О ненастоящем человеке

Анель Нуркалиева 2012 M03 31
2178
25
7
0

Писать рецензии на книги нужно так, чтобы читающему хотелось пойти и прочесть эту книгу самому. Так я думала. Но на самом деле не только книги, но и кое-что другое может побудить тебя пойти и...

Писать рецензии на книги нужно так, чтобы читающему хотелось пойти и прочесть эту книгу самому. Так я думала. Но на самом деле не только рецензии, но и кое-что другое может побудить тебя пойти и прочесть ту или иную книгу. В моем случае, это был трейлер к фильму "ДухLess"  по одноименной книге Сергея Минаева.

Герой, показанный в трейлере, очень сильно напомнил мне одного моего знакомого. И после прочтения книги, как оказалось, не одного, а даже нескольких. И даже можно сказать, что часть главного героя живет в каждом из нас. Именно сейчас, именно в это время. Время в котором живет сейчас каждый из нас. Время, когда информация управляет тобой, когда ее бывает настолько много, что хочется закрыть все потоки, каналы и уехать куда-нибудь. Не читать твиттер, не просматривать ленту новостей, не постить новые фото. И каждый ищет какое-то уединенное место, где можно остаться наедине со своими мыслями, а не с тем объемом информации, которое приготовило для тебя общество.

Это место дает тебе возможность выйти из образа собаки, бегущей за подвешенной костью, и войти в человеческое состояние. Разобраться со своими мыслями и рассуждениями. Если ты, конечно, еще не потерял способность мыслить в век высокоскоростного Интернета и мира без границ.

Про Интернет у Минаева целых 2 острых абзаца.

И вот я пришел в Интернет. В этот удивительный, волшебный мир. Мир, состоящий из порнографии, матерщины, неполиткорректных граждан и отсутствия всякой цензуры. Мир, созданный для безделья, праздношатания и удовлетворения своих извращенных фантазий. Именно за этим люди и идут в Сеть.

Реально, Сеть полна людьми, страдающими от недостатка общения/внимания. Людьми, готовыми с тобой до трех утра обсуждать проблемы «парникового эффекта» или перебрасываться матерными цитатками из творчества Сорокина. Интернет — очень притягательная штука из-за такого рода вещей. Помимо того, что он является прекрасной площадкой для общения, он открывает человеку возможность иного рода. Ту, о которой мы читали в фантастических романах. Возможность перевоплощения.

Про анонимность и публичность в Сети тоже сказано немало. У нас с десяток аккаунтов в популярных социальных сетях  и там мы пишем то, что не всегда произносим вслух в реальной жизни, просто потому что боимся, что будем осмеяны. Что вся та наша чувствительность, вся романтика, потребность в любви, ласке, нежности будет выставлена напоказ. Сейчас не модно любить, моднее использовать. Только как говорит один мой знакомый: "Нельзя людей "юзать", с людьми надо дружить". Когда встречаемся, все мы счастливые, преуспевающие, довольные жизнью, а там в сети мы можем быть кем угодно, мы можем расстраиваться, плакать, ныть, скулить, скучать. Быть такими в реальной жизни мы можем только в узком кругу близких друзей и родных.

Анонимность раскрепощает до неприличия. Именно она — тот катализатор, позволяющий вырваться наружу всем бесам, прячущимся до поры в самых темных уголках твоего сознания.

Все твои застенчивые и трудолюбивые коллеги враз скинули маски и стали теми, кто они есть. Точнее, теми, кем они хотели бы быть. Ублюдками, извращенцами, ловеласами. Недоступными красавицами, роковыми женщинами и развратными шлюхами.

Лишь одна из тысячи человеческих особей способна сопротивляться пошлости и уродству окружающего мира, оставаясь думающим человеком

Минаев остро высмеивает всю ту грязь и пошлость, окружающую нас ежедневно. Кто-то замечает ее, кто-то нет, а кто-то создает. Кто-то, зачастую, это мы сами.

