О том, как я впервые прослезилась на пресс-конференции...

Думала, что познала все грани и тонкости такого события, как пресс-конференция. И писала о них уже не раз. Но в последний раз так случилось, что в какой-то момент я просто забыла, где нахожусь. И я...

Думала, что познала все грани и тонкости такого события, как пресс-конференция. И писала о них уже не раз. Но в последний раз так случилось, что в какой-то момент я просто забыла, где нахожусь. И я искренне недоумевала, что здесь вообще делают журналисты, какое мы имеем право записывать на диктофоны, снимать на камеры, фотографировать то, что происходит...

Сначала расскажу о другом. В феврале имела честь поприсутствовать на пресс-конференции по поводу нашумевшей новости о том, что министр образования как бы предложил сократить летние каникулы школьникам. Вопреки моим ожиданиям, больше всех эта возможность, как оказалось, возмутила учителей.

Фактически на самой пресс-конференции о школьных каникулах говорили постольку-поскольку. В конце журналисты настойчиво задавали вопросы именно на эту тему, но спикеры предпочитали говорить о глобальном самоуправстве Министерства образования, перечислив практически ВСЕ проблемы отечественной системы образования. Нетронутой осталась разве что тема коррупции...

Но показательным моментом этого мероприятия стало совсем другое. Обычно пресс-конференции начинают более или менее вовремя, если все спикеры на месте. В этот раз спикеры уже давно сидели за тем самым длинным столом с микрофонами, а добро на начало им не давали. Все почему? Мы ждали.

Ждали журналиста. Нет, вот так: ждали Журналиста - Ярослава Разумова. Так я поняла, что авторитет журналиста нашему обществу совсем даже не чужд. Имя такого журналиста что-то да значит. Эх, доживу, может, до времени, когда и меня вот так ждать будут..

Кроме того, что я знала его как корреспондента газеты "Панорама", в прошлом году, когда я еще училась в Медиа-школе, он провел для нас одно занятие. Единственное, что я поняла про него, так это то, что Ярослав Разумов чрезвычайно образованный и интеллигентный человек. Пока такие журналисты есть, пусть у тех, кто клеймит нашу журналистику, языки отсохнут... =)

Что получилось из всего этого, читайте => здесь!

А теперь о грустном. Шла на пресс-конференцию об авиакатастрофе, которая произошла четыре года назад под Бишкеком, где погибли три казахстанца, зная, что там будут присутствовать родители погибших. Знала, но не предполагала, что на меня такое впечатление произведет именно этот факт..

Раиса Цой - так зовут женщину, чья дочь погибла в той авиакатастрофе. Когда она рассказывала нам, журналистам, про свою дочь, мне было очень тяжело её слушать. Она говорила просто как женщина, у которой случилось величайшее горе в жизни. И я верила, что это именно так и есть...

Она еле удерживалась от слез. Голос дрожал. И мне от этого было ужасно неловко. Вот бывает же такое ощущение неловкости, когда ты невольно становишься свидетелем чужого откровения. И у меня комок в горле, слезы в глазах. И в голове мысли: "Черт, что мы вообще тут делаем?".

Вы вообще когда-нибудь делились чем-то сокровенным, что вызывает у вас нескончаемую боль, бесконечные слезы, перед толпой незнакомых людей, которые при этом внимательно за вами наблюдают и снимают на камеры? Это ужасно... Видеть это просто ужасно.

На этот раз мне почему-то хотелось вместить в короткую статью ВСЕ, что мне стало известно. Конечно, не получилось.. А то, что получилось, можете прочитать вот => тут. Я действительно очень надеюсь, что и моя статья внесет вклад в то, чтобы власти помогли этой семье. Ничего у них кроме этой надежды нет.

 

Оцените пост

1
Дальше