но дружелюбной, с другой стороны хорошо, что я волновалась, потому что не поленилась прочитать все статьи и книги из списка рекомендуемой литературы к коллоквиуму и была подготовлена слушать и задавать вопросы.

Тема обсуждения вертелась вокруг «литературного аспекта» истории.

Известный американский философ Хейден Уайт в 1971 году опубликовал книгу, где впервые поднялся вопрос о том, что любая работа историка имеет также литературную форму, а значит, содержит четкую линию повествования, мораль и возможно литературные тропы. Хоть это и неизбежно, это слегка меняет смысл того, что хочет выразить историк.

Четыре презентации по-разному подходили к этой теме. Первая группа спикеров рассматривала проблему исторической травмы – в контексте истории, или просто «травмы в прошлом» - в литературе, и то, как она отображается в литературных произведениях. Например, испанский роман «Солдаты Саламина»  Хавьера Серкаса  пытается увязать память о Гражданской войне в Испании с идеей об испанском национальном характере, или боснийский роман «Райский проект», который философски подходит к теме криминального прошлого героя.

Я подумала о том, что западные исследования упускают из виду, что иногда травма Senate House, Londonможет скрываться не только в самом содержании произведения, но и в его форме, неявно, в зачеркнутых цензурой строках; например, в провластной литературе, которая пишется при тоталитарных режимах. Эту идею немного пообсуждали, но она не могла получить большого развития, так как (ну во-первых, мой вопрос звучал менее интеллектуально, чем мне хотелось бы) и ещё потому, мне кажется,  что английская демократическая традиция не привыкла иметь дело с таким типом литературы.

Вторая дискуссия предполагала открытый диалог между писательницей Пенелопой Лайвли и историком Беверли Саусгейтом. Пенелопа Лайвли – историк по образованию, что очень заметно в её книгах. Из двух её книг, которые я прочитала The Photographмне больше всего понравился роман «Фотография», где рассказывается о профессоре истории по имени Глинн, который случайно находит фотографию своей умершей жены, на которой она романтически держится за руки с другим мужчиной. И тут он, историк, который всю жизнь имел дело с древними эпохами и документами, благодаря этой фотографии вынужден разбираться в своём собственном прошлом, и выясняется, что прошлые события имеют огромное влияние на настоящее.

Было интересно наблюдать за тем, как люди из разных дисциплин могут спокойно и легко находить общую почву в дискуссии.

Третья презентация после обеда была о роли «воображения» в написании истории. Алан Манслоу представил свою новую статью, где призвал историков перешагнуть уже начинающий устаревать постулат Хэйдена Уайта и работать в новых условиях, где мысль о том, что историческая работа это всегда конструкт, а не правда в последней инстанции – не подлежит сомнению. Тут к слову пришлась тема истории Казахстана. Пока я собиралась с духом, чтобы выдать свою точку зрения на происходящее и привнести казахстанский дискурс в дискуссию, один из ученых с которым я беседовала во время перерыва, меня опередил. Было странно слушать мнение о постсоветской истории из уст англичанина. Он привёл в пример то, что слышал от кого-то из знакомых из бывшего советского союза: на протяжении двух лет после обретения независимости в большинстве постсоветских стран не было учебников по национальной истории. Получился идеальный практический пример того, что незадолго до этого обсуждалось в теории: история, особенно «популярная», то есть школьная – это всегда продукт идеологии, реинтерпретации одних и тех же событий в ту или иную пользу.

Подумайте только, с какими трудностями пришлось наверно столкнуться авторам учебников по истории Казахстана в 90-х годах (да и сейчас приходится) и какой по сути дела смешной получился период, когда в одном государстве детей учили истории другого. Обсуждение не задержалось на этой теме надолго, в целом западные историки знают объяснимо мало о той части земли, которая за восточной границей Польши, а специалистов по региону в комнате наверно не было.

Парадоксально, но в эту самую минуту я поняла, что весь объём теоретических знаний, накопленных европейской наукой гораздо заметнее в нашем регионе. Наша с вами история, друзья, нескладная, молодая и подозрительная задаёт нам столько вопросов, сколько никакому Уайту не снилось. А кто будет над ними работать?

 

Последняя презентация дня была на тему «Popular Historical sensibility” то есть о чувственности в популярной истории. Не напрягающая веселая тема была самое то, под конец дня, когда все утомились. Веселая лекция спикера про то, как идея прошлого отражается в популярной культуре – образах зомби, вампиров в популярных фильмах и книгах всех развеселила.

 

После того как мероприятие закончилось я, вдохновленная, шла домой по шумной улице, а в моей голове роилось множество вопросов. На многие из них я знала где искать ответы: всегда можно прийти в библиотеку и открыть том Бодрийяра, того же The postmodern history readerУайта, или какого-нибудь Фуко, да мало ли их на свете-то, философов. (А если будет лень читать, тот факт что кому-то было не лень это написать, всё равно успокаивает.) А вот где прочитать о том же, только про нас? Есть ли статьи, которые обстоятельно подходят к философским вопросам, касающимся нашей истории? А что делать, если нет, морально ли применить к нашим реалиям западные разработки? Ведь очевидно, что многие проблемы нашей казахстанской истории, как науки, начиная с вопросов в ЕНТ про зубы Чингисхана и заканчивая шовинистическими взглядами некоторых общественных фигур можно было бы проще решить, если бы мы начали задаваться теоретическими вопросами об истории как о науке как таковой.

