Ну вот, я был прав про Храпунова!

Adil Sydykov 2013 M03 1
1900
0
7
0

Немногие рядовые граждане Казахстана в курсе, что долгое время Виктор Вячеславович на всех без исключения уровнях характеризовался, как очень "работоспособный, вдумчивый высококлассный специалист."

Только я написал и выложил свое мнение про товарища Храпунова, как сразу появились статьи про его Жизнь.

На Диалог.кз:

Немногие рядовые граждане Казахстана в курсе, что долгое время Виктор Вячеславович на всех без исключения уровнях характеризовался, как очень «работоспособный, вдумчивый высококлассный специалист, болеющий за свое дело». К тому же знающие Храпунова люди отмечали его природную скромность и твердость воли, что была сравнима с его железным рукопожатием.


Сегодня просто фантастическим выглядит тот факт, что, даже будучи председателем столичного горисполкома, он наотрез отказывался переезжать из своей стандартной трехкомнатной квартиры в одном из номерных микрорайонов Алматы, в предоставляемые государством апартаменты в центре города. Свой столь необычный, в том числе и для советских времен шаг, он объяснял достаточно просто – проживая в стандартном микрорайоне, он лучше знает чаяния народа.
Метаморфозу характера Виктора Храпунова окружающие его люди стали замечать в период 1994-95 годов. Он стал более раздраженным, часто уходил в себя, и постоянно намекая подчиненным на свое желание получить дополнительные доходы, периодически кому-то звонил даже со служебного телефона. Вскоре всем все стало понятно. Выяснилось, что в жизни Виктора Вячеславовича появилась…новая женщина. Имя ее было хорошо известно казахстанской общественности. Это была Бекетова Лейла Калибековна.

Их первое знакомство состоялось в конце 1993 года, когда начинающая поход за большими деньгами будущая «успешная бизнесвумен» пришла в кабинет к занимающему пост председателя Ленинского райисполкома Алматы Виктору Храпунова просить по рекомендации Заманбека Нуркадилова под свою телекомпанию «Тан» первый этаж пустующего здания Госбанка СССР по проспекту Ленина. Трудно сказать, чем взяла Лейла Бекетова Виктора Храпунова, но в последствии как отметил в своей так и не изданной книге Заманбек Нуркадилов, она сломала Виктора Вячеславовича, превратила его бесхребетного человека, потерявшего собственное «я»: «Хорошо помню, как где бы он ни находился - в Алма-Ате, в Астане, за границей - каждые пять минут он звонил Лейле, отчитывался: с кем говорит, где сидит, что собирается делать».

Такую же характеристику взаимоотношениям Лейлы и Виктора Храпунова дают и члены неформального объединения «Птенцы Феникса», о котором упоминалось в нашей первой части. Так, например, бывший сотрудник компании «Phoenix», условно названного нами Максимом, вспоминает: - Никогда не думал, что увижу такое. Лейла Калибековна при всех могла выругать Виктора Вячеславовича самыми последними словами, а потом потребовать от него еще и извинений. Он слова ей сказать не мог. Она на него как фурия кидается, а он стоит, понурив голову, молчит. Впечатление такое, она учительница, а он нашкодивший школьник. А ведь он, в момент, когда я у них работал, акимом Алматы был, представляете?!
Как рассказывает Максим, поводов выругать Виктора Вячеславовича у Лейлы Калибековны всегда было предостаточно. Но чаще всего ее возмущения были связаны якобы с нежеланием Храпунова помогать ей с воплощением в жизнь ее очередной «гениальной идеи». Особенно Максиму запомнился случай, когда официально в 1998 году оформившие свой брак супруги при всех кто был у них дома, поругались из-за проблем уже созданной Лейлой ювелирной компании «Viled»:
- Для начала надо пояснить, название «Viled» не с потолка появилось. На самом деле «Viled» расшифровывается, как «Виктор-Лейла-Даниэль». Даниэль – их единственный общий ребенок. Это идея Лейлы Калибековны была, как она говорила «увековечить имена членов счастливой семьи». А поругались они из-за того, что Лейла стала, видимо, в очередной раз давить на Виктора Вячеславовича. Начала требовать от него, что бы он помог ей с клиентами для ее ювелирного магазина, где якобы из-за его нерешительности совсем нет продаж. Храпунов стал возмущаться, говорить, что не может использовать свое служебное положение, что это может быть превратно понято и в акимате, и тем более, наверху. И тут у Лейлы такая истерика началась, что все кто слышал их разговор, предпочли по стенкам размазаться. Она стала кричать, что он ее не любит, что думает только о себе, а на детей и семью плевать хотел. Естественно Виктор Вячеславович сдался как всегда.

