Деконструкция религии: индуизм и его суть для человечества

Бейбит Саханов January 16, 2012
1331
4
1
0

Вот решил выложить также пост о сути индуизма, с точки зрения казахстанского исследователя. Я уже писал о том, что для того, чтобы более четко понять роль феномена религии как такового в целом, нужно...

Вот решил выложить также пост о сути индуизма, с точки зрения казахстанского исследователя.

Я уже писал о том, что для того, чтобы более четко понять роль феномена религии как такового в целом, нужно последовать призыву одного из последних великих философов 20 века — Жака Дерриды, который перед уходом из жизни обозначает фундаментальную тему — деконструкция религии.

В данном посте мной приводится пример очередной деконструкции, в данном случае, индуизма. Что бы там ни говорили нам мантры, но имя чрезвычайно смуглого пастуха и колесничего Кришны (одного из ведущих божеств пантеона индийской метакультуры, изображаемого в индийской иконографии в иссиня-черных тонах) было прозвищем, означающим в переводе с санскрита «черный». А семема слов «кiр», «кара» на казахском языке означает «черный» в буквальном и «простой», «смотри» в переносном смысле. Хотите узнать больше?

Ниже предлагаю вниманию пятую главу из своей книги «Гомо информатикус. Мировоззрение с открытым исходным кодом».

 

Глава 5. Ана жузi как инфотип мировидения

5.1. Видеоспецифика Ана жузi в индуизме

Индусы (современный индуизм) преуспели в осознании женского аспекта Вселенной, мировоззрение у них мягко плавного персоналистического типа (та, кто в форме) — Ана жузi. «Ана» на тюркском и казахском означает «Мать». Образно говоря, это мировоззрение «третьего глаза», мировоззрение в собственном смысле слова. Это взгляд, нацеленный на женские формы мира. Уникальное, сногсшибательное богатство форм бытия и сознания можно увидеть только через данный тип мировоззрения.

Именно из Индии пошел в рост культ красоты и женственности мышления, развились изощреннейшие формы философии сознания. Индуистская проекция Ана жузi фактически является общесоциальным органом зрения человечества. Адепты данного мировоззрения в танце Пуруши и Майи воспринимают информацию сияющего многообразия и богатства любой формы бытия, обретая Просветление.

Даже самоназвание передававшихся на протяжении тысячелетий древнейших религиозных гимнов индоарийской цивилизации — Вед — свидетельствует о преобладании оптического стиля познания и изложения духовного опыта. Так, санскритское слово «veda» («знание») происходит от санскритского корня «vid-» («знать»). Последнее в свою очередь родственно европейскому корню «-weid-» («видеть» или «знать»). А уже корень «-weid-» является источником происхождения английского слова «wit», так же, как и латинского «vision».

Из Ана жузi проистекают присущие духовно зрелому женскому сознанию идеи ненасилия, социальной и другой терпимости (Махавира, Махатма Ганди). Приведем небольшой пассаж из переведенного и опубликованного еще в 1956 году в Советском Союзе (!) уникального двухтомного труда известнейшего индийского философа Сарвепалли Радхакришнана «Индийская философия», где в первом томе содержатся проникновенные и достаточно красноречивые слова религиозного мыслителя современности: «С самого начала индиец чувствовал, что истина многогранна и что различные воззрения представляют собой лишь различные стороны истины, которая не может быть выражена полностью. Поэтому он отличался восприимчивостью и терпимостью к другим взглядам. Он не страшился усваивать даже опасные учения в случае, если они были логически обоснованы. Если это было в его силах, индиец не позволял погибнуть самой незначительной из традиций, но пытался их все согласовать».

Такая щедрая духовная позиция становится возможной при широко открытых духовных очах. Именно поэтому у последователей традиций Ана жузi развивается, прежде всего, многовекторное ясновидение: известные ясновидящие человечества, так или иначе, прошли школу очерченного мировосприятия.

