Конфеты, какашки, старые счета.

Ампула 2013 M02 14
696
16
0
0

Страховая компания прислала сегодня незакрытый счет за 2011й год. «Посещение амбулатории университетской клиники. Февраль 2011». Я никогда не хожу в униклиникум. Точнее хожу, но только на занятия, не...

Страховая компания прислала сегодня незакрытый счет за 2011й год. «Посещение амбулатории университетской клиники. Февраль 2011». Я никогда не хожу в униклиникум. Точнее хожу, но только на занятия, не в качестве пациента. Счет всего в 10 евро. Десять евро – обычный квартальный взнос.

Начинаю вспоминать тот февраль 2011го и свою первую практику в стенах университетской клиники. Практика по уходу за больными, а практиканты – низшее звено огромной, жесткой и жестокой медицинской иерархии. Младший помощник младшей медсестры (или как там шутят врачи), тот, кто приносит еду и уносит какашки. В безропотном молчании.

Практику эту обязаны проходить все студенты, находящиеся в доклинической части обучения (обычно первые два курса). Pflegepraktikum можно пройти только в государственной клинике, ибо нечего получать печати на бланках от своих папаш-глав.врачей. За первые два года обучения нужно отработать строго 90 дней, работать можно только на «каникулах». Каникулы называются не каникулами, а «временем, свободным от лекций». В перерывах между семестрами это около 45-60 (максимум) дней, когда нет семинаров и лекций, и за которые нужно успеть сдать все экзамены, письменные работы, протоколы лабораторных и успеть пройти практику (остаток можете заслуженно называть каникулами, если что останется). Практика по уходу за больными – одно из обязательных условий для попадания на гос. экзамен по прохождению в клиническую часть, короче говоря, чтобы попасть дальше, на третий курс, нужно отпахать все 90 дней в гос. учреждении.

В обязанности меня-низшего-звена входило: приносить/уносить/ заказывать на завтрашний день завтраки/обеды/ужины; мерить дважды в день (некоторым ежечасно) витальные показатели: давление, температуру, пульс; выписывать/принимать пациентов; объяснять распорядок дня один-два-десять-двадцать-сколько-потребуется-раз больным/родственникам/их друзьям/всем, кто спросит; после выписки пациента мыть и дезинфицировать его кровать /матрац/ночной столик/шкаф/письменный стол/все, к чему он прикасался (все, кроме пола, на это же есть уборщики); заправлять вымытую кровать новым бельем (тут нужно отметить, что существуют определенные правила уборки постели, например, заправленное одеяло нужно складывать горизонтально и подгибать с обеих сторон по 40 см, а подушку взбить и поставить «парусом», и т.д. и т.п.); трижды в день проверять уровень сахара в крови у диабетиков; у пациентов, переведенных с нефрологии, проверять и записывать кол-во выделенной мочи пять раз в день; ставить/снимать катетеры; мыть и делать массаж больным с проблемами опорно-двигательного аппарата/постоперационным/очень старым и немощным/»овощам»; чистить протезы; менять подгузники/утки/судна; последние два дезинфицировать должным образом; отвозить/забирать пациентов с рентгена/узи/кт/мрт и т.д. и т.п.; инструктировать перед и после операций; делать сестрам кофе; раздавать свежее белье/рубашки/полотенца; относить на склад мешки с грязной постелью; чертить графики в мед.картах; обрабатывать швы; делать подкожные инъекции; менять повязки; следить, чтобы в каждой палате были перчатки/мыло/дез.сред-во/крема/и т.д. /и т.п.; выполнять всякие капризы и мелкие поручения и всегда-всегда-всегда со всеми здороваться и улыбаться.

