КИТАЙ. НАСТУПЛЕНИЕ НА КАЗАХСТАНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ

Мартин Эроусмит 2012 M08 20
2265
1
3
0

- Как относится население России к геополитике?- Оптимисты изучают английский язык, пессимисты - китайский, реалисты - автомат Калашникова.Из серии анекдотов об Армянском радио Европейское...

- Как относится население России к геополитике?
- Оптимисты изучают английский язык, пессимисты - китайский, 
реалисты - автомат Калашникова.
Из серии анекдотов об Армянском радио

Европейское образование по азиатским ценам

После назначения в 2006 году премьер-министром Казахстана Карима Масимова - выпускника Уханьского (КНР, 1991 г.) юридического университета, у казахов возникла мода на обучение в Китае. Удачно раскрученный проправительственными СМИ и китайским лобби рекламный слоган "Европейское образование по азиатским ценам" восточным соседом поощряется на самом высоком правительственном уровне. Готовность руководства Поднебесной к увеличению квот на обучение в китайских ВУЗах студентов из Казахстана подтвердил член Госсовета КНР Чэнь Чжили в октябре 2006 года на прошедшей в Пекине встрече с тогдашним министром образования и науки Республики Казахстан Барганым Айтимовой.

Казахским абитуриентам на выбор предлагаются: Пекинский университет (естественные и гуманитарные науки), Пекинский нефтяной университет, Пекинский университет китайской медицины, Народный университет (экономические специальности), Тонгдийский университет (строительство и архитектура).

Выгодным для казахов отличием от европейских ВУЗов является отсутствие требования знания китайского языка претендентами на учёбу.

Кроме общественной (прокитайской) организации Республиканской ассоциации дунган, Ассамблеи народов Казахстана, получившей официальный статус в результате недавней конституционной реформы и назарбаевской государственной образовательной программы "Болашак", спонсорами этого, на первый взгляд затратного для КНР проекта, выступает Китайская государственная нефтегазовая компания (CNPC).

Общая сумма стипендий по её грантам в год составляет 1,35 миллиона долларов США. Эти выплаты включают в себя профессиональное образование по программам бакалавриата и магистратуры, лингвистическую подготовку, оплату всех видов расходов на обучение, регистрацию студентов в надзорных органах, проживание, учебно-методическую литературу, оплату авиабилетов до места учёбы и обратно и, конечно же... идеологическую обработку.

Наивно полагать, что Китай, в ущерб своему далеко не зажиточному полуторамиллиардному населению, вот так вдруг, проникся бескорыстной заботой о казахской молодёжи. Ведь ни к киргизам, ни к таджикам, ни к узбекам, ни к другим народам бывшего Союза подобного внимания проявлено не было. И не предвидится!

Но вот территориальные претензии к Казахстану так и остались неразрешёнными даже после безвозмездной передачи 500 квадратных километров территории 
(К стати, в Киргизии подобная передача земель Китаю привела к массовым беспорядкам, окончившимися расстрелом мирной демонстрации правительственными войсками, и стала одной из причин "тюльпанового" переворота). И на многочисленных китайских оптовках, процветающих по всей республике, без особого труда можно приобрести географические карты, где межгосударственная граница, вопреки договору о делимитации, проходит по линии р. Или - оз. Балхаш - оз. Зайсан - р. Иртыш.

Тайная доктрина

Мотивы "благотворительности" по-китайски в сфере казахского образования следует искать в тайной доктрине по полному захвату Казахстана ( а затем и России - до Урала).

В рамках этой явно оккупационной доктрины чётко определены два главных направления.

Первое - экономическое. Здесь китайцы уже достигли значительных успехов. Как и в России, казахский рынок потребительских товаров заполнен дешёвым и удобным китайским ширпотребом. Причём, в отличие от 90-х годов прошлого столетия, качество товаров с маркой "Made in China" (почему же всё-таки не "Cyiese People` s Republic"?) заметно повысилось и вплотную приблизилось к более дорогим европейским аналогам.

Подобная ситуация складывается и с продуктами питания. Даже на смену знаменитому когда-то алма-атинскому Апорту (ныне безвозвратно утраченному из-за массового вытеснения в Россию русских специалистов сельского хозяйства)давно пришли китайские сорта яблок.

Подержанные японские "праворульки" уступают место современным китайским авто.

В обратном направлении идёт в виде металлолома оборудование не востребованных западными инвесторами промышленных предприятий и сырьё. Уже сегодня Китай готов закупать у Казахстана 30 миллиардов кубометров газа и финансировать для его перекачки строительство трубопровода.

Что же касается основы экономики современного Казахстана - нефти, то, по заявлению ведущего специалиста исследовательского центра при Госсовете КНР Сунь Цинсяна, после покупки национальной нефтяной корпорацией CNPC добывающего гиганта "ПетроКазахстан" "...китайские компании поставили под свой контроль 40% нефтяных ресурсов республики".

Уже в обозримом будущем казахам придётся покупать у китайцев свою же нефть!

