место в рейтинге
  • 27891
  • 56
  • 8
Нравится блог?
Подписывайтесь!

к подруге

Я приехала к подруге. Лил сильный сентябрьский дождь, и тротуар, по которому я шла, был похож на огромное полотно с самыми разными цветами и оттенками. В нем перемешались отпечатки моих ботинок с темными силуэтами невзрачных домов. Серые тучи слились с привычной палитрой осенних деревьев, а бывшие летние тени превращались в этом огромном зеркале в отражения давших им жизнь людей и продолжали жить уже своей отдельной, зеркальной жизнью. Опадающая листва прилипала к подошвам, и приходилось время от времени комично дергать ногой, чтобы они отстали, при этом я продолжала идти и чертыхаться. Ботинки мои ступали по ненастному небу, и казалось, вот-вот я провалюсь в эту бездну, закричу прощальные слова: “Мама, пока!”, перекувыркнусь в полете несколько раз, как делают каскадеры в кино, чтобы придать больше драматизма прыжку с небоскреба, и упаду на невесомое одеяло туч и облаков, успев лишь в последний раз взглянуть на эту огромную-огромную землю с ее красно-желтыми макушками деревьев. Лысыми макушками людей без зонтиков, защищенными от дождя макушками людей с черными и красными зонтиками и бесконечностью жизненного конвейера, на одном конце которого появлялись розовые младенцы, во всю впитывающие в себя краски, звуки, запахи нового мира, а на другом конце - старики, задыхающиеся от этих же запахов, ослепленные от этих же красок, и оглушенные от этих же звуков. Бесконечных звуков. Старики падали с конвейера прямо в огромный мусорный контейнер, молниеносно подхватываемый гигантскими клешнями, опрокидывающий контейнер в грязный кузов машины, увозящей бедняг на городскую свалку, где только стоны,  да кипы бумаг с удостоверениями, пособиями, льготами, наградами, премиями, грамотами и бесплатными проездами напоминали о стариках и о вселенской несправедливости, и забвении по отношению к ним.

Лица людей проносились мимо меня с такой скоростью, что оставляли лишь небольшой бледный след их движения, подобно электронам в камере Вильсона. И, если бы я была ученым, то непременно построила бы физическо-философскую теорию, послужившую бы мне инструментом для вычисления кривых и векторов жизни, скоростей и ускорений жизненного течения, удельного духовного веса и вероятности дальнейших событий. На ходу я попыталась сформулировать основные положения этой теории, но за шиворот предательски попадали капли, вызывали щекотку, заставляли меня в самые неожиданные моменты вскрикивать и, естественно, тормозили процессы в черепной коробке, отвечающие за умные мысли. На мне были летние шорты и легкая футболка. Гроза застала меня врасплох. Более серьезные вещи лежали в сумке и к тому моменту, когда я  осознала всю необходимость куртки, мое бренное тело промокло до нитки, а разум последовав неведомой логики, заключенной в изречении, мол, поздно, доктор, труп остыл, признал куртку предметом абсолютно бесполезным. Следовательно, и ненуждающимся в дальнейшем изъятии из сумки с оторванным ремешком.

Сашки почему-то не было, по всей видимости, никто не смог с ней связаться и сообщить о моем приезде, а я, как назло, совершенно не помнила, куда ехать. Город я знала совсем плохо, бывала здесь только изредка, да и то проездом. Недалеко от меня остановился автобус с совершенно неизвестными мне пунктами назначения : названия улиц были стандартными - Ленина, Победы, Мира, Маркса, в общем, как и в любом другом уважающем себя городе, но ни одна из них не вызывала у меня ассоциаций с местоположением Саниной квартиры. В автобус с дикой давкой и рьяным пионерско-комсомольским рвением влетали пенсионеры, локтями, ладонями, костылями и прочими подручными средствами устраняли конкурентов, матерились, выкрикивали:“ Как вы смеете? Я старый больной человек!”, продолжали распихивать людей в салоне, устраивая при этом веселую неразбериху, и занимали свое место, законное место, выстраданное пятидесятью годами упороной работы на благо большой многострадальной Родины. Дверь автобуса закрылась, пенсионеры довольно вздохнули и отправились к улице Победы, к Ленину, к Марксу и к своему светлому будущему, которое их непременно ожидало там. Выхлопная труба автобуса на прощание хрюкнула, и Ноев ковчег местного значения, набитый, как банка малосольных огурцов, двинулся сквозь дождь, слякоть и прочую непогоду.