Я начинаю думать о том, что, в сущности, нет ничего более отвратительного, чем издевательства над чужими чувствами. Мы настолько старательно это делаем, потому что у нас нет ничего похожего. И судя по стилю жизни, и не будет. И вот мы гадничаем, высмеиваем их, хотя приключись это с тобой — вмиг изойдешь розовыми соплями и станешь омерзительно сентиментальным. Вот тогда будешь отличным объектом для насмешек друзей.

Но вернемся к нашим героям. Самый безобидный внешне, Михаил.

"Мишка относится к той категории людей, под чье обаяние ты попадаешь сразу и навсегда. Он настолько легок в общении, настолько небрежен к деньгам, знает всех, и все знают его. Он отчаянный хулиган и при этом весьма манерен и элегантен. Его манера разговаривать и жестикулировать сразу привлекает внимание окружающих. Его хочется слушать, и самое плохое настроение само собой улетучивается. В общем, Мишка - тот человек, которого ты хочешь непременно иметь в друзьях, еще лучше - в близких. Идеальный образ легкомысленного светского денди и думающего человека."

В каждой нынешней компании найдется такой рубаха-парень, покоряющий с первого диалога. Со всеми дружит, со всеми общается, все про всех знает, мил, обаятелен, чертовски обаятелен. Девушки стараются в компании всегда быть поближе к такому. Ничего предосудительного в первичном описании нет, но прочитав книгу, вы поймете, что все с ним не так сахарно.

Но весь тот "духless" Минаев проявляет в своем главном герое, преуспевающем топ-менеджере, добившемся расположения в обществе и не испытывающего острой потребности в финансах. Вся жизнь его уже настолько пресыщена эмоциями и однообразным проведением досуга, что он "ищет новых и новых развлечений".

Весь тот пафос, что его окружает, бесконечная круговерть клубов, актуальных мест города засасывает его с каждым днем все сильнее и сильнее, и он уже не видит в нем ничего душевного, ничего настоящего.

— Прекрасно, тебе давно пора измениться. Знаешь, иногда мне кажется, что тебе нужно просто осмотреться и понять, что вокруг тебя столько любви и ты просто не хочешь ее замечать. А иногда мне очень страшно за тебя. Ведь на самом деле ты очень хороший, просто заигравшийся в циника.

— Юленька, я очень хочу поверить, очень. Я очень устал бороться со скукой, устал от бесцельных тусовок, пустых друзей и безмазовых выходных. Мне просто очень нужно поверить. И еще мне хочется, чтобы рядом находился кто-то, кто может сказать мне, что все действительно изменилось к лучшему… Я очень хочу, чтобы наступил тот момент, когда мне больше не захочется прятать свои эмоции.

За день мы встречаем с десяток людей и только с одним, максимум двумя мы можем поделиться своими истинными эмоциями. Состояние постоянной фильтрации. В один момент оно выходит из под контроля.

— Слушай, зачем ты мне звонишь? — начинаю я свой нетрезвый монолог. — А? Зачем спрашиваешь, как я себя чувствую после всего этого? Сильно ли я переживаю? Зачем тебе все это нужно? Ты вытаскивала меня из всего того морального отстойника, почти плакала в телефон, когда я обожрался ЛСД, часами говорила со мной о какой-то моей хуйне по телефону. Для чего?

Для чего ты ходишь со мной по всем этим кабакам? Слушаешь мои однообразные диалоги по поводу того, какие все вокруг пидарасы и какой я, весь из себя высокодуховный, Д'Артаньян? Тебе ведь не нужны деньги, всякие пошловатые по форме, но так точно отражающие суть подарки, эти самые нескончаемые cartier-tiffany-alainsilberschtain? He нужны? Тебе не нужен статус моей официальной любовницы, ты не в тусовке, и никто не проводит тебя при встрече завистливым взглядом.

