Кукловоды Жанаозена

Kabanbai 2012 M08 15
387
2
0
0

Талгат ИБРАЕВ Судебный процесс по делу участников массовых беспорядков в Жанаозене произвел двойственное впечатление. С одной стороны, часть общества видела в людях, оказавшихся на скамье подсудимых...

Талгат ИБРАЕВ

Судебный процесс по делу участников массовых беспорядков в Жанаозене произвел двойственное впечатление. С одной стороны, часть общества видела в людях, оказавшихся на скамье подсудимых, героев и борцов за права угнетенного рудового народа, другая же часть общества видела в них одуревших от безнаказанности маргиналов. С другой стороны, сами подсудимые в большинстве своем предстали в своих выступлениях и показаниях отнюдь не озверелыми погромщиками, готовыми сжечь здание акимата вместе со всеми его обитателями, но в то же время и совсем не борцами за справедливость. Почти все они «просто мимо проходили».

Впрочем, такое большое количество «мимо проходивших» случайным быть тоже не могло, да и на флешмоб поджоги и погромы были непохожи. В январе этого года в заявлении Генерального прокурора было сказано, что одной из причин массовых беспорядков являлись активные действия отдельных лиц по склонению уволенных рабочих к продолжению акций протеста и жесткому противостоянию властям. В содержании распространявшихся ими агитационных материалов экспертиза установила наличие признаков разжигания социальной розни.

В рамках расследования задержан был ряд руководителей и активных членов незарегистрированных общественных объединений «Алга» и «Халык Майданы» Козлов, Амирова и Сапаргали, подозреваемых в причастности к разжиганию социальной розни. Мухтар Аблязов не был задержан, поскольку уже давно проживает за пределами Казахстана, но именно он был вскоре назван главным организатором жанаозенских беспорядков.

Разумеется, экс-министру припомнили всю его деятельность со времен создания ДВК, то есть с момента, когда Мухтару Аблязову контроля над финансовыми потоками показалось мало, и он попытался установить контроль над политическим процессом. Реакция государства на такую попытку была прогнозируемо нервной, хотя и естественной. 18 июля 2002 года Аблязов был осужден Верховным судом Республики Казахстан к 6 годам лишения свободы за совершенные им в бытность министром энергетики, индустрии и торговли коррупционные преступления, предусмотренные статьями 307 ч.3 («Злоупотребление должностными полномочиями»), 310 («Незаконное участие в предпринимательской деятельности») УК, а затем в связи с его обращением о помиловании 13 мая 2003 года был помилован Указом президента.

По данным Генпрокуратуры, в 2005 году Мухтар Аблязов, занимая должность председателя совета директоров АО «БТА Банк», создав организованную преступную группу из входящих в его окружение сотрудников, совершил хищение принадлежащих банку и его дочерним структурам денежных средств на общую сумму более 7 миллиардов долларов США, а в 2009 году, выехав за пределы Республики Казахстан, скрылся от следствия и суда.

Мухтар Аблязов был главным идеологом смены власти в стране путем возбуждения социальной вражды и розни, призывов к насильственному захвату власти, подрыву безопасности государства, насильственному изменению конституционного строя. Он является основным разработчиком специальных мероприятий и операций, направленных на инспирирование, стимулирование и использование происходящих в стране процессов в целях подрыва и ослабления государственной власти. Он осуществлял контакты с зарубежными политиками и представителями СМИ в целях создания негативного образа и дискредитации руководства страны в глазах мирового сообщества.

Муратбек Кетебаев правоохранительными органами рассматривается как ближайший помощник, а также заместитель Аблязова по идеологии. На нем же лежит контроль над выделяемыми Аблязовым финансовыми средствами и редакционная политика подконтрольных Аблязову СМИ, сбор компромата и «черный пиар». Он участвует в разработке специальных мероприятий и операций, направленных на подрыв и ослабление государственной власти, осуществляет контроль за расходованием финансовых средств, выделенных Владимиру Козлову для осуществления противоправной деятельности. Он также координирует возложенную на Владимира Козлова политическую, идеологическую и хозяйственную деятельность партии «Алга», контролирует вопросы формирования кадров, применения политтехнологий, вопросы финансового обеспечения, взаимодействия с другими политическими структурами.

Владимир Козлов, в отличие от находящегося за границей Муратбека Кетебаева, руководил деятельностью группы непосредственно в Казахстане. Прокуратура высоко оценивает его способности политтехнолога, опыт в области журналистики и PR-технологий. Он отвечал за ведение политической, идеологической и хозяйственной деятельности партии «Алга», при этом был подотчетен Кетебаеву в части освоения выделенных Аблязовым средств.