В общем, вместо того, чтобы попусту возмущаться, я решила сначала заняться поиском. Постараюсь поискать статьи в свободном доступе, которые подходят к истории Казахстана с этой, теоретической стороны. Обязательно напишу, если найду что-то интересное.

 

Ссылки (узнать больше):

Википедия

Хэйден Уайт
Пенелопа Лайвли (англ.)

Хавьер Серкас
Александр Хемон (Райский проект)

Статьи и книги

Рецензия на новую книгу Хейдена Уайта в "Журнальном зале"
Postnauka.ru: о границах исторической науки

 

Подписывайтесь на меня фейсбуке

21 мая 2013, 6:18
1718

Загрузка...
Loading...

Комментарии

хорошая статья, очень познавательная
Спасибо, очень рада.
Барфилд, Бродель - про кочевников. Наша история довольна проста и лучше ее объяснять как историю кочевого общества
Да, это тоже следует учитывать...
Отличная статья))
Спасибо большое!

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Мой дом – не гостиница. Я не останавливаюсь у своей родни, потому что знаю, что это такое

Мой дом – не гостиница. Я не останавливаюсь у своей родни, потому что знаю, что это такое

Наступил долгожданный момент и мы смогли заселиться в собственную квартиру. А потом началось... Все знакомые, родственники, даже коллеги и соседи родителей вспомнили о нашем существовании.
Idealovnet
14 окт. 2017 / 20:38
  • 8660
  • 81
Работа на EXPO. «Улыбайтесь, вы – лица Казахстана»

Работа на EXPO. «Улыбайтесь, вы – лица Казахстана»

Продление перерывов, втыки от менеджеров, борьба за стенды, кучкования, как мы друг-друга прикрывали, защищали от гостей. Все эти события доставляли радость, и каждый день на работу я приходила...
madiNAtty
14 окт. 2017 / 22:34
  • 6012
  • 23
«Bank RBK» банкрот? Почему мы не можем распоряжаться собственными же деньгами?!

«Bank RBK» банкрот? Почему мы не можем распоряжаться собственными же деньгами?!

Мы не можем выдать зарплату, оплатить по счетам или как-то иначе распорядиться нашими же деньгами! У физ.лиц, насколько мне известно, ситуация не лучше - при нас люди не могли снять свои деньги с депозитов.
daniyar4422017
13 окт. 2017 / 15:46
  • 3539
  • 12
Я четко помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж»

Я четко помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж»

У нас была особенная атмосфера, мы постоянно были вместе, читали треки, летом часто поднимались в горы. Гуляли пешком по ночному городу, иногда до утра. Снимали хату и представляли совместную жизнь...
Dominator-kz
14 окт. 2017 / 22:29
О проститутках, ЗППП и других сексуальных страстях

О проститутках, ЗППП и других сексуальных страстях

У меня обширный сексуальный опыт, и я этим не хвастаюсь. Будь у меня возможность, променял бы это всё на одного партнёра. Но так как с личной жизнью не заладилось, а секс я очень люблю, то приходилось изворачиваться.
bez_prav
18 окт. 2017 / 18:01
Отчего в Казахстане предвзятое отношение к отечественному продукту?

Отчего в Казахстане предвзятое отношение к отечественному продукту?

Вы когда-нибудь пользовались казахстанской косметикой? Я тоже нет, поэтому сразу же откликнулась на приглашение своего фейсбук-френда протестировать отечественные крема… из Степногорска.
Shimanskaya
16 окт. 2017 / 11:32
  • 2640
  • 30
Когда почти все уехали в «А-города», стоит ли жить в Шымкенте?

Когда почти все уехали в «А-города», стоит ли жить в Шымкенте?

Город имеет особую ауру - очень густая энергетика, думаю, это от того, что он со всех сторон окружен "местами силы". Шымкент напоминает мне старенького доброго мудрого дедушку-аксакала.
Bonittta
13 окт. 2017 / 15:15
Я помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж». Часть 2

Я помню тот день, когда мне позвонили друзья и сообщили: «Она выходит замуж». Часть 2

Я знал дату свадьбы. За неделю до свадьбы в соцсети "Вконтакте" на все мои последние фото, был проставлен лайк с её профиля. Сердце забилось сильнее. В душе загорелась наивная, крошечная надежда.
Dominator-kz
17 окт. 2017 / 15:41
«На пути к успеху всей семьей»: как супруга Кайрата Нуртаса наконец вышла в свет

«На пути к успеху всей семьей»: как супруга Кайрата Нуртаса наконец вышла в свет

Зачастую казахские селебрити выходя в свет, привлекают внимание и обьективы камер только к своей персоне, оставляя свои вторые половинки в тени неизвестности.
gulshat87
13 окт. 2017 / 17:56
  • 2035
  • 6