Вот незадача. Как же мне попасть к Сане? Я, промокшая до нитки, стояла и чесала свой затылок. Хм, наверное, лучше ловить машину, а то автобус завезет неизвестно куда.

Площадь была полна, машины сменяли одна другую: желтая красную, красная зеленую, зеленая белую, белая черную, черная серую, и так до бесконечности. Гул моторов, визг встревоженных ото сна сигнализаций, литературный русский язык с водительских мест и миллионы ударов дождя о землю - все это создавало картину жизни здесь и сейчас. Как тысячи миллиардов клеток, молекул, атомов, несущихся по венам вселенной.

- Эй! Стойте!- я подняла вверх руку, но такси не остановилось. - Куда же ты...дядя?

Но ни один “дядя” почему-то не останавливался: видимо, мой жалкий вид не внушал им доверия.

- Дядя, дядя, дядя...- язык мой заплетался, но продолжал напевать бредовую песенку из какого-то фильма, вставляя в нужном месте слово “дядя” соответствующей ноты.

- Девочка, тебя подбросить? - откуда-то раздался голос.

- Дядя, дядя, что я буду...- язык мой по инерции продолжал вяло двигаться, тело со скрипом произвело оборот на сто восемьдесят градусов, и глаза передали в мозг информацию о том, что передо мной стоит желтая машина с шашечками, с наличием в ней добродушного вида дяди с немного седоватой бородой.

- Ой, дядя... а где Саня? - я немного запиналась и говорила всякую чушь. - Понимаете, я тут немного того...

- Оно и видно,девочка, видать, давно стоишь и мокнешь! Давай залезай! - он мне улыбнулся своей бородатой физиономией и открыл переднюю дверь.

Я с блаженством приняла позу сидящего человека, кинула на заднее сиденье сумку, захлопнула дверь, что молниеносно прекратило бесконечный шум, прислушалась к биению своего сердца, ощутила себя человеком и удовлетворенно уставилась на болтающийся брелок в форме футбольного мяча. Шофер такси все это время смотрел на меня, видимо, ожидая дальнейших инструкций по транспортировке моего промокшего тела в другое место, но я молчала, как партизан на допросе, что и привело его в необычайный восторг.

- Ну ты даешь! Серьезно же тебя там, на улице! Села и молчит! Артистка! Куда поедем, Машка: на Гавайи, на острова Карибского моря, на Елисейские поля, на площадь, куда? Или все  же выберем тур-поездку в пределах нашего города? А?

- Ну, как бы это сказать...

- Так ты не стесняйся, так и говори, отвезу хоть к черту на кулички. - тут он весело усмехнулся и прибавил.-Машка.

- Эх, самой бы знать, куда ехать...

- Сто баллов! Не знаешь куда ехать! Молодец! Тебя-то точно, наверное, в капусте нашли! Или аист в старой пеленке подбросил на балкон!

- Да я тут к подруге приехала, а она меня не встретила. Я была у нее один раз. Ничего не соображаю, вроде бы телеграмму дала.

- Ладно, разберемся сейчас, где раки зимуют. Как подругу-то зовут?

- Саня.

- Хм, Саня. Вот тебе и Саня. Студентка?

- Кто?

- Я. - он умирал со смеху. - Нет, Машка, ну я с тебя со смеху помру. Конечно же, ты.

