Мода — бизнес или искусство? Редакторы vs. рекламодатели.

Thefrontrow 2013 M04 30
3682
2
5
0

«Мода — это, прежде всего, бизнес, а не искусство. И потому главная цель модных СМИ, как одной из составляющих бизнеса — обслуживание индустрии моды и увеличение продаж модных дизайнеров».

«Мода — это, прежде всего, бизнес, а не искусство. И потому главная цель модных СМИ, как одной из составляющих бизнеса — обслуживание индустрии моды и увеличение продаж модных дизайнеров». Но читатель по-прежнему требует от модных журналов гораздо более глубоких текстов, чем материалы «о кофточках», - Алена Долецкая.

Наглядное подтверждение словам Алены – любой глянцевый журнал и его содержание, на что больше всего сетуют, а порой за что откровенно не любят этот самый глянец читатели. Это - реклама, конечно же. Реклама и мода – близкие родственники или скорее даже сестры – близнецы. У рекламы множество ролей и соответственно влияния. Она и учитель, и проповедник, и диктатор. Реклама в значительной степени, как бы мы не пытались этого отрицать, определяет наш образ и стиль жизни. Именно поэтому для большинства рекламодателей, глянец – идеальная площадка, на которой им достанется лакомый кусочек в виде покупателя. В результате этого взаимодействия образуется идеальная картинка, изображающая счастливые лица всех: рекламодателей, издателей и главное, конечно, покупателя, ставшего обладателем именно того платья, о котором красиво написали, и которое сказочно снял фотограф.

the-front-row-журналы (1)

Во всей этой сказочной картине есть одно недоразумение – фэшн-критика и ее положение на страницах глянцевых изданий. Это большая и достаточно радикальная её проблема – она находится под сильнейшим коммерческим давлением, отчего лишена возможности называть плохое - плохим. Журналы очень сильно зависят от рекламодателей, поэтому редакторы и журналисты, работающие в изданиях, не могут позволить себе разгуляться в плане критики. Ранее, когда обложки для Vogue и Harper`s Bazaar рисовал Дали, а в журналах работали Диана Вриланд и Ирене Брин, на страницах журнала можно было встретить немало критических заметок и статей, но это было другое время, в котором реклама не имела власти. Сегодня же глянцевое издание в принципе не подразумевает никакого критического взгляда. Вспомнить хотя бы первые коллекции Симонса для Dior и Слимана для Saint Laurent. Одежда их первых коллекций появлялась на каждой второй обложке модных изданий мира, им посвящались целые фотосессии и развернутые эссе. Думаете, потому что это было действительно круто? Нет, конечно. Их владельцам, в данном случае это Kering (в прошлом PPR) и LVMH (два самых крупных рекламодателя в модном бизнесе), просто необходимо было распиарить бренд и навести благородную шумиху вокруг коллекции в связи со сменой креативных директоров Модных Домов. И журналам ничего не оставалось делать кроме, как следовать данной политике. Ну, не могут пчелы против меда идти. Ну, вот совсем.

the_september_issue_2009_1280x720_871558

Behind-the-scenes-of-the-new-Burberry-Body-Tender-campaign-with-Cara-Delevingne-on-the-River-Thames-in-London

Но что делать, если хочется читать и слышать объективную оценку тому или иному явлению в моде? Идти в интернет. Хотя и на его просторах сейчас не все гладко и честно. Пару лет назад все думали, что блогеры исправят ситуацию, но потом их начали приглашать на показы, снимать в рекламе, подписывать контракты, предоставлять одежду. Потеря независимости и да, продажность, сыграли ключевую роль - все вернулось на круги своя.

the-front-row-журналы (6)

Даже профессиональным фэшн-журналистам, пишущим в интернет-изданиях, пришлось изобретать перифразы, учиться критиковать, не критикуя, выкручиваться и быть предательски политкорректными, что не всегда честно по отношению к читателям. Даже, если с коллекцией Chanel или Prada что-то не так, критикам зачастую приходится либо держать свое мнение при себе, либо врать, либо использовать обходные пути и выкручиваться, иначе существует риск лишиться не только приглашения на показ, но и рекламы издания, где журналист трудится. Такое положение дел сильно нивелирует критику и подрывает всякое к ней доверие. К примеру, смотришь показ Versace – ну, чистый сюр, бессмысленный и беспощадный, а главное, скучный до невозможности. А потом открываешь style.com (сайт принадлежит издательскому дому Conde Nast, на секундочку), читаешь Тима Бланкса, а там «это так круто, смело, сексуально и вообще Донателла делает революцию». Или, например, последний показ Saint Laurent, где от увиденного волосы на голове шевелятся, а открываешь на следующий день любое интернет-издание, где работают большие профессионалы и читаешь о каком-то вдохновении Слимана, о том, что дизайнер неплохо поработал с архивами и вообще получилось довольно интересно, прямо-таки благодать-благодать. Итак, в этот момент становится грустно и как-то неловко, потому что, если заслуженные деятели вынуждены писать такое, то чего же тогда ждать от остальных? И никто в официальных СМИ не выйдет и не скажет: «Ну и гадость же этот ваш Слиман. Уберите это с глаз долой, а то стыдно смотреть».

IMG_2773-2

Редкий модный критик может позволить себе быть прямолинейным. Те, что более бескомпромиссны,
периодически становятся участниками скандалов. Так было, например, с Кэти Хорин, которой была закрыта дорога на показы Армани в течение 5 лет, а также не получившей приглашения на весенне-летний показ Saint Laurent, зато удостоившейся личного оскорбления от Эди Слимана. Или с Анной Баттистой, очень серьезного и бескомпромиссного журналиста, которую пару сезонов не пускали на показы Prada.

журналы1

В этом бизнесе всегда так было и, видимо, будет, но как же это печально, что даже просто сказать «это была не самая сильная коллекция Celine» и то - целая проблема, из которой могут вытечь самые непредсказуемые последствия. Именно поэтому, несуразные меховые сланцы, уродующие ноги, в один миг станут объектом желания и крутой инвестицией. Ха-ха.

Behind-the-scenes-Ashley-for-Mark-Cosmetics-Spring-2013-Campaign-ashley-greene-32248788-960-639

Thefrontrow.kz

Оцените пост

5