Мой рабочий день начинался в 5:45. Нет, не в шесть, а в 5:45 нужно было сидеть в форме в сестринской комнате на «передаче» смены. До семи утра нужно было проверить витальные параметры, всех разбудить, тем, кому до обеда на операции помочь помыться и переодеться, поменять грязную постель, внести утренние показатели в мед.карты. В семь начинался утренний обход. Так как я все-таки в лагере врачей, хожу тенью за их гордой белой делегацией, слушаю важные разговоры и все мотаю на ус. До восьми помогаю умыться/помыться/побриться всем, кто меня еще ждет. В восемь бегу на кухню за тележкой, уже заполненной подносами, развожу завтрак. Пока я дохожу до последних палат, первые уже поели. Я забираю грязную посуду, увожу на кухню. Дальше начинается суматоха куда-кого-отвезти-где-кого-забрать. Мыть кровати, мыть кровати, мыть кровати. Заправить все свежим бельем. Отдать выписки. Принять нового пациента, сделать анамнез. Измерить давление-пульс-температуру. Мыть кровати, мыть кровати, мыть кровати. В 10:30 можно было на двадцать минут перевести дыхание, у меня заслуженная пауза. Покидать отделение нельзя, так что я сижу в сестринской и жую бутерброд, пью кофе, наслаждаюсь положением сидя, игнорирую гудящие и протестующие ноги. В 10:50 продолжается суматоха. «Сестра, принесите мне, пожалуйста, воды, половину бутылки без и половину с газом»; « - Сестра, эти антитромбозные чулки жутко жмут. – Так и должно быть, потерпите пару дней. – Но сестрааааа, бла-бла-бла»; « - Вы забыли принести мне утренний какао, три ложки порошка плюс 300 мл молока при 60 градусах. – Да-да, я помню.»; « - Ты еще не вымыла палату номер 4? – Пока я шла туда, меня попросили принести воды и забрать судно. – Ты такая медленная, не забудь ту палату»; « - Ты куда бежишь? Проверь-ка мою пациентку в 9й, я ей поставила капельницу. - Окей»; « - Ваш какао. – О-о-о, целая вечность»; « - Что там с 9й? – Все в порядке. – Хорошо, замерь давление в 7й»; « - Швы обработала? – Эмм, сейчас, замерю давление в соседней. – Топ-тооп, шустрее, работы сегодня выше крыши»; « - Ну что там 7я? – 130 на 80. – Отлично, сбегай в соседнее отделение, там доктору нужны три наши карты. – Сейчас? – нет, на следующей неделе, давай, Лола, беги.»; « - Ты куда собралась? Помыла четвертую? – О, тчорт, времени не бы.. – ДО СИХ ПОР?? Кошмар. – Я сбегаю отнесу врачу карты. – Какая черепаха, как вернешься, сразу в четвертую, скоро приедет новый пациент. - Хорошо»; « - Ты куда бежишь? Там мешки с бельем полные, надо отнести в кладовку, что там со швами? – Мне нужно помыть четвертую, счас новый пациент приедет. – Я же тебе час назад говорила про швы. – Я сегодня одна из практикантов, а вас четверо, я не успеваю. – А нужно, нужно, дорогуша, давай, про швы не забудь». Бла-бла-бла. Где-то кого-то обязательно стошнит. Где-то кто-то обязательно обкакается. Главное, чтобы не на форму. Главное, чтобы не перед приходом врача. Не то истерик на полчаса. Урологи, а какашек боятся. Жаль, что во всей суматохе совершенно не успеваешь выслушать нормально больных, что и где у них болит, какая погода сегодня прекрасная, что чей-то внук получил пятерку за сочинение о деде. В-р-е-м-е-н-и н-е-т. В час привозят обед. Снова: разнести и собрать. Записать меню на завтра. Измерить витальные параметры. Внести в карты.

В 14:30 начиналась передача утренней смены. Мне на ней присутствовать не нужно было, моя обязанность – сидеть на сестринском посту, отвечать на звонки и консультировать вновь прибывших. Можно вздохнуть. Но пока не совсем облегченно. Иногда в последние минуты дежурства случается какое-нибудь ЧП, когда в трех палатах параллельно мигают красные лампочки и происходит что-то очень-очень плохое. Иногда такое плохое, что приходится бежать за реанимационным набором.

К 15:00 вываливаешь свое ватное тело на улицу, садишься там же на ступеньках и смотришь на яркое февральское солнце. Был у меня один пациент, каждый день в пятнадцать ноль ноль выходивший на крыльцо с сигаретой. Курит, рассказывает про детей, про жену, про их домик где-то под Мюнхеном, угощает конфеткой. Конфеты ему отправлял друг из Швейцарии, вкууусныееее. Все двенадцать дней, что он у нас провел, я каждое утро находила в кармане формы какую-нибудь большую шоколадную конфету в красивой обертке, и день, заполненный кровью-уриной-фекалиями, начинался сладко-сладко.

Едешь домой, засовываешь в себя холодный обед, даешь два часа поваляться в кровати, вечером готовишься к грядущим экзаменам. В 21:00, странно, да, день кончается. Готовишь свежую пару носков, смазываешь кремом мозоли и наждачную кожу рук. Отбой. А в голове все крутится: как там, интересно, герр П. или фрау М, или еще кто.

Как много букв. Поднимите руку, кто дочитал до этого предложения. По конфетке вам.