- А, ну да, точно, студентка. - и добавила. - Я.

Он смотрел на меня с нескрываемым любопытством, и грузное тело его сотрясалось от смеха.

- Хм, студентка. Явно не профессор. Знаю я вас - всегда голодные, неумытые, неодетые, хуже голодающих из Сомали. Еду я, значит, и вижу уже опытным взглядом - ага, студентка стоит. Мокнет, бедняга.

Сзади кто-то стал бибикать. Видимо, наша машина мешала кому-то проехать.

- Да еду уже, еду, черт бы тебя побрал! - шофер высунулся из машины и показал свой грозный кулак. - Вот ведь люди, все куда-то спешат! Куда ехать-то, Машка?

- Поехали пока, а там видно будет.

- Хорошо. Как скажешь, шеф! - он еще раз ухмыльнулся и надавил на газ.

По ветровому стеклу растекался ручьями дождь, дворники работали на всю катушку и еле поспевали за вновь набегающими каплями, я различала только силуэты на дороге. Машина выехала с площади и поехала, судя по обилию магазинов и бестолковой суете возле них, по одной из главных улиц. Кто-то спешил за колбасой, кто-то бежал с работы, автобусы уносили бабулек и дедков в неизвестные никому точки мира: в дачные поселки, строительные переулки, весенние бульвары, старопромышленные площади, охотничьи магазины и молодогвардейские кинотеатры. Огромные плакаты с рекламой пива, зубных паст, духов и чипсов, немного тусклый в свете дня игривый неон, красочные афиши с названиями концертов и новых фильмов, простоватые вывески продуктовых магазинов и богатые витрины с манекенами одетыми по последней моде - все это многообразие звало, манило и притягивало прохожих, подобно гигантскому магниту, оказавшемся волею строителей в этом месте.

Шофер одет был очень просто. На нем была рубашка неопределенного светлого цвета, черная кожаная куртка, пахнущая бензином, темные потертые брюки с коричневыми заплатками на коленях и старые ботинки, на одном из которых не было шнурка. Он  увидел, что я рассматриваю его ботинки.

- Это все моя лень, шнурок-то у меня уже давно протирался и рвался, так я его узелками, значит, связывал-связывал, а сегодня утром, когда на работу выходил, так сильно потянул, что он напополам разорвался, времени уже не было, ну я в таком виде и побежал в таксопарк. Жена увидела меня, так смеялась долго. Говорит, мол, за пьяницу какого-нибудь примут или бездомного, загребут со всеми потрохами в милицию, и не успею дойти на работу. А мне там двадцать минут пешком от моего дома топать. Но ничего, добрался целым и невредимым. - Он опять повернулся ко мне. - Ну так давай, все-таки вспоминать какие-нибудь приметы того места, а то я по центру без толку буду ездить, а тебе счетчик наматывать.

- Точно не помню, помню, что туда автобусы ходили.

- Ну так автобусы много куда ходят.

- А у вас есть такой район, кажется, “северный”?

Шофер просиял и прибавил скорость.

- Ага, уже теплее, значит, едем в северный! Дом опознать-то сможешь, если по обычной маршрутной дороге поедем?

- Ну да, я там еще помню магазины всякие, аптека там рядом, бар какой-то, во дворе хоккейная площадка была.

- Ну так ты, Машка, еще не совсем потеряна для прогрессивного общества, глаза есть, уши есть, машина ревет, найдем мы твою Саню Афонасьевну!

- Она Сергеевна!

- Ну Сергеевна! Она тоже, небось, студентка?

- Ага. - Я потихоньку отогрелась и впервые улыбнулась. Шофер это заметил.

- Вот развелось вас студентов! В кого ни ткни, так студент! Даже в бабушку божий одуванчик - и то окажется студенткой института престарелых девиц. Вот время пошло!