По данным следствия, он лично посещал регионы, в которых расположены градообразующие предприятия, анализировал ситуацию, навязывал предложения о предоставлении материальной и юридической помощи для провокации массовых протестных настроений и получения возможности управления ими. Он лично организовывал целенаправленный поиск и отбор лиц, из которых формировали так называемых активистов-провокаторов, обучали их переводу трудовых споров в политическое русло, созданию ситуаций, ведущих к конфликтам, открытой вражде, столкновениям, насилию, погромам и уничтожению имущества.

Аблязов, Кетебаев и Козлов придавали большое значение обработке общественного мнения. 17 июля 2011 года они организовали приезд в Жанаозен депутата Европарламента Пола Мерфи и его встречу с активистами незаконной протестной акции. 25 июня 2011 года члены «забастовочного штаба» приняли участие в проходившей в Москве конференции независимых профсоюзов, где, исказив имевшие место события, в негативном свете отразил фактическую роль работодателя и государственных органов в урегулировании спровоцированного социального конфликта. Через подконтрольные Мухтару Аблязову СМИ распространялась искаженная информация о ситауции в Жанаозене.

По данным следствия, эта группа не ограничивалась «моральной и информационной поддержкой» рабочих-нефтяников. Болат Атабаев, например, установил контакт с группой экстремистски настроенных спортсменов, которых он называл «головорезами». Эта группа должна была стать ударной силой при организации массовых беспорядков в Жанаозене.

Серик Сапаргали, Болат Атабаев и Жанболат Мамай работали в Алматы и непосредственно в Жанаозене, выполняя указания Владимира Козлова и Муратбека Кетебаева.

Серик Сапаргали, еще в качестве кандидата на участие в президентских выборах продемонстрировавший незаурядные способности в области написания сочинения и художественного чтения на казахском языке, специализировался на публичных выступлениях.

Например, 25 июня 2010 года он принял участие в митинге у памятника Амангельды Иманову в Алматы, где публично подверг сомнению правильность внешней и внутренней политики государства, высказавшись против вхождения Казахстана в Таможенный союз с Россией и Белоруссией. Он сказал, что через год откроются границы, все окажется в руках русских и после этого казахам придется иметь дело не с режимом Назарбаева, а с режимом Путина и Медведева, с которым им не справиться. Поэтому, заметил он, казахи должны вернуть себе власть и уничтожить за оставшийся в их распоряжении год правящий режим. Не забыл он и любимую оппозицией тему китайской экспансии, заявив, что вся нефть в Мангистауской области уже продана китайским инвесторам. А в заключение поинтересовался у слушателей, чем казахи хуже киргизов, уже дважды силой сменивших власть в стране. Прокуратура усматривает в подобных заявлениях призыв к действиям, направленным на насильственный захват власти, подрыв безопасности государства, насильственное изменение конституционного строя.

17 декабря 2011 года на митинге у монумента Независимости в Алматы Серик Сапаргали продолжал развивать тему порабощения казахов китайцами и русскими. Кроме того, он озвучил слухи о нескольких десятках убитых в Жанаозене и заявил: «Это – война против казахов, против казахской нации». Как отмечают следователи, негативно отозвавшись о государственной власти как чуждой и враждебной народу, он выдвинул требование о сложении полномочий ее представителями.

Среди группы экстремистов, обвиняемых в подготовке беспорядков в Жанаозене, следствие особо выделяет Айжангуль Амирову. То, что Айжангуль Амирова играла ключевую роль в работе с бастующими нефтяниками, не отрицают и ее соратники по оппозиционному движению. Правда, они утверждают, что Айжангуль Амирова оказывала им моральную и информационную поддержку. А следствие считает, что она выполняла личные поручения руководителя экстремистской группы Владимира Козлова, направленные на подрыв и разрушение социально-политических основ конституционного строя Республики Казахстан.

И оппозиционеры, и следователи имеют в виду одно и то же. В период забастовки Айжангуль Амирова активно участвует в сборе материалов для подконтрольных Мухтару Аблязову СМИ – газет «Республики», «Взгляда» и «ДАТ», а также телекомпании «К+». Она организует распространение в Жанаозене этих газет, а также листовок «Көтер басынды, қазақ, желкендегі жендетті түсір!» («Встань с колен, казах, сбрось с шеи тирана и вора!»). По мнению следователей, эти газеты и листовки содержали высказывания, формирующие негативный образ власти, подстрекающие участников незаконной протестной акции к насильственным действиям против власти. А по мнению оппозиции, это просто информационная поддержка бастующих.