Тогда зачем? Может, ты больная? Та самая девочка-переросток, которая не наигралась в дочки-матери-терезы? У тебя чувство вселенской жалости? Ты тут всем помочь хочешь? Этакая заботливая сестра милосердия, выбравшая для себя в этом приюте для психов под названием МОСКВА объект для сострадания.

Не угадал? Ты не новоявленная мать Тереза? Тогда кто? Может, ты со мной общаешься из-за желания ебаться? Ты — вавилонская блудница? Рабыня страсти?

У тебя проблемы с простыми колхозными мальчиками? Ты хочешь манерного эстета? Нашла себе такого героя-любовника? Принца, вылезшего из телевизора, отягощенного интеллектуальным багажом и увесистыми яйцами в придачу? Ты думаешь, бывают такие? Гиперсексуальные, как актеры шведского порно, и романтичные, как лорд Байрон? Так не бывает, девочка. В тридцать лет люди умеют либо одно, либо другое. А если они с одинаковым успехом демонстрируют физику и интеллект, значит, они либо нахватались верхушек для совращения глуповатых простушек (прикольная рифма, тебе не кажется?), либо нахватались стимуляторов. Ха-ха-ха. Ты реально думаешь, что я такой весь из себя прикольный и успешный? Высоколобый эстет с манерами недоучившегося аристократа и вечно торчащим членом? Ну что? Поедем в гостиницу? Купим цветов, шампанского? Ты достанешь томик Цветаевой? Я готов, я даже уже чувствую, как меня распаляет страсть и все такое!

Ты не чувствуешь? Я же лузер. Конченый мудак с позами провинциального актеришки. Я шут гороховый, готовый стебаться над всеми, в том числе над собой. Я с детства быстро устаю от игрушек, мне тут же что-нибудь новенькое подавай. Я и жизнь свою проматываю этой ежедневной погоней за развлечениями. Я же бегу сам от себя, мне самому с собой скучно, тошно и мерзко. Даже в редкие моменты веселья я жду не дождусь, когда же наконец вернется ко мне моя единственная любовь — ДЕПРЕССИЯ.

Сколько таких, депрессирующих, меланхоличных, пресытившихся, переставших ценить какие-то особенные моменты в жизни? Чаще всего, вина за все происходящее с такими людьми переводится на прошлое и людей в нем: кто-то когда-то сделал кому-то больно. Каждому из нас делают больно, боль - это неотъемлемая часть нашей жизни. Но ставить ее во главу угла все равно, что обрекать себя на постоянное страдание.

До какой же степени надо бояться собственных чувств? Ты готов обстебать самого себя, нанести рану человеку, который пытался ВЫСЛУШАТЬ ТЕБЯ и был виновен лишь в том, что неосторожно всколыхнул в тебе что-то такое, что до поры лежало под слоем накопленной тобой за годы грязи. О да, ты привык смеяться вслух над дурачками, напоминающими героев «мыльных опер», подкалывать своих никчемных дружков, которые обнимают ресторанных шлюх, фразочками типа «Ну что вы, как влюбленные студенты на Патриарших, вам бы сюда водку и пластиковые стаканчики». Так какого же рожна ты останавливаешь машину и часами пялишься на влюбленные парочки вокруг прудов? Это же излюбленные персонажи твоих подколок! Тебе этого хочется, да? Ты только боишься себе в этом признаться и бежишь, забиваешься в клубную толпу, чтобы нырнуть в эти столь привычные тебе волны фальшивой страсти и похоти. Там ты себя чувствуешь как рыба. Это твоя стихия. Пучина, отравленная алкоголем и химией. А когда ты попадаешь в непривычно чистую воду, ты и там пытаешься найти отравляющие вещества, коряги и подвохи. А не найдя, очень сильно волнуешься и рвешься обратно. Смотри, когда-то тебя так выбросит на берег, что ни одна волна прилива не сможет затянуть обратно. А твои дружки-подружки, конечно, не дельфины, и не затащат тебя носами обратно в воду. Носы у них, как тебе известно, созданы для другого. Так и погибнешь, задыхаясь собственными высокотоксичными испарениями.

