Объединение банков — наиболее реальная возможность вернуть “кризисные” деньги в Нацфонд

Общественно-политическая газета «ВРЕМЯ» №18(1568) от 6.02.2013 г.     Президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ в минувший понедельник выступил с принципиально важным для всей финансово-банковской системы...

Общественно-политическая газета

«ВРЕМЯ»

№18(1568) от 6.02.2013 г.  

 

Президент Нурсултан НАЗАРБАЕВ в минувший понедельник выступил с принципиально важным для всей финансово-банковской системы страны заявлением, поручив правительству в лице фонда народного благосостояния (ФНБ) “Самрук-Казына” до конца года выйти из капиталов трех банков второго уровня - БТА Банка, Альянс Банка и Темiрбанка. Тем временем в мажилисе рассматривается предложенная правительством идея объединить названные три банка и продать вновь образованный БВУ в частные руки. Судя по всему, власть предпринимает меры по возврату в Нацфонд миллиардов долларов, выделенных в период кризиса для поддержки отечественной экономики. Насколько реализуемы эти правительственные инициативы, какие риски они в себе таят, в интервью корреспонденту газеты “Время” рассказал мажилисмен, член комитета нижней палаты парламента по финансам и бюджету Турсунбек ОМУРЗАКОВ.

- Турсунбек Казенович, на недавнем совещании с обновленным кабмином глава государства заявил, что 10 миллиардов долларов, выделенные в кризис, исчезли. Это вызвало немалый резонанс в обществе. Куда все же делись эти деньги и будут ли когда-нибудь возвращены?

- Как все, наверное, помнят, из 10 выделенных из Нацфонда миллиардов долларов 4 миллиарда пошли на поддержку банковской системы. Государство поддержало тогда системообразующие банки - Народный банк, Казкоммерцбанк, БТА Банк, Альянс Банк и Темiрбанк, став их собственником. Остальные средства пошли на развитие жилищного сектора, агропромышленного комплекса, поддержку малого и среднего бизнеса, реализацию инновационных, индустриальных и инфраструктурных проектов. И по всем направлениям есть вопросы с возвратом средств. Изначально планировалось, что государство не будет долгосрочным участником капитализированных банков. Как известно, мажилис сейчас рассматривает законопроект, согласно которому предус­матривается слияние банков, контрольный пакет акций которых принадлежит государству. В случае принятия документа высока вероятность того, что БТА Банк, Темiрбанк и Альянс Банк объединят и продадут частным инвесторам. Предполагается, что это позволит вернуть государству, в Нацфонд выделенные когда-то “во спасение” 4 миллиарда.

- Вы в этом уверены?

- Трудно сказать. Слияние банков - очень сложный и долгий процесс, который может растянуться на годы. Правительство предложило эту идею, чтобы опять не тратить бюджетные средства на спасение отдельных банков и обеспечить за счет объединения дополнительную капитализацию. Ситуация с каждым банком особенная. Например, Темiрбанк успешно решил большинство проблем и имеет избыточную капитализацию. А вот финансовое положение Альянс Банка и БТА Банка нестабильное. Существует угроза элементарного невыполнения пруденциальных нормативов - в первую очередь Альянс Банком. Объединение же позволит его спасти (за счет избыточного капитала Темiрбанка), а также оптимизировать операционные расходы объединенного банка.

- Если банки второго уровня не спасли 4 миллиарда долларов, то спасет ли их объединение в одну структуру? Или, по-вашему, здесь нет рисков?

- Есть риск, что объединенному банку не поможет дополнительная капитализация: он может потерять рыночную долю и, соответственно, стоимость. И тогда срок возврата вложенных государством средств увеличится. Неизбежно и то, что объединение таких крупных банков приведет к снижению конкуренции на рынке банковских услуг, а это невыгодно потребителям. Цель предпринимаемых сегодня мер - развитие объединенного банка и последующая его успешная продажа. Как к этому прийти, мы, депутаты, пытаемся разобраться.

- Давайте рассмотрим самое неблагоприятное развитие ситуации: не окажется ли новый банк “мертворожденным” и не пропадут ли тогда окончательно народные деньги?

