9 мая. Мы так боимся дать мало, и часто не даем ничего.

Kulyana May 8, 2012
1882
3
4
0

Я долго мучила себя, пытаясь понять, почему же мне не удается помогать нуждающимся людям так, как бы хотелось в душе – щедро, много, регулярно… Почему со школьных лет по сегодняшний день я ни разу...

Я долго мучила себя, пытаясь понять, почему же мне не удается помогать нуждающимся людям так, как бы хотелось в душе – щедро, много, регулярно… Почему со школьных лет по сегодняшний день я ни разу лично не поздравила ни одного ветерана, и не сказала ему лично тех искренних слов благодарности, которыми я полна. С трепетом в школьные годы мы готовились к торжественному обходу «порученных» нам ветеранов, будили стариков ни свет ни заря, смешили своей непосредственностью, когда орали неистово военные песни глуховатым ветеранам. Мы входили во вкус со своими поздравлялками, и «отбирали» друг у друга особо общительных и радушных, «обменивали» их на суровых и печальных одиноких стариков. Убегали от собак ветеранов, чуявших нашу пионерскую братию за верстку, когда мы пытались вырисовать тщательно алые звезды на свежевыкрашенных зеленых заборах домов, где живут герои.

Куда все это делось? Откуда сомнения – а правильно ли будет поздравить так? а вдруг денег будет мало? Зачем эти дурные мысли – а этих ветеранов уже, наверное, поздравил акимат, они известнее, надо найти других….

Мы так боимся дать мало, и часто не даем ничего.

Не найдя приличного ответа на свои вопросы «Почему у меня не получается так, как бы хотелось», я решила для себя хоть в этом году сделать минимальное из того, что могу. К моей радости в твиттере я увидела сообщение волонтеров «Болашак»,  которые приглашали волонтеров для поздравления ветеранов.

Люди, которые относятся проще ко многим вещам, в итоге и живут легче, спокойнее. Таким как я свойственны рефлексия и сомнения. Добавить к этому синдром отличницы – получается вообще мечта психотерапевта. Так и выходит, что зная в теории как лучше, мы делаем как всегда, то есть, никак.

Но, решено, хороший повод, чтобы отбросить ерунду и сделать полезное дело. Еду в «Болашак». У офис-менеджера получаю памятку волонтера, которую Халида (деятель Ассоциации, которая пригласила меня), решила выдать мне, когда услышала с десяток вопросов. А знают ли ветераны, что их поздравляют посторонние люди с подачи Ассоциации? А удобно ли прийти с ребенком? А что принести с собой? И так далее. Памятка действительно помогла, она структурирует все наши идеальные устремления в реальные очертания необходимой ветеранам помощи. Действительно, многим ветеранам необходима реальная помощь в виде продуктов, лекарств, моющих средств, нужна помощь по дому. С другой стороны, все вопросы и все общение с ветеранами необходимо вести в очень деликатной форме.

Итак, я получила адреса и данные двух ветеранов, получила от Ассоциации деньги для передачи их двум ветеранам, формы актов передачи спонсорских денег. И приготовилась звонить.

В первый день я с подругой посетила первого ветерана. Он проживает в центре Алматы, в одном из исторически известных домов. Для меня, карагандинки по рождению, есть в посещении людей из «таких» домов старой Алма-Аты уже особых пиетет. Совпадало так, что приходилось посещать их жителей для интервью или по другому делу, и это были всегда люди советского закулисья – археологи, изобретатели, музыканты. В этот раз миссия была особой. И ветеран попался особенный. Профессор, композитор, основатель музыкальной школы им.Жубанова, Узбеков Туркестан Максутович.

Мы посетили ветерана, договорившись заранее с его супругой на 6 вечера, я страшно боялась опоздать или как-либо еще побеспокоить неосторожно семью ветерана, когда угадала в его супруге – Узбековой Райхан Багдатовне, непреклонного ассистента и защитницу великого человека. Действительно,  за Туркестан Максутовичем ухаживает, организовывает его время и быт, его жена, он, в свою очередь, неустанно отдает ей должное – мягко оказывает внимание и подчеркивает ее значимость для себя.

Мы не жалели слов признания, забыли о беспокойстве показаться не искренними или еще какими-то не такими. Разговор был приятным, доброжелательным, в мягкой шутливой интеллигентной манере. Так вышло, что в разговоре мы больше не о войне говорили, а о послевоенных годах ветерана – о его учениках и детях. Нисколько не хотелось направлять его мысль к страшному времени. Не хотелось тревожить его память, сейчас ему 88 лет, и только последние 15 из них он не кричит во сне.

Туркестан Максутович – колонист, детдомовец, но с изящной внешностью и манерами. За его прячущейся улыбкой кажется мягкий и нежный характер. Но, как говорит супруга: «Это только кажется. Твердость его проявляется во многом, и решения всегда за ним».

Наш ветеран имеет медаль за отвагу, начал служить в войне с 1942-го года, как только исполнилось 16 лет. Попал в пехоту, в штурмовую бригаду, прошел пол-России в строю. Потом был ранен, госпитализирован, и вернулся домой.

Мечтают Узбековы о 90-летии. Реалисты, и к мечте о долгой жизни относятся трезво – «доживем, будем праздновать как в 85». (На 85-летие Туркестан Максутович праздновал огромный той).

Впереди 9 мая. Завтра мы хотим поздравить еще одного ветерана. Пусть это мало – подарить цветы, и выслушать человека. Но мы попробовали. Может, у нас что-то уже получилось.


Оцените пост

4

Комментарии

1
Хороший пост!)
1
спасибо. я - честно. даже, когда ехала для поздравлений с подругой и ее ребенком, было "в лом" преодолевать лень выходного дня, были сомнения - а такие ли цветы? а правильный ли торт? глупости все это. надо просто делать. как получается))
1
Спасибо за пост. )
Они все Герои.
Показать комментарии