До чего ушел прогресс

Gulnara Bazhkenova 2013 M04 16
3722
40
16
0

 В 1961 году мои родители учились в школе – в разных школах, разумеется, – но 12 апреля для них прошел одинаково. Cоветских школьников в этот исторический день собрали на линейку и торжественно...

 

В 1961 году мои родители учились в школе – в разных школах, разумеется, – но 12 апреля для них прошел одинаково. Cоветских школьников в этот исторический день собрали на линейку и торжественно объявили, что советский человек –
первый человек на земле! – Юрий Гагарин полетел в космос.

Тогда учителя и ученики начали прыгать от радости, обнимать друг друга и кричать «Ура!». Радость была искренней, как и вера в безграничность прогресса – настроение, сохранившееся до поры уже моего детства. Сейчас это выглядит странно, но мы с многочисленными двоюродными братьями и сестрами верили не в сказочных волшебников, а в ученых – знаковая подмена мифологем. Хотя мы недалеко ушли от маленьких дикарей, завороженных могуществом тотемов. Только теперь их вездесущность олицетворяло всезнайство мужей, именуемых гордым званием «ученый». Совсем маленькой я полагала, что эти таинственные люди знают и умеют все на свете. А мой дедушка расплакался, когда его первый внук поступил в аспирантуру, читай, попал в круг избранных сверхлюдей. Наивная реакция человека, чье прошлое не унавожено несколькими поколениями всеобщей грамотности. Отсюда трепетное, почти священное отношение неофита к учености.

Сегодня согласно опросу института политических решений только 6% казахстанцев относит себя к атеистам – это слово вообще приобрело ругательный, негативный оттенок. Больше половины жителей страны, с чьей территории человек впервые отправился в космическое путешествие, являются сторонниками креационизма. Точнее, про саму доктрину они, вероятно, и не слышали, просто по инерции, суеверию и на всякий случай держат пальцы крестиком в непонятных ситуациях и верят в сотворение мира Творцом.

Но глобальные изменения произошли не только в сознании казахстанцев. К началу 21 века все человечество постигло массовое разочарование в науке. Всемирный опрос, проведенный к 200-летнему юбилею Чарльза Дарвина, показал, что в его теории сомневается половина жителей даже развитых западных стран. В США таковых 45%, а на родине великого ученого, в Англии, треть школьных преподавателей биологии оказались троянскими конями креационизма. И вот уже министр образования Польши открыто называет теорию Дарвина ложью, а стамбульская мэрия официально поддерживает проведение второй международной конференции по теории божественного сотворения мира.

В общем хоре неомистицизма тонут встревоженные голоса ученых: открытое письмо нобелевских лауреатов против преподавания креационизма в школах повлиять на эволюцию масс уже бессильно. Космическая эпоха избыла себя, к нам вернулись шаманы. Упоение прогрессом сменил ренессанс мистицизма. Научная фантастика закончилась – начался постиндустриальный мистический хоррор.

В детстве с родителями мы часто ходили на публичные лекции всесоюзного общества «Знание» – было такое смешное провождение досуга провинциальной советской интеллигенции. Один заезжий московский гость взял за название своей лекции известную в то время фразу: «И на Марсе будут яблони цвести». Безудержный романтизм, оптимизм и оторванность от земли целого поколения выразились в этих словах. Яблони на Марсе не зацвели, зато в массе расплодились астрологи, экстрасенсы, новые мессии – это они пришли на смену лекторам «Знания», это их выступления сегодня собирают полные залы и показывают по телевизору. Земля проделала круг, вышла из созвездия Рыб и вошла в зону Водолея.

Человечество пока еще движется вперед. Наши аппараты бороздят закоулки вселенной, делая снимки, способные удивлять и производить что-то похожее на сенсацию. Космос осваивают развивающиеся страны; туда за деньги уже летают туристы, а для космонавтов это давно стало очередной служебной командировкой. Но это движение на инерции старых достижений. Результат фундаментальных исследований и открытий первой половины двадцатого века. Последний настоящий технологический прорыв случился в 50-х годах – все остальное есть высокий тюнинг. Глобальные системы GPS, интернет, спутниковое телевидение только выглядят коммуникационной революцией. А современные космические корабли при всей внешней футуристичности построены на основании  расчетов позапрошлого, 19-го века. С тех пор прорывов в математических решениях не было, поэтому летать дальше луны человек еще долго не сможет. Да и сама луна стала опять недоступной. Нерентабельной.

Лауреат Нобелевской премии по физике Андрей Гейм предупреждает очарованных гаджетами современников: накопленные фундаментальные знания на исходе. Их хватит еще лет на 30-40, а потом наступит конец прогрессу. Стив Джобс, конечно, молодец, но все его айфоны и айпады, также как марсоходы появились, прежде всего, благодаря старомодным ученым, а не полету дизайнерской мысли. И даже не конструкторским и инженерным решениям. Отдача от кропотливого труда ученых  длинная, не всем понятная, не достаточно эффектная в медийный, оцифрованный век.

Так чего хотим от космоса в частности мы? Зачем пристально вглядываемся в звезды? Космические технологии – привилегия державных государств, но даже они сегодня чаще смотрят в землю, чем на небо. Все ищут трюфели. «Аким СКО Самат Ескендиров встретился с председателем национального космического агентства Талгатом Мусабаевым и обсудил перспективы космической отрасли»… Мелькнувшая в сводке новость вызывает умиление и грустную улыбку. До чего дошел прогресс в отдельно взятой области Отчизны! Скоро животрепещущий вопрос станут обсуждать кухарки и чабаны.

Космической индустрией сегодня обзавелись Китай и Индия, но все они, включая Японию и Евросоюз, копируют старые советские и американские достижения, родившиеся из великого противостояния систем. И даже хорошую копию еще надо суметь выполнить. Казахстан вложит в развитие космической отрасли 700 миллионов долларов? – только непонятно на что и к чему они будут прикладываться, если в фундаментальные науки государство готово вкладывать менее одного процента ВВП. Прикладные науки ведь на то и зовутся так, что требуют приложения. И сосредоточенность общества, настоящего и будущего – школ, университетов – на вопросах языка, идеологии, мифической национальной идее, а не физике-математике-естествознании высокому полету не сопутствует. Не то страшно, что страна тратит огромные суммы в отвлеченных поисках себя – мы опять упускаем время. Просиживая его на уроках религии и самопознания. Простирая руки к звездам, утопать ногами в зыбучем песке. Как это характерно для человека.

 

(Оригинал опубликован в апрельском номере журнала Esquire)

Оцените пост

15

Комментарии

0
И что, вы верите в то что человек произошел от обезьяны?
0
Калиюга.... Но и она не вечна)
Спасибо за статью и аргументированное мнение!
5
наивная, ноги ведь бреешь?
5
Человек не произошел от обезьяны, он ей остается.
1
Пафос статьи понятен и близок, но грубой ошибкой было бы считать Дарвина атеистом. И Ньютон (http://hbar.phys.msu.ru/gorm/fomenko/newtvav.htm) и Дарвин и Микеланджело и Ломоносов, Кант и вообще практически все ученые из школьных учебников были глубоко верующими людьми. Шапочка академика Лосева была единственным видимым атрибутом иноческого подвига, которых принял на себя этот ученый. Христианская традиция считает, что существует две книги Откровения, через которые происходит богообщение - Библия и природа. Если и стоит обличать мистицизм, то только в современном повсеместно практикуемом оккультизме. Вот это точно, даже не прошлый век, а пожалуй, каменнный. Для Esquire слабовато.
Показать комментарии