Владимиру Козлову принадлежала инициатива перевода протестных выступлений работников «Озенмунайгаза», в основе которых лежал трудовой конфликт и экономические требования, в бессрочную акцию, которая стала бы генератором социальной вражды и розни, служила бы площадкой для призывов к насильственному захвату власти, подрыву безопасности государства, насильственному изменению конституционного строя. В связи с этим большое внимание уделялось срыву всех переговорных процессов, инициированных работодателем и органами местной власти, с тем, чтобы затем переложить ответственность за это на акимат и нацкомпанию. Активисты из его группы постоянно выступали перед рабочими, внушая им уверенность в их правоте, подталкивая к совершению противоправных действий, к более радикальным акциям.

1 марта 2010 года началась акция протеста на ОМГ, а уже 15 марта в Жанаозене появился Владимир Козлов. Он встретился с неформальными лидерами нефтяников и от лица Мухтара Аблязова пообещал им помощь юристов, экономистов и аналитиков. Демонстрация «международной поддержки» в виде визита в Жанаозен депутата Европарламента Пола Мерфи 17 июля 2011 года также сопровождалась призывами продолжать борьбу и не идти на сотрудничество с работодателями и местной администрацией.

15 ноября 2011 года активисты из созданной Козловым группы выступили перед участниками акции протеста в здании городского акимата, заявив, что трудовой конфликт уже перешел в политическую сферу, а потому необходимо требовать переговоров не с местными властями, а с высшими должностными лицами государства. Именно по такому сценарию был осуществлен срыв переговоров 24 ноября 2011 года.

Часто повторявшийся после трагедии 16 декабря тезис о том, что якобы «люди стояли погода, а к ним никто не пришел» – это циничная ложь. Попытки руководства ОМГ и местных властей решить ситуацию путем переговоров предпринимались постоянно, однако все они были сорваны стараниями тех, кто изначально использовал конфликт в своих политических целях.

Важную роль в обработке нефтяников, вовлеченных в незаконные акции, играли листовки, распространявшиеся в Жанаозене.

В листовке под названием «Замандасқа үндеу» («Обращение к сверстнику») работники ОМГ сравнивались с дойной коровой, за счет которой кормятся дети богачей, составляющие управленческий аппарат КМГ и РД КМГ. Государственная власть в лице органов внутренних дел объявляется бесчестный, а уголовное преследование в отношении Марата Аминова, осужденного в 2009 году за кражу – несправедливым. По мнению прокуратуры, содержание этой листовки также формирует у обманутых в истинных целях незаконной протестной акции нефтяников необоснованное ожидание помощи от депутатов.

В листовках под названиями «Құрметті әріптестер, УОС-2 ұжымы қызметкерлері!» («Уважаемые коллеги, работники коллектива УОС-2»), «Құрметті қала тұрғындары, мұнайшы қауым!» («Нефтяники, уважаемые жители города»), «Үндеу!!!» («Обращение!!!») и «Жігіттер!» («Джигиты!») их авторы внушали мысль о неправильном начислении заработной платы, призывали работников, отказавшихся участвовать в незаконной протестной акции, поддержать бастующих, присоединиться к забастовке и добиться освобождения из-под ареста Марата Аминова. Те, кто отказывался участвовать в забастовке, назывались предателями.

Владимиром Козловым была организована отправка из Алматы в Жанаозен листовок «Ардақты ағайын! Қасиетті Маңғыстау елінің күрескерлері!» («Борцы священной земли Мангистау!») и «Көтер басынды, қазақ, желкендегі жендетті түсір!» («Встань с колен, казах, сбрось с шеи тирана и вора!»), автором которых, по данным следствия, является Мухтар Аблязов.

В них формируется негативный образ государственной власти и ее представителей путем применения таких терминов, как «кровавый режим», «кровавые грабители и кукольные суды», «цепные псы». Власти обвиняются в причастности к убийствам нефтяника Ж.Турбаева, дочери активиста забастовки нефтяников Ж.Карабалаевой и незаконном преследовании члена «Народного фронта» Ж.Мамая. А призыв «сбросить тирана и вора» применительно к президенту следствие рассматривает как призыв к насильственному захвату и смене власти в Республике Казахстан.

Можно не сомневаться, что суд над Владимиром Козловым и его помощниками будет проходить в условиях массированного информационного давления со стороны подконтрольных Мухтару Аблязову СМИ и сочувствующих ему политических и общественных организаций в Казахстане и за рубежом. Однако это давление лишь подчеркивает справедливость применения в отношении всей аблязовской команды статьи 170 пункта 2 УК РК – «Призывы к насильственному свержению или изменению конституционного строя либо насильственному нарушению единства территории Республики Казахстан, совершенные с использованием средств массовой информации или организованной группой». Наказание, впрочем, варьируется от штрафа в 1 МРП до лишения свободы на срок от трех до семи лет.

Оцените пост

0

Комментарии

0
Это что, типа судебному процессу посвящается????
Показать комментарии
Дальше