Мы отчаянно жмем сердечки на красивых фото красивых девушек и парней, на фотографии интерьера нашей мечты, на фотографии городов, куда бы мы хотели поехать, на фотографии машин, которые мы хотели бы иметь. Нам не хватает смелости собрать чемодан и уехать туда, где еще не расставлены все точки над "i". Закончить старые отношения и начать новые. С этим человеком или с другим, не важно. Мы боимся принимать решения, брать на себя ответственность за чужие чувства, чужие эмоции, мы можем их только почувствовать и оттолкнуть за ненадобностью, потому что когда-то также поступили с нашими чувствами.

Все, что я написала выше, это мое впечатление о книге, хотя звучит как-то по-другому. Звучит как признание в собственных ошибках. Да, многое из того, что испытывает главный герой, испытываю временами и я. Но я не хочу довести все до такого состояния, когда мне будет все безразлично: город, люди, окружение.

Я не призываю вас бежать и открываться первому встречному только потому, что он вам симпатичен или понравился. Будьте внимательны, но не бездушны. Я люблю стеб, я люблю сарказм, я люблю пошлить, ничто человеческое мне не чуждо. Единственное, что меня отторгает, когда переходят границы: добра, зла, милосердия, сострадания, сарказма - любые границы дозволенного.

- Поверь. Есть те, кому не все равно. И на этом все строится. Главное - встретить таких людей.

Оцените пост

7

Комментарии

0
Если это рецензия, то она точно не по этой книге :)
0
это не рецензия, это мое впечатление о книге) о рецензии сказано в самом начале косвенно, что они должны побуждать человека прочесть книгу.
0
Да, даже если знакомый мне лит. критик напишет (условно говоря) "не читайте эту книгу, она редкостная дрянь" что я буду искать в первую очередь в книжном магазине ? :)

Если всматриваться в бездну, бездна посмотрит на тебя. Соц. сети - та же бездна. Читая статью, я нечаянно вспомнил... что-то из женского "Меня трудно найти, легко потерять и невозможно забыть. Женщина рождена, чтобы ее любить, а не понимать" и мужского "Если один ключ открывает много замков — это офигенный ключ, а если к одному замку подходят все ключи — то это фиговый замок" Тяжело упрекнуть тех кто придумал подобные фразы в отсутствии мозгов или как минимум чувства юмора, те же кто использует их, страдают в большинстве своем слабоумием. Знаменитый афоризм с течением времени не выглядит столь пугающе, так как мы стали считать взгляд пустоты вполне сносным и даже дружелюбным.
0
немного не понимаю ход ваших мыслей. можете объяснить подробнее каким образом соотнести ваши цитаты с моим впечатлением о книге?
0
Ваши впечатления о книге "Про анонимность и публичность в Сети тоже сказано немало. У нас с десяток аккаунтов в популярных социальных сетях и там мы пишем то, что не всегда произносим вслух в реальной жизни, просто потому что боимся, что будем осмеяны."
"Мы отчаянно жмем сердечки на красивых фото красивых девушек и парней, на фотографии интерьера нашей мечты, на фотографии городов, куда бы мы хотели поехать, на фотографии машин, которые мы хотели бы иметь. Нам не хватает смелости собрать чемодан и уехать туда, где еще не расставлены все точки над "i" "
Города в которых хотелось бы жить, машины и интерьеры которыми хотелось бы обладать и фразы которые хотелось бы придумать и сказать (но не сказали) в нужное время в нужном месте. Я думаю, все это - звенья одной цепи, которая служит целью закамуфлировать все ненастоящее в человеке, но которая при первом рассмотрении с этой целью не справляется. Спадывают декорации, и мы видим не ту бездну в которую (как нам казалось мы) всматривались, а ту, что смотрит на нас. Надеюсь, на этот раз я был более понятен :)
Показать комментарии
Дальше