- Далеко еще до этого “северного”?

- Далековато. Не близко, скажу я тебе, забралась твоя подруга. Конспирируется. Кстати, представлюсь - дядя Миша.- Меня так все называют, разве что только жена с детьми, даже друзья мои и те дядей Мишей зовут. Ну а тебя я Машкой буду называть, мне нравится так. Откуда в наши края-то?

- Из Москвы.

- У, занесло же тебя. Учишься там?

- Ага.

- Давно?

- Четыре года.

- Ну и как Москва?

- Да стоит себе потихоньку.

- Ага, пускай стоит. Пока нас не трогает, пусть стоит. По телеку, как ни гляну, так там сплошной трам-тара-рам: стреляют, убивают, грабят. Правда, мне до этого дела, в общем-то, и нет, у нас тут здесь своей грязи выше крыши. Пусть себе живут там, как хотят. А я вот здесь. Езжу себе на такси, никого не трогаю, меня никто не трогает, кручу баранку, дома дети, семья, на выходных с друзьями отдыхаю. Пришел с ночной смены, уткнулся в родную подушку и лежишь себе. Телек там что-то бормочет в пол-уха про мировые катаклизмы, на столе завтрак ждет еще теплый, слышу, как дети в школу собираются. Они уже почти взрослые у меня. Мирно и спокойно. Ты знаешь, я никуда не тороплюсь.

- А раньше? Раньше тоже все так было, тихо и мирно?

- Не, ну по молодости, конечно, хулиганили, куда без этого. За юбками бегал, с друзьями кутил, спорил все о чем-то, иногда даже до кулаков доходило, а потом как-то перешагнул через эту черту, даже сам себе не поверил. Так просто оказалось - раз и ты уже не такой, какой был. Тут ведь все просто. Представь жизнь и ее течение, как большая длинная  дорога. Представила? Ну так вот, садишься ты за руль машины, медленно так стартуешь, едешь, на дорожные знаки и светофоры смотришь, не превышаешь скорость, боишься, что остановят, права заберут, потом ты начинаешь немного осваиваться, смотришь, а уже никто за тобой не следит, давишь на газ, ускоряешься, выжимаешь из машины максимум и несешься. Какие там знаки! Разглядеть ничего не успеваешь, хорошо бы в поворот вписаться, а то иной лихач разгонится, да как с обрыва сиганет, и поминай потом. Несешься, значит, несешься, а двигатель ведь не вечный, никто такого еще не сообразил сделать, начинает барахлить, то там что-то неладно, то сям, ну ты скорость волей-неволей сбавляешь, не можешь уже так гнать. Приглядишься, а ведь чертовски хорошо там, за стеклом, раньше-то ты даже и не удосуживался все это рассмотреть, обдумать по-человечески. Вот и едешь дальше, но уже не так.

- Ну а если по-другому?

- Что по-другому?

- Ну, те - лихачи?

- А, понятно. Таких бывает две категории - те, у кого отказали тормоза, и те, для кого скорость - это смысл жизни. Знавал я и тех и других. Немногие доходили до своего финиша, большинство разносило вдребезги ограждения, и срывались вниз. Те, кому нужна скорость, это отчаянные люди. Им нужно все и сейчас. Или ты берешь это, или заканчиваешь грудой металлолома. Такие вот люди - жизнь ради скорости и скорость ради жизни, других вариантов нет. Безумно, но красиво. А тех, что без тормозов, я бы не советовал встречать на своем пути. Ну а остальные едут себе. Кто-то заезжает в тупик, кто-то находит дорогу получше, у кого-то дорога длиннее, у кого-то она совсем короткая. Жизнь такая.

Дядя Миша немного загрустил, достал откуда-то мундштук, вставил туда папиросу и закурил, смотря на бесконечное мельтешение дворников. Туда-сюда, туда-сюда.

- А мой мотор тарахтит, но работает, Маш. Может тебе радио какое-нибудь с музыкой?