Есть примеры, когда КНР действует ещё напористее. Так, в связи с интенсивным экономическим развитием Синьцзянь-Уйгурского автономного района без согласованием с Казахстаном и Россией с 2008 года Китай будет забирать до 30 % стока реки Иртыш. (Уже в ближайшие годы это превратит в "мёртвое" озеро Балхаш, а Иртыш может стать пересыхающей рекой и сточной канавой для промышленной канализации.)

На фоне этих грандиозных завоеваний достижения на втором направлении - гуманитарном - выглядят менее значительными. Однако, главное наступление впереди.

Предложения Китая в образовательной сфере - это только начало гуманитарной экспансии. За образовательной политикой чётко просматривается стратегическое стремление восточного соседа сосредоточить интеллектуальный потенциал казахов на китайских интересах через подготовленных в пекинских ВУЗах специалистов.

Примерно так уже произошло с процветающими в каждом казахском городе многочисленными китайскими оптовками. В начале и середине 90-х китайские коммерсанты, для торговли своими товарами начали нанимать молодых казашек "со всеми видами услуг". И сегодня никто не может даже приблизительно назвать количество детей, рождённых от такой совместной деятельности. Но вот то, что воспитываются они в китайских, а не в казахских традициях, не подлежит никакому сомнению. Уже через 5-8 лет, когда "цветы" этого китайско-казахского сотрудничества перешагнут барьер от детства и юношества к взрослой жизни, эти китайские казахи (или казахские китайцы) проявятся во всей своей агрессивности не только в Казахстане, но и в России. Ведь благодаря дружбе президентов Путина и Назарбаева и проводимой Кремлём антирусской и антироссийской миграционной политике для казахов (в том числе и китайского происхождения) поездка в Российскую Федерацию и натурализация в ней не представляют каких-либо сложностей.

Что же касается студентов из Казахстана, то Китаю с его многовековой самобытной культурой, древними традициями и бурно развивающейся экономикой есть чем очаровать казахскую молодежь. Ведь смогли же китайцы сделать друзьями не только премьер-министра Карима Масимова и Касымжомарта Токаева - в настоящее время спикера верхней палаты парламента (именно в бытность Токаева министром иностранных дел Казахстан безвозмездно передал Китаю 500 км2 территории), но и самого президента Назарбаева. Благодаря такой дружбе Китаем уже были реализованы два этапа обольщения казахов.

Сначала их убеждали, что никакой угрозы со стороны КНР нет. Затем начались разговоры о том, что приход Китая объективно неизбежен.

Для проведения третьего этапа, когда казахи должны будут смириться с гегемонией китайцев, готовятся в пекинских университетах казахские студенты.

Эти молодые люди, получив образование в лучших ВУЗах КНР, завтра придут на руководящие посты в правительстве, экономике, управлении и станут лоббировать китайские (но не российские) интересы. И уже на ближайших изданиях географических карт китайская граница переместится на линию Барнаул - Омск - Оренбург.

Главным противником подобного передела, как это не покажется странным, выступает не Москва и Астана, а Вашингтон, имеющий свои виды на казахскую нефть и уже давно объявивший Каспий зоной своих национальных (?) интересов.

Стратегия транснационального хозяйствования

Позиции Казахстана и России целиком отвечают основным положениям китайской Стратегии транснационального хозяйствования

Далеко не всем известно, что международная активность китайского бизнеса в Казахстане, России и других республиках бывшего Союза проводится в полном соответствии с планами, принятыми 10 лет назад на историческом ХУ съезде Коммунистической партии Китая.

Тогда, в соответствии с теорией Дэн Сяопина, КПК поставила целью увеличить к 2020 году ВВП до 3 тысяч долларов на душу населения и на основе этого реализовать программу создания "общества средней достаточности"

В своём докладе тогдашний генсек КПК товарищ Цзян Цзэмин отметил истощение сырьевых ресурсов и избыток дешёвой рабочей силы. На основе этих двух факторов, требуется развитие "новой науко- и техникоёмкой экономики, отличающейся высокой эффективностью и низким потреблением ресурсов".

На первом этапе, в 1997 - 2001 годах, была проведена работа по "выращиванию групп предприятий.

Ста наиболее перспективным промышленным объектам была оказана поддержка со стороны государства и предоставлено право на зарубежные инвестиции и экспортные операции.

На втором этапе, рассчитанном до 2010 года эти экспортно-ориентированные предприятия должны приступить к завоеванию внешних рынков (что мы и наблюдаем сейчас).

Далее третий этап - когда зарубежная деятельность предприятий "сотни" станет основной.

Четвёртый этап предусматривает до 2020 года охват "всех наиболее выгодных районов мира и международное разделение труда в пользу китайских предприятий за рубежом".

Для успешной реализации этой Стратегии были созданы "три армии"

В армию центра были включены ведущие центральные банки и ряд отраслевых монополий, таких, как упомянутая выше Китайская государственная нефтяная компания (CNPC), масленичная, зерновая, продовольственная (CNCOFC) и химическая (SINOCHEM) корпорации. Эта армия взяла на себя финансовое обеспечение Стратегии.

