Глупые субботние фантазии

Теодор Мудавкин 2012 M08 10
345
0
1
0

Когда кабинет пуст и в нем нет никого кроме меня, никто не забегает со «сверхсрочными» делами или порциями убийственных задании, офисная жизнь кажется вполне сносной. Но когда кабинет оживает и...

Когда кабинет пуст и в нем нет никого кроме меня, никто не забегает со «сверхсрочными» делами или порциями убийственных задании, офисная жизнь кажется вполне сносной. Но когда кабинет оживает и наполняется страстями, мне хочется его покинуть, не медля ни одной секунды.

Иногда, когда сидишь и смотришь на коллег, вернувшихся из командировки, слушаешь их рассказы о турбулентности на обратном пути в страну, о том, как кого-то стошнило во время тряски, то начинаешь думать, как было бы здорово лететь со всеми своими коллегами в самолете и совершить экстренную посадку на каком-нибудь необитаемом острове. Тогда мы все смогли бы посмотреть друг на друга как на равных, забыв о должностях и рангах, не вспоминая о субординации.  В оборванных одеждах, с копотью на лице и с пеной у рта, обросшие и с торчащей во все стороны бородой, мы бы спорили с кем-нибудь из коллег из «родного» офиса, какой вариант лучше – остаться у обломков самолета или уйти вглубь леса, где возможно, была бы жизнь, еда и спасение. Я бы настаивал на втором варианте. Просто чтобы продлить наше внезапное путешествие по острову. Просто чтобы получше узнать приглянувшуюся мне стюардессу. Чтобы в понедельник не пойти на работу. Чтобы не надевать галстук. Но оппонент блистал бы своей железной логикой, предпочитая остаться на месте крушения. «Здесь спасателям будет легче нас найти» кричал бы он со злостью и я бы уклонялся от брызгов слюны из его рта. И он был бы прав, если верить инструкциям по выживанию. Но как хозяин данной фантазии, я вправе предположить, что  мне удалось склонить всех раствориться в зарослях и тогда бы мы получили уникальную возможность погулять по местам, о существовании которых мы даже не знали там, в наших обычных жизнях, где мы были бухгалтерами, юристами, менеджерами и прочими офисными сотрудниками. Если бы мы находились на острове достаточно долго, мы могли бы подраться с одним из многочисленных офисных боссов. Если бы вы были там, вы бы тоже с ним подрались. Или, может быть, вы бы пытались нас разнять и получили бы в ухо. Не нарочно, так, в пылу драки. В период эмоционального возбуждения, когда адреналин поступает в кровь и заставляет сердце колотиться в груди. После этого наша группа могла бы разделиться, и я последовал бы за той, в которой была стюардесса.

Интересно, как бы мы работали дальше, после возвращения с острова? Он был бы моим коллегой или даже боссом здесь. Снова. Пытаясь не вспоминать, откуда у него синяки на некоторых частях тела или почему он явился в черных очках в такой прохладный пасмурный день.

Возможно, я бы спас моего коллегу от дикарей или хищных животных и он бы простил мне синяк под глазом. Чувствовал бы себя в долгу передо мной. Благодарил бы меня. Я бы спас его жизнь. Я бы спас его скучную однообразную жизнь, а он бы благодарил меня. Я просто увеличил его шансы вернуться в гребаный в офис, сесть в кресло, которое рано или поздно станет пищей для всеядных крыс, получить зарплату, спустить ее на всякое дерьмо, напиться в выходные и быть разбитым в понедельник. А он благодарит меня.

Но где-то там, далеко, посреди безбрежного океана мы бы могли быть совсем другими. Ничто не имело бы значения. Ничто из того, что так важно для нас сегодня. Здесь. В этом кабинете и там, за его стенами.

Оцените пост

1