Официальный статус описанного мировоззрения лучше всего иллюстрирует обычай замужних индусок ставить себе на середине лба «точку». Заметим, что лбы индийских мужчин, почему-то, такого почета в столь широких масштабах не удостаиваются. Это остается привилегией народных божеств и избранных святых. И, наконец, вполне научная сентенция. Поскольку, согласно научным наблюдениям, информация в организм человека приходит на 80 процентов через органы зрения, отсюда немудрено понять, что, пожалуй, самая богатая номенклатура из всех известных человечеству божеств (до 30 тысяч, а по некоторым данным и более миллиона имен) содержится именно в мифологии данного типа информационного познания мира.

5.2. Эволюционный драйв йоги Ауробиндо

Просветленный человекодух в пространстве индуизма демонстрирует «просто танец» богини Кали, акцентируя внимание на взаимопросвечивании форм бытия. Например, у современного французского (нет, не зря французские энциклопедисты были влюблены в мать-материю) адепта данного мировоззрения Сатпрема (писателя, героя Сопротивления, мастера интегральной йоги) клеточки тела регулярно «пропускают чрез себя» поток преобразующей информативной энергии в виде «духовной молнии» («Эволюция», Сатпрем). В своих трудах Сатпрем акцентирует внимание на эволюционных вопросах «как будет после гомо сапиенс», «как трансформируется человеческий вид». Другими словами, он щедро делится своими блистательными находками в опознании идущего нам на смену «пост-человека», физически свободного от оков смерти.

Французский писатель, который сравнительно недавно покинул тело (6 апреля 2007 года) стал весьма знаменит через рассказ о потрясающем воображение межцивилизационном феномене Шри Ауробиндо Гхоша. Я впервые познакомился с учением Шри Ауробиндо через книгу Сатпрема «Шри Ауробиндо или Путешествие сознания» лет 18 назад. Помню, до глубины души поразил подробный рассказ о революционном прошлом основателя интегральной йоги, его духовном преображении, глобальном повороте к древним традициям своего народа, последовавшем затем мощном философском синтезе этих традиций и йогическом апгрейде в сторону духоматериальной эволюционной теории и практики. Ощущение искрящейся радости чудесным образом вспыхивает каждый раз, когда я вольно иль невольно прикасаюсь к сознанию Шри Ауробиндо. Великий учитель и поныне вовлекает каждым жестом своей нисходящей традиции в глобальное творческое осмысление цивилизационного наследия, он стал вторым для меня духовным авторитетом в индуизме после жившего в XIX веке Шри Рамакришны, о котором так проникновенно писал в своей философско-лирической книге «Жизнь Рамакришны» чуткий гений Ромена Роллана.

Сам Ауробиндо, будучи по-европейски блестяще образованным человеком, называет себя восстановителем Вед. Древние гимны по Ауробиндо скрывают в себе зашифрованное послание древних просветленных провидцев-риши о попытках полной трансформации физической природы человека. Поняв смысл этой работы, Ауробиндо активно принялся за духовные опыты по трансформации материи внутри своего организма, низведению в нее Божественной Силы. Он видел в законе смерти не предел, но указание на высшее, что должно прийти на смену. «Разве из того, что добрые гибнут, а злые живут и торжествуют, следует, что Бог зол? Я не вижу в этом логики. Я должен вначале убедиться, что смерть и падение — зло. Порой я думаю, что моменты их прихода являются для нас в высшей степени благостными. А мы, оглупленные своими страстями и чувствами, убеждены, что они приносят зло, так как не угодны и не по нраву нам». Так говорил выдающийся риши-жырши интегральной йоги, работавший над привлечением этого высшего закона эволюции в земную материю.