Армия основных предприятий была сформирована из 400 промышленных групп.

Цель их - продвижение на мировой рынок конкурентоспособных товаров, произведённых в Китае (например, автомобили "Liebao" ("гепард"), произведённые в Китае концерном "Changfeng Group").

Состав третьей - Армии предприятий - семян полностью ещё не определён. Пока в него включены 68 известных фирм, поставляющих свою продукцию в сопредельные страны (например, швейная компания "Дружба"). Но в будущем эти "семена" планируют рассадить по всему миру силами хуацяо (китайских диаспор).

И здесь уместно вспомнить о ещё одной доктрине Стратегии транснационального хозяйствования, которая носит название "Превращение слабости в силу". Под "слабостью" в ней подразумевается избыточная дешёвая рабочая сила. Для превращения в силу Пекин планирует переместить её туда, где уже закрепились китайские диаспоры и работают китайские предприятия "армии семян".

Именно этот процесс набирает силу на малозаселённом Дальнем Востоке и в Сибири с её огромной территорией и малочисленным населением.

В Казахстане, в соответствии с доктриной превращения слабости в силу, на правительственном уровне принято решение о сооружении центра развлечений "Жана-Или" в 60 километрах от Алма-Аты и строительстве между Капчагаем и Алма-Атой четырёх городов -спутников по 100 000 жителей в каждом.

Китайская сторона планирует вложить в этот проект 10 миллиардов долларов.

Жильё в этих чайна-таунах для простых казахов будет недоступно из-за высокой стоимости. А элита предпочитает провинции две столицы - Астану и Алма-Ату.

Но главной победой китайской Стратегии на казахстанском направлении следует считать получение контроля над крупнейшими месторождениями углеводородов Кандыгаш, Кенкияк и Жанажол в Актюбинской области, Северные Бузачи и Каражанбас на Мангышлаке и завершение строительства нефтепровода Атасу - Алатынькоу.

Китай не собирается останавливаться на этом.

По данным канадской разведки CSIS (Canadian Security Intelligence Service), "Китай намерен в ближайшие несколько лет выкупить у Казахстана и работающих в республике иностранных компаний практически все месторождения нефти" (из отчёта за 2005 год).

 

Сколько осталось Казахстану?

Чтобы оценить потенциал угрозы китайской экспансии, совсем не обязательно обращаться к отчётам иностранных разведок. Достаточно объективно посмотреть, что сегодня представляет Китайская Народная Республика.

Это страна, владеющая ядерным оружием, с быстро развивающейся экономикой, восприимчивая к научно-техническим достижениям. С собранным воедино государственным, партийным и административным аппаратом, проводящим гибкую и мудрую, независимую внутреннюю и внешнюю политику. Это государство, реально претендующее на роль второго (после США) эпицентра в мировой политике.

Но главную угрозу для безопасности соседних стран представляет полуторамиллиардное дисциплинированное, энергичное, трудолюбивое и неприхотливое население, которому критически не хватает жизненного пространства.

Расширение этого пространства на восток ограничено морями Тихого океана. На юге с Китаем соседствуют густозаселённые карликовые государства и Индия со своим миллиардом жителей.

Национальные интересы КНР диктуют ей продвижение на север - в Сибирь, на Дальний Восток и на запад - в Казахстан. Именно там находятся слабо освоенные территории, необходимые для размещения избыточного населения, и сырьевые ресурсы, необходимые для быстро развивающейся экономики.

В условиях глобализации отпадает необходимость расширения границ военным путём. Да и опыт Даманского ещё не забыт китайцами.

И здесь необходимо вспомнить о разработанной в середине 90-х годов тактике "постепенных шагов". Она предусматривает не военную, а экономическую и гуманитарную экспансию Казахстана, Сибири и Дальнего Востока. Количество этнических китайцев в этих регионах растёт с каждым днём. И пока Орда и Кремль не могут противостоять этому.

Попытки решить проблему политическими и экономическими методами не удаются из-за коррупции чиновников, демографической диспропорции среди местного населения, способствующих росту китайского влияния.

Очевидно, что в решении "китайского вопроса" недостаточно уповать только на США, стремящихся всеми силами ослабить влияние КНР.

При оценке рисков необходимо учитывать опасность стран, инвестирующих развитие экономики. Ведь один китайский миллион для Казахстана опаснее, чем пять американских или сто российских.

Второй фактор - коренной пересмотр демографической политики Российского руководства. Чтобы не проиграть Китаю на Казахстанском направлении, России пора задуматься о причинах, по которым Назарбаев вытеснил из республики четыре миллиона русских жителей, освободив тем самым место для китайцев.

Российское руководство должно задуматься не о перемещении в Россию этнических русских из Казахстана, а о создании условий для их закрепления.

Уже через 3-4 года, по мере развития Синьцзянь-Уйгурского автономного округа миграционные процессы начнут перехлёстывать через китайско-казахстанскую, а затем и казахстанско-российскую границу.

Сергей БРИТВИН

статьи здесь.

Оцените пост

3

Комментарии

Показать комментарии