По словам Максима, которые подтвердили и другие «птенцы» Андрей и Арман, очень скоро дела компании «Viled» резко пошли в гору. Даже, несмотря на то, замечает Максим, что цены там были и по нынешним временам запредельные: - Честно говоря, я не сильно разбираюсь во всяких там драгоценностях, но лично меня сильно удивило, что набор, состоящий из сережек и подвески с какой-то висюлькою, стоил 64 тысячи долларов! Я тогда квартиру свою трехкомнатную продал на Маркова-Тимирязева, так мне за нее и то с большим трудом 12 тысяч долларов получить удалось. А тут такие деньжищи!..
Между тем секрет «коммерческого успеха» ювелирной компании Лейлы Калибековны, согласно рассказам «птенцов» объяснялся очень просто. Помог сдавшийся на милость своей супруги Виктор Храпунов. В соответствии с его негласным распоряжением, по городу было распространено сообщение, что для того, чтобы попасть на прием к акиму или стать участником, например, производственного совещания, проводимого акиматом города, надо было вначале отовариться в компании «Viled». Была установлена и соответствующая такса

Кстати, о том, что компания «Viled» образца Лейлы Калибековны была своеобразным мыльным пузырем, говорит и ряд интересных, но малоизвестных фактов, которые словно метеор промелькнули в отечественной прессе. В частности, когда в 2003 году госпоже Храпуновой после бесконечно долгих поисков и уговоров потенциальных покупателей за далеко немаленькие деньги все же удалось продать свой «успешный бизнес», новые его владельцы обнаружили, что их несколько надули. Оно, конечно, бизнес это, и все же. Оказалось, что у Лейлы Калибековны не было ни постоянных клиентов, которых после смены собственника, словно ветром сдуло. Ни заключенных с ведущими ювелирными компаниями Швейцарии, Италии или Франции каких-либо контрактов, о которых она пылко рассказывала всем подряд. Свой ювелирный «бизнес» госпожа Храпунова вела абсолютно бесхитростно. Выезжала в Европу, закупала нужный товар в бутиках Милана, Берна или Парижа, а затем продавала его с накруткой в своих четырех точках, две из которых находились в арендуемых помещениях отелей «Intercontinental Astana» и «The Regent Ankara in Almaty».

Больше того, благодаря своей неумной энергии, она, в очередной раз, подключив авторитет Виктора Вячеславовича, каким-то немыслимым образом сумела убедить новых владельцев, что средняя стоимость квадратного метра принадлежащей ее компании «Viled» недвижимости на Гоголя-Панфилова и Фурманова-Аль-Фараби в Алматы, составляет 2 183 доллара США. Хотя на самом деле в тот момент средняя цена квадрата в данном секторе недвижимости, да еще и с евроремонтом, колебалась от 1 200 до 1 500 долларов. Свою роль в столь странной сделке сыграла «независимая» экспертиза, составленная компанией BDO «Казахстанаудит», где вице-президентом значился…Газиз Шакаримович. Тот самый Газиз Шакаримович, который по совместительству занимал еще и пост вице-президента ТОО «Phoenix. VL». Тот самый Газиз Шакаримович, об отношениях которого с Лейлой Калибековной по информации «птенцов Феникса» Виктору Вячеславовичу лучше было не знать.

Впрочем, по данным «птенцов» ювелирный «бизнес» четы Храпуновых был сущим пустяком, скорее связанный с болезненной страстью Лейлы Калибековны ко всякому роду золота и бриллиантов. К тому же солидно и пополнить счет, открытый в Швейцарии на имя Даниэля Викторовича, он не мог по умолчанию. Увы, но в Казахстане не так уж и много людей, способных выложить десяток-другой тысяч долларов или евро за уникальные изделия от Bvlgari, Cartier или Tiffany. Куда больше семейный счет господ Храпуновых пополняло позже внедренное по всему Казахстану «ноу-хау» от Виктора Вячеславовича и Лейлы Калибековны. Имя ему – ямочный ремонт дорожного полотна. Вот где была сверхприбыль и с баснословными доходами, учитывая, что в Алматы далеко не одна сотня километров асфальтированных дорог имеется! За получением подряда на проведение ямочного ремонта различные ТОО, ЧП и АО в очереди стояли. Что не удивительно. Ведь цена одного квадратного метра этого самого «ямочного ремонта» на 5 сантиметров глубиной была от 9 до 10 тысяч тенге. Тогда как полный ремонт дорожного полотна стоил 5, максимум 7 тысяч тенге за квадрат. К тому же и давать какие-либо гарантии, что дорожная «заплатка» продержится хотя бы год, в алматинском акимате как-то не требовали. Да и нужно ли было, если учесть, что алматинский асфальтобетонный завод целиком и полностью контролировался известными супругами? Итог известен – вначале 2000-ых Алматы был в буквальном смысле поражен эпидемией ямочного ремонта, вспоминают «птенцы Феникса», а представители подрядных организаций с конвертами в руках косяками валили в «Маленькую Венецию».

Справедливости ради, надо заметить, в ряде случаев асфальтобетонному заводу имени Виктора и Лейлы Храпуновых приходилось работать денно и нощно. Началось все с улицы Фурманова. Поняв, что в Астане на его деятельность начали смотреть с подозрением, с подсказки своей незабвенной супруги Виктор Вячеславович решил, чуть ли не в ущерб семейному бюджету, на время отказаться от глобального ямочного ремонта в пользу капитальной реконструкции «президентской» дороги. Правда, сделано это было абы как, без водостоков. В результате, стоило дождику зарядить немного чаще, как всем известная в Алматы улица превращалась в филиал Малой Алматинки (речка такая в южной столице имеется). Впрочем, улицу Фурманова спасало то обстоятельство, что идет она в алматинские предгорья, а потому и образуемая ею речушка незаметно для большинства горожан завершала свое течение в нижних районах города, доставляя неимоверную «радость» тамошним владельцами частного сектора. А вот у улицы имени Толе бы таких «преимуществ» не было. Как итог значительное число владельцев автотранспортных средств и жители микрорайонов «Тастак», до сих пор поминают «добрым» словом акима середины 90-ых, начала 2000-ых годов за сезонное появление «Великих храпуновских озер».

Оцените пост

7