- Да нет, не надо, дядя Миша. Я как-то не особо хочу.

- Ну и хорошо, а то сам я не любитель всей этой дребедени, что там крутят. Включишь, а там сплошные сопли да слезы, да еще пудом сахара посыпанные. Ну, или братки какие-нибудь про жизнь свою тюремную шпарят. Путевого я там почти ничего не слышу. Сам-то я люблю, знаешь, что? Люблю, когда на трубе играют. Переливается значит пианинко, а на переднем плане трубач играет мелодии всякие. Вот это я понимаю музыка, а все это радио с его дурацкими конкурсами: кто первый дозвонится, кто ответит на какой-то идиотский вопрос - по мне, так это туфта. Наверное, старой телегой тебе кажусь?

- Да нет, дядя Миша.

- Молодец, студентка! Люблю таких! - дядя Миша пригнулся над рулем и куда-то пристально стал глядеть. - Опа, голосует! Может ему по пути!

Машина остановилась, открылась дверь, и в салон протиснулась голова приземистого усатого старичка лет шестидесяти пяти.

- Куда тебе, папаня? На кладбище или в ЗАГС? - дядя Миша был в своем репертуаре.

- Мне... как бы... до улицы Попова... библиотека там рядом... - мужичок говорил робко, и чувство юмора у него напрочь отсутствовало, поэтому он даже не отреагировал на дядь-мишинские шутки.

- Ну, значит, тебе с нами по пути, мил человек. Садись, не обидим!

Старичок открыл заднюю дверь и уселся посередине, машина тронулась с места. В зеркало я видел, как старичок все время посматривал на часы, охал и нервно барабанил по своему старому коричневому чемодану.

- Ну, рассказывай, сударь, куда торопишься? - дядя Миша повернулся на секунду к старичку и ехидно усмехнулся.

- Да я тут... как бы...- старичок немного растерялся.

- Мы все тут! Как бы! - дядя Миша расхохотался. - Вон, студентку спас, как дед Мазай зайцев.

- Ну так...- он немного облегченно вздохнул. - Студенты... да... студенты... зайцы... как бы... едят... как бы... все едят... знавал я этих студентов. - Старичок осторожно вставил свою фразу.

- Во-во, взять бы их и перестрелять! Да, папаша? - дядя Миша увидел, как я тихо засмеялась.

- Ну... патронов бы да ружьишко… как бы... и не их одних... чем другие хуже... много таких, кого бы...

- Да вы, папаша, я смотрю, радикал! Вот они, корни радикализма, скрывающиеся в маленьких кабинетах, на старых кухнях и у станка на заводе!

Старичок, видимо, не совсем понимал нескрываемую иронию дяди Миши, а поэтому был весь во внимании, он даже придвинул свою голову к передним сиденьям.

- Да... время-то... я... как бы...- он многозначительно кивал, пока пытался собраться с мыслями и связать свои слова воедино.

- Ну ты, папаша, надеюсь всегда припасешь патронов для недругов! Нам ведь еще надо дружескую интернациональную помощь оказывать! Берег Слоновой Кости, Руанда, Уганда, Республика Конго - пропадают цветные братья без социализма!

- Вот раньше... их того... как бы...

- Да и правительство с милицией наседают на простого труженика села. - Дядя Миша сказал это с нарочитым пафосом и развел своими ручищами. Я же была вся красная оттого, что пыталась сдерживать смех. - Папаша, и до нас ведь доберутся! А ведь доберутся, так и поздно будет, пикнуть не успеешь!

- Во-во... оборзели совсем… тогда-то... тогда-то... я бы им...- старичок явно приободрился и с усердием стукнул кулаком по спинке моего сиденья. Я повернулась назад, и лицо старичка оказалось прямо перед моим носом. Он посмотрел на меня, что-то пробормотал про “старые порядки... как бы”, шевельнул усами и отодвинулся.

