Ne наша планета. Фантастический роман. с.9

Niita74 2012 M01 30
215
0
0
0

-9- Прошло четыре дня. Юлька стояла на привычном месте за колонной и шепотом декламировала под стук сошедшего с ума сердца любимую Матвееву: Любви моей ты боялся зря – Не так я страшно люблю. Мне...

-9-

Прошло четыре дня.
Юлька стояла на привычном месте за колонной и шепотом декламировала под стук сошедшего с ума сердца любимую Матвееву:

Любви моей ты боялся зря –
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.
И если ты уходил к другой,
Иль просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде...

Неподалеку Иван сумасшедше тискал и целовал Яну. Его глаза лихорадочно блестели, сумка валялась под ногами. Яна, полузакрыв глаза, лениво и снисходительно ерошила густые волосы у него на затылке. Юльку они не заметили...
В тот день она прогуляла занятия. Полдня бродила по городу, сидела на речном берегу и кидала в воду камешки. Ей было как-то на удивление легко и свободно. Словно она сбросила тяжкий груз последних нескольких лет и осознала, что Иван ей абсолютно безразличен. Юлька как будто очистилась и освободилась для новой жизни. Если бы ее спросили, она бы не смогла объяснить толком, что именно произошло. Не в поцелуе было дело, и даже не в той ночи. Просто весы с добром и злом качнулись, наконец, в нужную сторону.
На следующий день она отыскала Ивана в библиотеке, подошла и бесцеремонно облокотилась на стол:
- Надо поговорить... Недолго.
Он лениво поднялся и вразвалочку последовал за Юлькой, вероятно ожидая очередного монолога о неминуемом замужестве.
Она прислонилась к стене неподалеку от входа в библиотеку:
- Иван, я достала тебя своей любовью... И хочу, чтобы ты знал. Больше я не буду тебе докучать. Никогда. Даже не посмотрю в твою сторону. Клянусь. – Она легко улыбнулась, дружески кивнула, стремительно развернулась и оставила его в коридоре, слегка изумленного и, похоже, не знающего, что подумать.
А через четыре недели ее стошнило. И на следующее утро еще раз...
Мать устала воспитывать Юльку, и когда в двадцать лет ее непутевая дочь заявила, что будет рожать неизвестно от кого, это подкосило ее окончательно. Она замкнулась в себе, начала ходить в церковь, перестала замечать дочь и никак не отреагировала на рождение внучки. Через полгода после появления Сашки на свет, мать слегла с воспалением легких, да так от него и не оправилась...
Юлька осталась одна с маленькой дочерью на руках, незнакомая с реальной жизнью и напуганная полным отсутствием перспектив. Документы из университета пришлось забрать – надо было на что-то существовать, да и крошечную Сашку оставить не с кем.
К слову сказать, Иван сдал сессию на одни пятерки и уехал тем же летом в Москву вместе с Яной.
Они и впрямь не перемолвились ни единым словом. Он для Юльки как будто умер.

2

...Она приходила в себя, сознание медленно возвращалось, будто отвыкнув от тела. Мягко, тепло, есть, чем дышать...
Юлька осмотрелась. Утопая в подушках, она полулежала на широкой кровати под балдахином.
Просторная комната, на полу - пушистый ковер цвета топленого молока. Глубокие кресла возле камина, весело потрескивает огонь. Стены - светлые обои в едва различимую мелкую полоску. Наличники дверей и каминная полка покрыты темной, будто отшлифованной временем резьбой. Массивные балки под высоким потолком, тяжелые шторы закрывают окно.
Рассеянно проведя рукой по шерстяному пледу, Юлька отрешенно произнесла:
- Не думала, что загробный мир может принимать столь причудливые формы.
Собственный голос показался чужим. Во рту пересохло, да и руки слушались не слишком хорошо.
- А он и не может, – послышалось сбоку, из-за спинки кровати.
Юлька резко повернулась, и комната слегка закружилась перед глазами. У изголовья стояла женщина лет сорока пяти, полноватая, небольшого роста, в строгом платье в крупную клетку. Волосы с легкой сединой уложены в пучок на затылке. В целом, благообразный вид домоправительницы времен викторианской Англии. Глаза с доброжелательным любопытством изучают Юльку. В руках у незнакомки - огромная, исходящая паром глиняная кружка.
- С возвращением. На-ка, выпей, пока не остыло... – «домоправительница» поставила кружку на небольшой прикроватный столик. Юлька послушно глотнула. На вкус напиток походил на клюквенный морс с добавлением каких-то трав. – Тебе как проще, послушать немного, или задавать вопросы?
- Сашка... – севшим голосом произнесла Юлька.
- Сашка жива, и все ваши живы. Правда у Марка психика пока не полностью восстановилась.
- Где она?!
- Не переживай ты так, спит.
Домоправительница повернулась и, отодвинув занавесь, показала на деревянную кроватку, укрытую кисейным пологом. Только теперь Юлька расслышала привычное родное сопение.
– А вот так резко вскакивать тебе пока не следует, голова закружится. С ней все в полном порядке, – незнакомка сделала подозрительное ударение на «с ней».
- А... Стан?
- Стан, это Станислав, я полагаю? – утвердительно произнесла собеседница, опустила взгляд и разгладила рукой складку на платье.
Юлька нервно сглотнула и кивнула.
– Он тоже жив... – она замолчала так красноречиво, что у Юльки захолонуло сердце.
- Но?
- Травма была слишком серьезной. Он потерял память, Юля. Не совсем, но последние три года не помнит. Вы с Сашкой для него – посторонние люди.
- О господи, «Санта-Барбара» какая-то, – вымученно улыбнулась Юлька, - как же мне это Сашке объяснить? А шансы, что он все вспомнит, есть?
- Боюсь, что нет, девочка моя...
Что-то мешало дышать, брызнули слезы и оставили на щеках горячие дорожки. «Я... мы для него больше не существуем». Понять до конца не получалось. Юлька сделала глубокий вдох и постаралась взять себя в руки.
- Как вас зовут?
- Зови меня тетушка Адамина.
- На Москву сбросили атомную бомбу?
- На Земле случилась ядерная война. Удару подверглись Москва, Нью-Йорк, Пекин, крупнейшие промышленные и стратегические объекты. На планете творится ад кромешный. Ваш бункер мог бы несколько месяцев продержаться, но... не повезло.
- Кто начал войну?
- Да не важно, кто начал, деточка. Важно, что неумные это были люди. Нет их больше, и слава богу.
- Сколько нам осталось... в смысле, мы сильно облучились?
- Шесть случаев лучевой болезни средней тяжести, один тяжелый, плюс масса различных хронических, запущенных и только зарождающихся болячек... хм... – тетушка Адамина неожиданно улыбнулась. - Да много вам еще осталось, много, не переживай. Все расскажу, но не сейчас. Сейчас вы поспите часика два, а когда проснетесь, выходите к остальным. Познакомьтесь, осмотритесь и ждите меня – буду вводить вас в курс дела. Одежду найдешь в шкафу.
Юлька провалилась в глубокий сон.

----- будет продолжено

К началу романа "Ne наша планета"

Если удобнее не читать, а слушать, пользуйтесь он-лайн аудиоверсией романа Ne наша планета

Фанпейдж романа на FB: http://www.facebook.com/NeNashaPlaneta

Оцените пост

0