И почему я, вообще, об этом вспомнила? Ах да, счет с февраля 2011го. Вспомнила, как получила его. 14.02.2011 – мой первый день первой практики. Я с пяти на ногах. В одиннадцать мы с сестрой идем снимать швы. Она дезинфицирует и снимает металлические скобы, я держу поднос с нужными инструментами, ватой, спиртом. Остается последняя скобка, а я чувствую, что засыпаю. На веках тяжесть мира. Голова в тумане. Понимаю, что теряю сознание. И только одна мысль – только не на пациентку, только не на пациентку. Не знаю, как мне удалось сместить центр тяжести, но упала я на спину. Точнее на стоящий сзади платяной шкаф. Открываю глаза, я – на полу, надо мной три головы. Шесть глаз изучают мое лицо, кто-то протирает лоб холодной влажной тряпкой. Садят в кресло-каталку и везут в приемный покой. Сопротивляюсь. « - Я сама пойду. – Сиди уже». Тысячи испуганных глаз по дороге. Ну да, странная картина: человек в мед.костюме «без лица» и в инвалидном кресле. В приемном покое молодой врач мерит давление, 70/40, цокает, спрашивает, где болит. Нигде у меня не болит. Точно? Точно. (Сейчас, уже после курса нейроанатомии, с ужасом это вспоминаю, а вдруг у меня субдуральное кровоизлияние, а он без мрт отправил меня домой, с таким бессимптомным кровоизлиянием можно через три-четыре часа стать овощем, так что на заметку читающим, если вдруг ударились головой срочно, срочно на обследование!). Возвращаюсь в свое отделение уже пешком, впереди везу каталку. Меня усаживают на кушетку, вручают бутылку воды и мандарин. « - Ты паузу-то делала сегодня? – Нет. – Воду пила? – Нет. – Почему? – Времени не было. – Надо было спросить! – Времени не было. – Что-нибудь болит? – Нет. – Сегодня я отпущу тебя пораньше, будем считать, что первый день ты отработала. Надеюсь, больше такого не будет, знаешь, медицина не для слабонервных. – Я не слабонервная. – Ну да, вам только белоснежный халат подавай и серебряные перчатки, все вы так говорите». В общем, оставшиеся 29 дней сестре, бравшей меня с собой на какие-либо процедуры, советовали захватить с собой матрац. Вдруг я упаду. Это у них такая местная шутка появилась. Каждый божий день. Елки-палки, вроде бы взрослые женщины, у которых дети есть, есть работа, требующая сочувствия и человечности. Ну ничего, пережила. Неприятное дело, но не самое страшное, что может произойти.

Страшное, это когда потом полгода болела голова, а врачи пинали как футбольный мяч от одного специалиста к другому. « - Вы же медицину изучаете? – Да. – Ну тогда я буду с вами откровенна как с коллегой, я думаю, у вас в голове опухоль. - … - Думаю, предыдущий нейролог путал причину и следствие, опухоль – причина обморока. Обморок это следствие, а не причина. Понимаете? – Понимаю. Эмм..Как вы узнали? – А мы еще не узнали, мы отправляем вас на мрт, вот справка. Но это точно опухоль, очень интересная, причем». Угу, очень интересно вставать по утрам с мыслью о том, что у тебя в голове интересная опухоль. На мрт ничего не нашли. Ни опухоли, ни разрывов, ни кровоизлияния, ни зеленых человечков. Врач очень расстроилась. В карте написала «причина обморока – скрытый эпилептический припадок вследствие опухоли правой височной доли обезвоживание, длительные головные боли вследствие микротрещин седьмого шейного позвонка, вызванные сильным ударом».

Так что пейте воду. Полтора литра в день.

И платите по счетам.

Даже если они ни за что.

   

Оцените пост

0

Комментарии

0
Все прямо как в сериале "Анатомия страсти"))) Только там по жестче. На кого именно учитесь?
И да, дочитал до конца.
В Европе нужно после ударов по голове идти к врачу, а у нас в Казахстане все равно, у самого в голове гвоздь побывал и с лестницы вниз летал и кирпичом попадали и в челюсть светили, но ничего, живем)
0
Пожестче начнется через года два) я пока на общей медицине.
Вот это терпение)
Мне бы хотелось сказать "это многое объясняет" и многозначительно улыбнуться, но это на самом деле объясняет только то, что людям нашим еще прививать и прививать любовь к своему организму.
0
Не хирург же да?
Да нет, просто реально напомнило сцены из сериала, вот и зачитался, сравнивая)
Наши люди очень любят свой организм, просто им не надо знать о своих болячках,а то наоборот психологически давить на себя начинают,а пока не знают,ходят себе здоровенькие
1
наши люди лечиться приходят на стадии все-давным-давно-запущено-лечите-меня-как-хотите, потому и много хронических болезней.
может быть, и хирург. время покажет.
мне начать писать сценарии к бесконечным сериалам?) пару любовных интрижек сюда добавить и будет вполне себе грейс анатоми)
0
ну да, ну да, не буду спорить, проверяться надо, благо многие щас проходят ежегодный медосмотр
Ну можете и начать и про сцены с мясом, кровью, оторванными конечностями не забывайте)))
Показать комментарии
Дальше