Музонская ложа

MadinaR 2012 M10 29
472
0
0
0

Как попасть на концерт с трехэтажной афишей за деньги

Шаолиньский монах поведал ученику притчу:

Дуб хвалился перед травой: «Вот я какой сильный, – говорил он, – а тебя каждый топчет и рвет. Я на этой поляне самый главный». Трава молча соглашалась. Но тут налетела буря. Трава согнулась под ветром, и буря, как ни старалась, ничего не смогла с ней сделать. Дуб упирался что было мочи, но буря обломала ему сучья и расщепила пополам до самого корня.
– Запомни, гибкость важнее силы, – заключил монах.
– Спасибо, учитель я все понял, – промолвил ученик.

Теперь послушай продолжение. Трава хвасталась перед дубом: «Я самая сильная, – утверждала она. – Буря тебя сломала, ты чуть живой остался, а я гибкая, и никакая буря ничего не может со мной сделать. Я самая сильная в природе. И, само собой, сильнее тебя, дубина ты бестолковая».
Дуб молча соглашался. Тут пришел бык и стал с дубом бодаться. Полдня бился рогами о дуб, но ничего с ним не смог сделать. Зато всю траву вокруг вытоптал до основания.
– Запомни, нужно быть сильным и твердым, – снова заключил монах.
– Учитель, но это противоречит вашему первому уроку! Каким же быть?
– Вот иди думай, и приходи когда поймешь.

Долго думал ученик над этим вопросом. Наблюдал за жизнью. И пришел к такому выводу: “Любое качество имеет противоположное качество, тоже очень полезное. Одно дополняет другое. Это и есть основа всего.

В воскресенье 28-го октября состоялся замечательный концерт «Перекличка музыкальных эпох», посвященный 15-летию Концертного Оркестра Акима г.Алматы. Если творчество Олега Татамирова и Жамили Баспаковой было ожидаемо прекрасным (общее впечатление не испортило даже исполнение быстрых агрессивных песен, затмевающих сильные стороны господина Татамирова как певца), то выступление Армана Тлеубергенова потрясло и пробрало. Он поразил не только мастерством, но в большей степени увлеченностью тем, что делал. Казалось, что музыка доставляет ему самое страстное и наивысшее наслаждение. Его состояние заражало окружающих желанием хоть сколько-нибудь продлить мгновения, чтобы достичь пика и тогда возможно…

Страсть солиста была потрясающей. Но в какой то степени понятной. Однако, подобное выражение лица было и у некоторых артистов оркестра. Закрыть глаза и полностью уйти в чувственные переживания от окружающей и создаваемой лично музыки им мешала только необходимость переворачивать страницы нот и следить за взмахами рук дирижера.

Мир деятелей искусства удивителен. Он чем-то напоминает мир медицинских работников. Только единицы станут «светилами» и «звездами». Большая часть так и будет 17-тым лебедем, 8-ой скрипкой, врачом 12-го участка. В этих сферах априори невозможны высокие доходы. В финансовом смысле везет только некоторым. И тем не менее что-то ведет их с детства по только им видной тропинке через все трудности и лишения.

И артистам, и врачам важно внимание тех, кому они дарят свое искусство. Так называемая «обратная связь». Только единицы артистов и врачей могут совмещать в себе как свой непосредственный талант, так и возможность быть себе агентом и администратором. Остальным, безусловно, нужна помощь.

В этом вопросе на администрацию Казахконцерта нельзя полагаться ни в коем случае. В Алматы есть выбор других залов, где организация мероприятий осуществляется гораздо лучше. Это и филармония, и Большой зал консерватории, и ГАТОБ, и Лермонтовский театр. Скорее всего, это неполный список.

В Казахконцерте же касса не работала ни за два дня до концерта, ни за день. Места для указания контактных телефонов на такой масштабной афише не оказалось. По телефонам, найденным в Интернете, никто не отвечал. Воскресенье – день перед рабочей неделей. Тратить его вечер с большой вероятностью того, что может не оказаться билетов, могут только ярые фанаты и те, у кого на руках пригласительные.

Неприятно удивила ситуация, что кассир не спрашивает предпочтения по местам в зале. Дедушка выгреб из карманов звенящую мелочь, радуясь, что там наберется 900 тенге на билет, и он сможет попасть на концерт. Кассир дала ему какой-то билет. После него еще оставалось много свободных мест, в том числе и на первых десяти рядах.

Видимо, цель такой организации мероприятия была в том, чтобы зал был заполнен только на треть и только теми, у кого пригласительные.

Исключительно настырность и сильное желание помогли оказаться в кругу избранных наслаждаться прекрасной музыкой. В, так сказать, «музонской ложе».

Так ли нужно отгораживаться от «посторонних»? Цена в 900 тенге за билет уже отсеет тех, кому это непонятно и излишне. И неужели деньги, собранные за концерт «замарают» чистое искусство? Возвращаясь к притче, вынесенной в эпиграф, хочется заметить, что сила в единении противоположностей. В данном случае, прекрасная музыка и продажа билетов не только в день концерта замечательно могут друг друга дополнить. Говорят, где-то это уже практикуют :)

Оцените пост

0