- Смотри в оба, Маш, подъезжаем уже к району. Виадук проехали.

- Ой, дядя Миша, точно! Точно! Помню, что там акведук был. Там дальше надо проехать!

- ...мне на Попова... а не виадук как бы...- старичок явно обеспокоился всем происходящим и стал нервно вертеть головой по сторонам, пытаясь высмотреть в окна, куда же его везут.

- Да ты, папаша, не беспокойся! Ты с юмором все воспринимай, а то от этой серьезности скоро тошнить будет. - Дядя Миша вздохнул. - Смотри, студентка, не пропусти нужное место.

- Да вроде пока не видно, дядя Миша.

- Не люблю я этот район, далекий он какой-то и неживой. Сплошь и рядом бетонные многоэтажки, ни деревьев тебе, ни площадок, ни парков, страшно подумать.

- Дядя Миша, вон эта аптека, а вон тот продуктовый магазин. Заверните в следующий двор. Ага, направо. Вон и подъезд.

- Будет сделано!

- А я? - у старичка панически бегали глаза.

- А ты тут будешь, радикальный ты наш старец.

Старичок что-то хотел произнести, но, видимо, не подобрал нужных слов и замолк.

Машина, разбросав брызги, подъехала к подъезду.

- Ну, студентка, давай, удачи тебе! - дядя Миша пожал мне руку.

- Вам того же, дядя Миша!

- Не пропаду, Маш! Давай вылезай! Нам с папаней еще ехать и ехать! - я протянула ему деньги, он положил их в бардачок, подмигнул мне, я вылезла, захлопнула дверь, и машина, развернувшись, уехала.

Я зашла в подъезд и поднялась по лестнице. Из какой-то квартиры неслась привычная брань и обвинения в том, что мол  кто-то кому-то испортил всю жизнь. На стенах Вася, как всегда любил Машу, а Даша К. считала Петю Н. козлом, уродом и другим неприличным словом. Я позвонила, никто не отвечал, потом позвонила еще раз, кто-то издали устало спросил “Кто?” и зевнул, послышался скрип открываемого замка и дверь распахнулась...

-Подружка!

- Саня!

Мы, как две дурочки, вцепились друг в друга и выкрикивали поочередно наши имена.

- Ты же в телеграмме родителям написала, что восьмого приедешь?

- Я?

- Ну да!

- Да ладно?

- Ага.

- Вот я дурная, Саня! С числом ошиблась! Тебя еле-еле нашла! Дядя Миша помог!

- Какой дядя Миша?

- Да таксист. Вот такой вот дядька!

- Ну что мы тут стоим, проходи уже, извини за беспорядок, ждала только завтра.

- Да черт с ним с этим порядком! Вот ты изменилась! Сколько уже не виделись! Ну, рассказывай...

И мы весь вечер рассказывали друг другу про нашу жизнь, сбегали в магазин за вином, поели, а потом сидели на полу со стаканами, вспоминали школьные годы и всех тех, кого мы любили и кого не очень, друзей, приятелей, подруг, учителей, родителей, однокашников, смеялись над веселыми историями, подливали вина, рассуждали на умные темы, переходили на скабрезные шутки, молчали и снова говорили. Я приехала к подруге.

 
Svetik Lee sweetlight
18 апреля 2012, 16:53
431

Загрузка...
Loading...

