Предатели

A Alconé 2012 M12 7
381
1
0
0

И вот она написала «предатели». Предатели. И у меня сразу вихрь поднялся. Ведь это обо мне. Даже если она вдруг не обо мне писала, но это-то обо мне. Я ведь «предатель». Да-да. Я ей поклялась, что не...

И вот она написала «предатели». Предатели. И у меня сразу вихрь поднялся. Ведь это обо мне. Даже если она вдруг не обо мне писала, но это-то обо мне. Я ведь «предатель». Да-да. Я ей поклялась, что не буду ему писать, нет, даже отвечать, отвечать даже не буду. А потом. Потом ответила. И еще и написала. Несколько раз. Скупо так. Сухо. Без намека даже на дружбу, но написала.

Сама виновата. Я. Конечно, во-первых, что и писать давно-давно еще летом не надо было. Не надо было летом писать. Ну хорошо, а дальше? Дальше мы с ней встретились. Мы бы подружились, не будь мы такими разными. Да будь у нас хотя бы чувство юмора похожее, мы бы точно подружились. Но и его не было. А за что тогда держаться? И все-таки мы много-много друг другу рассказали друг о друге. И еще потом я ей как раз тогда и поклялась, что не буду ему писать. Ему, потому что он тогда как бы «ее» был, а я всего лишь бывшая.

Знаешь, ведь он такой, что у него даже настоящая не держится. Настоящая уцепиться за него не может, потому что он ускользает, потому что скользкий. Да-да. Он скользкий. И, скажи, ты думаешь, что я за такого скользкого вдруг захочу схватиться? Захочу схватиться за него, когда у меня есть такой, пусть шершавастенький, но твердый, надежный? Зачем мне это? Тогда ж чего же ты пишешь (обращение к себе)? Пишу, ему скользкому. Из одного ли любопытства? Да нет. Просто потому что когда он был и моей жизнью. До того еще, как стал скользким.

А теперь я просто иногда позволяю себе проявить неравнодушие к нему. Просто неравнодушие к этому скользкому твоему любимому. И спросить его, как у него дела. Да не нужен он мне! Не нужен и подавно. Возьми его, как кусок мыла, которое тебе перепачкает руки и улизнет. Возьми, ты ведь сама толком взять не можешь. Мне ведь откровенно говоря все равно. И знаешь, не будь тех вопросов твоих, с крюком под жабры (да, я рыба), может, и были бы друзьями. А теперь ты пишешь «предатели». Потому что я обещала ему не писать, а теперь даже и встретиться не против с ним, поговорить, отчего ему вдруг вздумалось в ислам переходить, атеисту такому до линз очков.

Я – твой предатель? Я виновата. Да. Что дала дурацкое обещание и не сдержала его. Но позволь мне одно только сложносочиненное  (двусмысленно правда?) предложение в мою защиту. Вы тогда вместе были, и я пообещала, что ни писать, ни отвечать не буду, оттого, что вы вместе были, а теперь, точнее, когда он написал мне – вы ведь и не были уже вместе, и уже даже не первый месяц. Ты боялась, что я могу разрушить Ваше «Вы», и я пообещала тебе этого не делать, но разве я это нарушила? Я этого никогда не нарушала и не нарушу ни за что.

И пускай я буду предателем. Я даже почти согласна.

 

Оцените пост

0

Комментарии

0
я думаю у вас идет боль от того что ушла любовь , то есть он ушел, а рана на сердце осталась.Это помогает как девушке , так и парню. Все по своему переживают разрыв. Особенно перед снов хочется плакать от боли. Пишите стихи, как я
Показать комментарии
Дальше