- Не исключено, что объединенный банк потеряет рыночную долю из-за оттока клиентов. Поэтому можно прогнозировать сокращение фондирования за счет снижения депозитной массы. Можно также ожидать снижения объема операционной деятельности. Есть также риски технического характера, связанные с дополнительными расходами на интеграцию информационных систем, правил, документооборота. Да и сокращение персонала неизбежно - примерно на 30 процентов. Это немало, ведь в одном только Темiрбанке сегодня работает около 2,6 тысячи человек. Но, я считаю, идея с объединением все же имеет право на жизнь.

- Если объединение пройдет успешно, можно ли рассчитывать, что банк вернет государству занятые деньги с процентами?

- Я считаю, приоритетной должна быть задача возврата хотя бы тех средств, которые были взяты из Национального фонда, а потом уже стоит думать о процентах. Государство стало акционером, владельцем банков, взяло на себя все риски, и фиксированной доходности никто не гарантировал. Если три этих БВУ все-таки объединят, то доходность будет зависеть от цены продажи каждого банка. Ведь основной целью во время кризиса была финансовая стабилизация, а не получение прибыли. Отмечу, некоторые банки вернули часть государственных средств. Например, Народный банк вернул средства, вложенные ФНБ “Самрук-Казына” в простые и привилегированные акции банка в 2011-2012 годах. Обратный выкуп привилегированных акций обеспечил доходность ФНБ “Самрук-Казына” 9,5 процента годовых с учетом выплаченных дивидендов, а простых акций банка - более 15 процентов годовых. Непонятно только, почему эти деньги до сих пор не перечислены из капитала “Самрук-Казыны” в Национальный фонд.

- Кто будет в ответе за прозрачность и контроль в процессе объединения банков?

- Контролировать слияние банков должны советы директоров банков, акционеры, кредиторы, ну и, конечно, ФНБ “Самрук-Казына” как нынешний крупнейший акционер. Отмечу, что решение об объединении банков еще не принято. Пока правительством разработаны только поправки в законодательство по вопросу дальнейшего развития банков второго уровня, осуществивших реструктуризацию.

- На совещании с кабмином президент отметил, что правительством, “Самрук-Казыной” и Нацбанком проделана большая работа по очистке банков второго уровня от проблемных кредитных активов. Что именно сделано?

- Антикризисная программа в рамках тех 10 миллиардов предусматривала создание фонда стрессовых активов. Но в итоге этот фонд так и не заработал, а выделенные более чем 70 миллиардов тенге были направлены на поддержку бизнеса через кредитование в БВУ. Но в последнее время стала ярко вырисовываться проблема безнадежных займов.
Поэтому в начале 2012 года Национальный банк создал Фонд проблемных кредитов, который выкупал безнадежные кредиты у БВУ. Такой механизм помогает банкам очистить свои активы от плохих займов. За рубежом проблемные кредиты активно скупаются частным бизнесом (коллекторскими компаниями). У нас же этот сегмент не развит, поэтому приходится участвовать государству. Ожидалось, что Фонд проблемных активов поможет очистить балансы казахстанских банков на 2 миллиарда долларов. Пока неизвестно, насколько реализован этот план. Но на начало 2013 года сумма безнадежных займов в БВУ составила 3,3 триллиона тенге, или более 28 процентов от кредитного портфеля.

- Президент подчеркнул, что нужно укреплять финансовую систему страны. На чем именно, по-вашему, следует сосредоточить усилия?

- Мы должны извлечь уроки из мирового кризиса, чтобы в будущем не пришлось опять тратить народные деньги на спасение финансовых организаций. В первую очередь надо совершенствовать работу Национального банка. В усиленном надзоре нуждаются внешние заимствования, непрофильная деятельность банков, например, операции на рынке ценных бумаг. Необходимо обратить внимание на чрезмерный рост потребительского кредитования. В основном потребительские кредиты не обеспечены залогом и приводят к росту безнадежных займов и ухудшению качества кредитного портфеля.  Конечная цель - построить сильный, конкурентоспособный банковский сектор.

Лэйла БАСАРОВА, фото автора, Астана

Оцените пост

0