Комментарии

SaMu
0
0
интересно пишете )

Оставьте свой комментарий

Спасибо за открытие блога в Yvision.kz! Чтобы убедиться в отсутствии спама, все комментарии новых пользователей проходят премодерацию. Соблюдение правил нашей блог-платформы ускорит ваш переход в категорию надежных пользователей, не нуждающихся в премодерации. Обязательно прочтите наши правила по указанной ссылке: Правила

Также можно нажать Ctrl+Enter

Популярные посты

Школа High Tech High – дети здесь самостоятельны так же, как и профессионалы в офисах

Школа High Tech High – дети здесь самостоятельны так же, как и профессионалы в офисах

Известный казахстанский бизнесмен становится первопроходцем и создает школу, о которой можно только мечтать. То, что мы, как взрослые, делаем в бизнесе, дети будут делать в этой школе.
Zhumanova
вчера / 16:29
  • 13783
  • 3
Как выбрать новостройку в Алматы: инсайты, критерии и личный опыт

Как выбрать новостройку в Алматы: инсайты, критерии и личный опыт

Я прекрасно понимаю тех, кто долго ищет подходящую квартиру - сама искала, потратила на поиск 1,5 года. Что, прежде всего, повлияло на мой выбор при покупке квартиры в новостройке Алматы?
Zhumanova
21 апр. 2017 / 10:04
  • 3474
  • 10
«А ты покушала?» или Как завоевать сердце женщины простой заботой

«А ты покушала?» или Как завоевать сердце женщины простой заботой

Так как опыт хождения по свиданиям у меня немаленький, да и с интуицией давно дружу, я быстро отсеиваю тех, с кем будут проблемы. Как я это определяю? Очень просто.
Bonittta
22 апр. 2017 / 14:10
«Третья мировая война начнётся в мае 2017 года» – провидец из Португалии

«Третья мировая война начнётся в мае 2017 года» – провидец из Португалии

Провидец из Португалии по имени Горацио Вильегас считает, что новая мировая война состоится уже в текущем году. Считается, что португалец два года назад объявил, что Трамп станет президентом.
Seattle
21 апр. 2017 / 15:33
  • 3105
  • 12
Кому в Казахстане жить хорошо? Почему мы остаёмся в топ-5 стран мира по числу самоубийств

Кому в Казахстане жить хорошо? Почему мы остаёмся в топ-5 стран мира по числу самоубийств

Всё ли так хорошо у жителей Казахстана? Почему-то наша страна сохраняет твёрдые позиции в первых строчках мировых рейтингов по числу самоубийств.
openqazaqstan
вчера / 16:54
  • 2520
  • 15
Меня вывели из себя ученики 8 класса. Я осознала, что не хочу быть учителем

Меня вывели из себя ученики 8 класса. Я осознала, что не хочу быть учителем

Когда я пришла в первый раз на работу, слышала как доносятся крики из разных кабинетов. Крики это были не детей, а учителей, которые не могут сдержаться, когда уже все силы иссякли...
teacher1210
19 апр. 2017 / 7:56
  • 2699
  • 61
Депутат сената Айтимова: «Не нужно критиковать депутатов, так как вы сами их избирали»

Депутат сената Айтимова: «Не нужно критиковать депутатов, так как вы сами их избирали»

Наши депутаты известны не достижениями и работой, а своими высказываниями. Сегодня в СМИ вышла новость, где депутат сената Бырганым Айтимова ответила на критику народа.
tala03
20 апр. 2017 / 13:44
  • 2476
  • 20
Стихия всё спишет. Почему дамба за 200 миллионов никого не спасла?

Стихия всё спишет. Почему дамба за 200 миллионов никого не спасла?

Наводнение в Атбасаре, размытые дороги, подтопленные сёла по всему Центральному и Северному Казахстану... Что происходит?
openqazaqstan
19 апр. 2017 / 15:20
  • 2454
  • 14
Каждую ночь я жду его. Почти каждую ночь он оправдывает мои ожидания

Каждую ночь я жду его. Почти каждую ночь он оправдывает мои ожидания

Каждую ночь я жду его. Такая уж у него работа, он приходит поздно. Но почти каждую ночь он оправдывает мои ожидания. Когда его долго нет, признаюсь, я начинаю нервничать. Названивать и писать смс-ки...
DominaOmnium
21 апр. 2017 / 2:25
  • 2161
  • 11