Родственница второй степени

harm February 19, 2010
811
9
0
0

Родственник – это социальный статус, определяемый степенью родства. Степень естественного родства зависит от того, сколько физиологических процессов, завершающих беременность, разделяют индивидов...

Родственник – это социальный статус, определяемый степенью родства. Степень естественного родства зависит от того, сколько физиологических процессов, завершающих беременность, разделяют индивидов. Т.е. между родителями и ребенком одно рождение, следовательно, получается родство первой степени. Брата от сестры отделяют уже два успешных процесса изгнания плода – вторая степень. И так далее. Существует еще искусственное родство, например, побратимство или брак. Поскольку брак в нынешние времена, как правило, устанавливается человеком осознанно, но думает человек при его заключении чем угодно, только не тем, чем надо, его можно приравнять ко второй степени родства с возможным дальнейшим увеличением двойки до бесконечности. Побратимство же следует приравнивать к первой степени, т.к. этот вид родства предполагает высокую степень ответственности, - наверное, поэтому ныне сей институт находится в упадке.

 

Социальный статус родственника как обязывает, так и дает привилегии. Неважно насколько человек человеку брат в существующем обществе: если внутри оного существуют маленькие кустики и разросшиеся родственные деревья, их наличие облегчает жизнь его членам. Негласный закон предписывает оказывать родственнику всяческую поддержку и благоволение. Уровень поддержки зависит от степени родства. Так родственникам первой степени полагается при случае не только последним баурсаком поделиться, но и горло супостату перегрызть. Второстепенным чуток проще, но глаза выцарапывать при случае также придется.

Чем менее развитым является общество, тем большую значимость и развитие получают родственные взаимоотношения. Нецивилизованное общество не готово взять на себя социальную ответственность, возлагая ее на институт родства. «У тебя проблемы? Ну, так иди к родственникам, они помогут». А отношение общества к охлаждению родственных чувств негативное. Люди инстинктивно цепляются за моральные и нравственные нормы, поддерживающие родство, не допуская его ослабления.

Собственно, это была преамбула. "Амбула" такова. Полгода назад между мной и естественной родственницей второй степени случился конфликт, приведший к разрыву. Являясь действующим членом общества, я, безусловно, ощущаю влияние описанных механизмов в полной степени. И фактическое правило родства «ты мне – я тебе» работает у меня на уровне рефлексов. Поэтому когда второстепенная оказалась в беде, я, как мне казалось искренне, на деле же подчиняясь институту родства, протянул ей все имевшиеся в моем распоряжении свободные руки. Не скажу, что на помойке подобрал, но отмыл и отчистил, хлеба да зрелищ обеспечил. А чтобы подопечная не чувствовала себя излишне мне обязанной обставил дела таким образом, чтобы она приносила мне пользу и знала об этом. Ситуация в то время у меня была не из лучших, так что сделать это было проще всего. Второстепенная у меня шустрая, поэтому я сам не заметил, как стал зависеть от ее помощи больше, чем рассчитывал. Поэтому ее внезапное решение вернуться к внестепенному искусственному родственнику (а именно разрыв с ним послужил началом всей истории) было для меня хотя и ожидаемым, но крайне несвоевременным. Тем более, что я не получил времени для того, что свести к минимуму разрушительное воздействие ее ухода на то дело, куда я ее определил (см. о нем немного в посте о сексуальных извращениях), т.к. мне был предоставлен 1 (один) рабочий день. А для дела, в котором она была задействована, потеря человека была близка к катастрофе.

Итак, что же произошло? Повинуясь родственным инстинктам, я оказываю помощь. Всяческую и безвозмездную. Будучи смиренным братом, терплю выходки взбалмошной второстепенной на протяжении нескольких месяцев (год у нее выдался не из легких, а нервы никогда не отличались крепостью). Однако родственные чувства и все такое не позволяют сильно расслабляться, и я ищу компромиссы. Но, слепо полагаясь на инстинкты, я не учитываю, что меня могут, извиняюсь за глагол, «кинуть». Не ожидаю потому, что отношения-то родственные. «Ты мне – я тебе». «Кидка» быть не должно по любому. И, когда он происходит, я, понимая, что в мою спину только что внедрили инородный металлический предмет, взрываюсь. Взрыв немного безобразит окружающую среду и уничтожает родственные связи второй степени.

Спустя некоторое время, когда утихло эхо войны, я, конечно, вернулся к случившемуся. Я пытался понять свои чувства. Обижаюсь? Нет. Простил? И да, и нет. Нет – потому, что прощать некого. Да – потому что простил никого. Все дело было просто в несовпадении точек зрения, в разных картинах мира. Моя, обусловленная влиянием социума, точка зрения, поддерживающая родственные отношения, и ее, игнорирующая оные, кардинально различались. Случайно столкнулись и привели к взрыву. Взрыву, в результате которого были не только оборваны связи, но и уничтожена родственница второй степени.

Оцените пост

0

Комментарии

0
да, вы, батенька, психолог!) родственников для работы использовать - дело неблагодарное. Смешиваются родственные и коллегиальные отношения. Все зависит от человека, от его внутреннего эго и совести.
0
А насколько хуже вам стало после уничтожения родственницы второй степени?
0
После вскрытия нарыва, как правило, наступает облегчение. В данном случае вскрытие производилось неумело и спонтанно, и пришлось потом осуществлять мероприятия по устранению последствий этого непрофессионализма, но, в целом, после стало легче, а не хуже.
0
Значит это всё-таки не настолько страшно, как считает общество. У меня ситуация аналогичная и, прочитав ваши слова, уже не очень-то и страшны порицания со стороны.
0
Именно. Вы абсолютно верно выразили основную мысль моего поста - ничего страшного в измене родственной политике нет, это лишь еще один общественный стереотип.

Фактически, во всей это истории виноват полностью я сам. Виноват потому, что тупо следовал общественным канонам о родственных отношениях. Если бы вместо этого слепого следования, я своевременно обуздал родственные инстинкты, и расставил все точки над i, не пытаясь сделать для человека больше, чем сделал бы для любого неродственника, ситуация не зашла бы так далеко. Или, если уж пошел, нужно быть готовым подставить не только вторую щеку, но и все остальное. К сожалению, к этому я ни тогда, ни сейчас еще не готов. Поэтому был только один выход - отбросив родственные отношения здраво рассудить ситуацию, не взирая на лица и возможное общественное (в первую очередь со стороны других родственников) порицание. Или хотя бы не лелеять надежду на то, что родственник по умолчанию с таким же пиететом относится к родственным отношениям.
Показать комментарии