Альфасса Мирра пришла к Гхошу позже и продолжила дело после его ухода в иной мир. Как и Ауробиндо она обладала мощными супраментальными способностями и задолго до встречи с ним испытала ряд сильных психических переживаний, которые положили начало её индивидуальной трансформации. Женщина, названная последователями интегральной йоги Матерью (после встречи с Ауробиндо и принятия духовной санньясы) — назвала впоследствии сама себя «гораздо большей материалисткой, чем все вместе взятые материалисты мира». И назвала вполне точно. Ведь нечеловечески упорное ежедневное и ежемгновенное подвижничество во имя трансфизической эволюции человеческого вида на Земле — это, как-никак переживания телесной трансформации 96-летней женщины. Она ослепла (косвенное указание на духовную специализацию исследований), но продолжала ясно, до деталей видеть окружающий мир внутренним духовным зрением. Это потрясающее любое воображение точная трансформационная работа озаренного сознания в клеточной лаборатории материи. Кому как не Матери, которая учит и наставляет материю, кому как не ей — быть материальной в буквальном смысле этого слова!?

Ее рискованная работа (каждое ее супраментальное продвижение вперед вызывает разного рода глобальные катаклизмы и физическое давление во внешнем мире, поэтому опытным путем ею выявляются пограничные «дозы» таких шагов к прогрессу) по концентрированной, ускоряемой трансмутации человеческого вида описывается преимущественно в модальностях видения. При чтении волнующих описаний глобальных эволюционных процессов складывается впечатление, что человечество преуспело в понимании только интегрального языка света…

«…Поистине, Божественное дает каждому в точности, то, что он ожидает от Него. Если вы верите, что Божественное холодно и безжалостно, Оно и будет холодным и безжалостным, потому что, возможно, вашему верховному существу необходимо почувствовать гнев Бога. Он будет Кали для поклонников Кали, и будет блаженством для бхакты. Он будет Все-Знанием для ищущего Знание, Будет Трансцендентным Безличностным для иллюзиониста. Он будет атеистом для атеиста, и любовью для любящего. Он будет как брат и близкий, даже преданный друг, всегда помогающий, для тех, кто чувствует его как внутреннее руководство в каждом движении, каждое мгновение. И если вы верите, что Он может стереть все, Он будет стирать все ваши недостатки, все ваши ошибки, делать это неустанно, и в каждый момент вы будете чувствовать его бесконечную Милость. Поистине, Божественное — это то, что вы ожидаете от Него в вашем глубоком стремлении. И как только вы вступаете в это сознание, где все вещи видимы в едином взгляде, видима бесконечная множественность связей Божественного с людьми, вы сознаете, как все прекрасно, в каждой детали». Когда читаешь эти гимноподобные строки «Агенды Матери», то осознаешь нечто большее чем слог, ритм, смысл… За этими объемными по смыслу пунктами, за этой панорамой бытийных контекстов прямо на вас смотрит Её Величество Духовная Красота. Эта интеллигентнейшая и всеприсутствующая Мать (кстати, турчанка по национальности) есть всечеловеческая манифестация Ана жузi, эмоционально зафиксированная в репортажных, номадических, по сути, книгах Сатпрема «Разум клеток» и «Бунт Земли».

5.3. Змееносная акушерская практика Ошо

К экстатичному индийскому мастеру Ошо, фигура которого является одной из культовых в Европе и США, пришел принять саньясу не его отец, а именно мать. Феномен этого мастера тантра-йоги демонстрирует всеобъемлющую революционную, бунтарскую, а точнее, динамичную природу материнского начала Ана жузi. С рождения, как это описано в «Проблесках золотого детства», на нем лежит печать инобытийного материнского начала, отразившееся в необычном для новорожденного трехдневном отказе от пищи, которое он впоследствии объяснит незавершенным постом в прошлой жизни (ок. 700 лет назад). Прозвище же «Ошо», что означает «океанический», выбранное ему его учениками, отражает максималистски предельную женственность, ризомность его текучей, необъятной сути. Его духовное «материнство» выразилось в принятии им в саньясу более 50 тысяч учеников по всему свету. Ошеломляющий масштаб, напоминающий эпидемию.

