Демократия по-китайски

Кнпк Алматы March 26, 2012
468
0
0
0

Пресс-служба ЦК КНПК 27 лет жесткого и единоличного правления. Когда в 1976 году великий полководец Мао Цзэдун умирает на посту, система власти в Китае находится на грани краха. Борьба внутри партии...

Пресс-служба ЦК КНПК

27 лет жесткого и единоличного правления. Когда в 1976 году великий полководец Мао Цзэдун умирает на посту, система власти в Китае находится на грани краха. Борьба внутри партии и народные волнения вынуждают компартию и всю страну принять систему ротации, подобной которой в мире до этого не существовало.

Живущие по собственному летоисчислению китайцы избрание нового руководителя называют «сменой поколения лидеров». Вот уже три десятилетия самая многонаселенная страна в мире меняла руководителей без видимых потрясений. После Мао Китай возглавляет Дэн Сяопин. Формально не занимая высшего поста, он фактически руководит и партией, и страной. Затем по десять лет у руля новое поколение революционеров — Цзян Цзэминь и следом — Ху Цзиньтао. Система смены власти в Китае работает как часы, хотя сам принцип не прописан ни в законах, ни в конституции страны.

После смерти Великого Кормчего из ссылки в Пекин возвращается Дэн Сяопин. Он открыто критикует «культурную революцию» и вместе со своими сторонниками требует проведения политических реформ — в первую очередь отмену единоличного управления партией и страной. Тогда же Дэн Сяопин произносит свои знаменитые слова: «не важно, какого цвета кошка, черного или белого, лишь бы она хорошо ловила мышей».

«На восьмом съезде компартии Китая в 1956 году я удостоился личного рукопожатия Великого Кормчего», — вспоминает писатель, востоковед, обозреватель «Российской газеты», журналист-международник Всеволод Овчинников.

За 11 лет работы в Китае Всеволод Овчинников лично общался с тремя поколениями председателей, включая автора того самого принципа сменяемости власти — товарища Дэн Сяопина.

«Имя «Дэн Сяопин» переводится, как «маленькая бутылка». Это такой пузатый пузырек китайского самогона, который нельзя завалить на бок, ибо он, как Ванька-встанька тут же обретает снова вертикальное положение, как собственно и Дэн Сяопин, которого дважды сбрасывали с самой вершины пирамиды власти, он вновь туда взбирался. Именно он, будучи великим патриархом реформ, провозгласил в свое 80-летие, что надо отказаться от практики пожизненного пребывания на посту главы государства, надо ограничить это время двумя пятилетними сроками. И после десяти лет у штурвала, он по своей инициативе передал бразды правления Цзян Цзэминю и даже назвал Ху Цзиньтао преемником своего преемника», — рассказывает Всеволод Овчинников.

Как и многое в Поднебесной, смена власти в Китае — процесс не быстрый. Так, в случае с Ху Цзиньтао он занял без малого три года. В 2002-м Цзян Цзэминь отдал сменщику руководящий пост в партии. Через год съезд утвердил Ху Цзиньтао на посту главы государства. Однако предшественник все это время стоит за спиной — страховка от неожиданных действий и гарантии преемственности курса. Только в 2005-м Цзян Цзэминь окончательно передал власть новому руководителю.

«Тот, кто сдает сегодня вахту на этом посту, еще в течение двух, иногда трех лет сохраняет два поста ключевых — это комитет по обороне при ЦК КПК по делам вооруженных сил и такой же есть еще комитет в правительстве, в СНП. Он занимает иногда один, иногда оба эти поста, контролирует вооруженные силы», — объясняет академик РАН, профессор, востоковед, доктор исторических наук Владимир Мясников.

Система внутрипартийных рейтингов, закрытых от общественности, внимательно отслеживает популярность функционеров на всех уровнях, выдвигая вперед самых достойных и компромиссных. Чтобы пройти всю школу административной жизни раз в пять лет чиновники обязаны менять место работы или должность.

«Политическая жизнь в странах Дальнего Востока, конфуцианских странах отличается. Если на Западе вопрос стоит, кому достанется пирог (тут как в спорте, прибежал первым, тебе достается все, остальным — ничего), на Востоке вопрос стоит, не кому достанется пирог, а как его достойнее поделить. Поэтому искусство политики — это искусство поиска компромисса, такого решения, которое бы устраивало всех и которое позволяло бы сделать дальнейший шаг вперед», — объясняет Всеволод Овчинников.

Архитектор современного уклада социалистического капитализма, Дэн Сяопин будущее Поднебесной нарисовал на многие десятилетия. 15-й съезд КПК в 1997-м впервые демонстрирует стране и миру работающую демократию по-китайски. Всеобщих выборов в парламент или выборов председателя в Китае нет, но делегаты голосованием почти полностью обновляют кадровый состав руководства Китая. На смену принципам «революционной целесообразности» приходит главенство экономического процветания.

«Опубликована программа развития Китая до конца XXI века. К середине этого века, наступившего, Китай должен достигнуть то, что называется, по-китайски «Сяо», общество малого благополучия. Это значит, чтобы китайское население в рамках всей страны, а Китай по размерам равен Европе — 9,6 миллиона квадратных километров, а по населению вдвое превосходит Европу, чтобы китайцы жили на уровне среднеразвитых европейских стран», — объясняет Владимир Мясников.

«Переходить реку, ощупывая камни» — древнекитайская пословица и принцип ротации кадров в Китае. При множестве скрытых от глаз подводных течений пятому поколению китайского руководства под управлением Си Цзиньпина предстоит нащупывать путь, чтобы не поскользнуться и не быть снесенным течением.

http://knpk.kz/wp/?p=21577

Оцените пост

0