Сауле Сулейменова: Общество без художников – отара овец!

erzhan_ashim October 26, 2012
1682
2
11
0

"Сауле всегда неоднозначна, она всегда меняется" – сразу же заявила, пришедшая на открытие выставки Камилла Витальевна Ли, ведущий сотрудник ГМИ им. Кастеева, секретарь Союза Художников Казахстана.

 

C недавних пор в нашем городе появилось одно странное заведение: гибрид "Айт-парка", офиса банка (креативных идей, разумеется), бизнес-инкубатора,  филиала Шаолиня и шахматного клуба без досок в клеточку.

"На прошлой неделе мы взяли себе новое имя - L.E.S. Оно расшифровывается как Local Experimental Society" – поведала мне Гроссмейстер L.E.S.а Мария Вильковиская.

В честь такого события социальный клуб вдруг превратился в выставочный зал, где на прошлой неделе прошел вернисаж картин Сауле Сулейменовой, чьи работы часто выходят за рамки обычных представлений о живописи.

- Сауле всегда неоднозначна, она всегда меняется – сразу же заявила, пришедшая на открытие выставки Камилла Витальевна Ли, ведущий сотрудник ГМИ им. Кастеева, секретарь Союза Художников Казахстана. – Она отошла от обычной хроники и в своем творчестве осуществляет проникновение в какие-то пласты глубин психологизма, соединяя живопись с фотографией.

- Какое название у выставки? – спрашиваю я у Сауле, приготовившись уже от названия погрузиться в пучину мегатонного смысла…

- Его нет. Есть просто Выставка в LESу. Но на этикетках под некоторыми картинами можно прочесть названия серии. 
- Ведешь ли ты подсчет своих выставок? Можешь ли, хотя приблизительно, сказать, сколько персональных выставок у тебя было?
- Кажется, 12-я, а может, и больше. Я пытаюсь вести подсчет, но всегда сбиваюсь. 
- Какая последняя выставка была до этой, персональная или групповая?
- Последняя выставка была групповая. Это "Ультрапамять" в Астане, очень интересный и близкий мне проект с французами. Я надеюсь, "Ультрапамять" будет в Алмате в 2013 году, как запланировано. 
- Где тебе было комфортнее всего выставляться? В Лондоне, Париже, Астане, Геологическом музее?

- Что значит комфортнее? Когда делаешь выставку, ни о каком комфорте и речи нет. Комфортнее на диване лежать. Выставка для меня, это - прежде всего акт воли, инициатива, невероятная растрата себя, и потом, конечно же, праздник. В геологическом музее, с "Зеленым треугольником", тогда это был сплошной стресс - очень много участников и куча ответственности. 
- Вспомни себя во времена "Зеленого треугольника". Что бы ты сказала, вдруг увидев те картины, которые ты представила на этой выставке? Как бы ты их оценила?
- Я бы "офигела" от того, куда я зашла и страшно бы загордилась собой. Тогда я жила на коротких волнах и могла делать только короткие художественные высказывания. И жила, все время балансируя между жизнью и смертью.

- Как понять? – балансируя…

- .."балансируя между жизнью и смертью" - таков у нас был образ жизни. Я, как и многие наши, дома, с родителями не жила, употребляла всякое, несовместимое с жизнью. Думать о любом физическом благополучии было абсолютно неприемлемо с искусством, которое мы делали. Драмой была вся жизнь того времени.

-  Как ты относишься к высказываниям, что "зеленые треугольники" вообще не умели рисовать? А есть рьяные авангардисты, которые наоборот считают, что художники "Зеленого треугольника" делали настоящее искусство. И то, что они творили тогда, было круто. А сейчас – в основном, коньюктура и тиражирование то одних, то других временами появляющихся идей.
- "Зеленый треугольник" - это не одна личность, это много людей, и у каждого свой путь. Для кого-то живопись была средством самовыражения, своего рода арт-терапией, для кого-то даже уже тогда - делом всей жизни, поиском нового языка. Если, не идеализируя прошлое, вспомнить, то можно понять, что "Зеленый треугольник" был не идеологической машиной, требующей одного мышления и подхода к искусству от всех его членов, а больше - духовным движением людей. И главным духовным критерием и того, и нынешнего времени был катарсис, состояние наивысшего счастья в искусстве. И если следствием "тиражирования" или еще чего бы то ни было появляется это чувство, значит, "Зеленый треугольник" жив. 
- Почему на картинах этой выставки можно увидеть в основном казахские лица? Чем вызван такой мононациональный подход, не отражающий нашу казахстанскую действительность?
- Ты не прав. Именно здесь, на этой выставке, я представила в виде исключения довольно много работ с лицами другой национальности ("Соседки", "Продавцы цветов"). А много именно казахских лиц, - потому что я казашка, и вопрос национальной самоидентификации для меня является одним из самых важных на данное время. Моя серия работ, из которой плавно вытек настоящий проект, даже так и называется - "I'm Kazakh". Здесь, на этой выставке, я также представила свою серию "Казак бет", из названия можно понять, почему в ней казахские лица. 
- Ты ведь еще известна как поэтесса, пишешь ли ты стихи в настоящее время?

- Нет, не пишу стихов сейчас. Стихи для меня - это подарок свыше, откровение. Давно не было. Я диссертацию пишу, которая называется "Взаимодействие живописи и фотографии:современные формы".  Я ухожу в науку и пытаюсь ее соединить со своим искусством.

- Вот скажи, Сауле, - Зачем вообще нужны обществу поэты и художники?
- А нужны ли обществу поэты и художники? - Конечно, нет! Общество не выказывает такой необходимости! Но… конечно, да, нужны! Иначе, общество можно назвать отарой овец.

Опубликовано с изменениями в газете "Вечерний Алматы "    Втр, 23/10/2012

 

Оцените пост

3