Было время, когда перед Ошо (более раннее имя Бхагаван Шри Раджниш) с поспешностью закрывались двери традиционных индийских храмов, и он однажды был с ужасным скандалом выпровожен властями США из своей демонстративно терпимой ко всем инакомыслящим страны. Я восхищаюсь этим мистиком, обвинившим Ауробиндо в неполном просветлении («Психология эзотерического…»). Этот религиозно-женственный Прометей Индии прекрасно отдавал себе отчет в том, что делает. Уязвляя «священную память Ауробиндо», Ошо виртуозно и тотально стаскивал всех увязших в духовном материализме на первоначальный уровень обычной йоги, чем предельно возвышал йогу интегральную. Это вполне нормальное явление для женского мировосприятия. Кому как не архетипу многоопытной Матери — Той, Кто есть — быть наиболее самокритичной?! Или Ошо все же прав? Очевидно, правда эта имеет свой светящийся объем непознаваемого. Как измерить неизмеримое? Впору самому становиться просветленным…

Он великий противник систем, теорий, слов… Но он и не мог быть последователем какой-либо системы, поскольку сам был Системой с большой буквы, Организмом Истины, которая, надо думать, женского рода. Это очень естественно, быть против всех истин вместе взятых, когда сам ты есть Истина. Это глубочайшая внутренняя позиция Женского Архетипа. Так проповедовал и апостол Павел, который «мудрость мира» посрамил Премудростью Божьей. Отсюда, с этой универсальной мистической точки отсчета начинается и всякая философская антифилософия Бхагавана. Может здесь имеет место и некая девиантность, если возможно применять такую терминологию к искрометному стилю речей этого индийского суперпросветленного человечка. Кстати, его просветление есть просветление в полном смысле слова, а именно все его взрывное, термоядерное мировоззрение стало состоять из духовных просветов, из громыхающего молниями пространства «свободы от известного», как говаривал его любимый сородич Кришнамурти

Ошо есть универсальный живописец, Леонардо да Винчи свободомыслия. Самозабвенные, ироничные, медитативные тексты лекций Бхагавана бесцеремонно и свободно тормошат смыслы чуть ли не всех религий и философий мира и мастерски инициируют посредством таких встрясок и перетряхивания тончайшие духовные перестрелки стрелами Амура между традициями Запада и Востока. Говорят, этими религиями и философиями он начал интересоваться только после просветления, может в этом и скрыт корень его недоверия ко всякой системе. Так противоречия встречаются в едином бытии-сознании, а его внешкольная сверхфилософия есть лишь одно из них.

Ох, трудно буйному океану услышать контекстные, фоновые голоса стихиалей (по Даниилу Андрееву) рек, полей, гор! И что тут сделаешь: певец тайфунного, энергийного просветления в лучших психологических традициях восточных мистиков вволю издевается над природой разума, а тот, смятенный, обиженно никнет долу. Нет, только благословенный человек Ана жузi способен выдюжить эту сверхрассудную ошо-провокацию. Выдержит ли ум эти девятибалльные удары? Что такое разум? Как различать не различая? Выбирать не выбирая? Думать не думая? Каждая его беседа есть неудобный гигантский вопрос-глыба, каждая его реплика есть золотой творческий ответ, выуженный у беременной аудитории. Чтобы слушать Ошо, надо быть беременным…

Изумительные по эстетичности и пластике смыслов сократические беседы Ошо с учениками опубликованы более чем в шестистах томах и переведены на тридцать с лишним языков. Он покинул своё тело 19 января 1990 года. Ряд книг Ошо («Искусство внутреннего экстаза», «Слова человека без слов», «Алмазная сутра»…) послужили для меня мощным толчком к персональному, глубоко личному осознанию факта единства религиозных традиций мира. За это-то и говорю степное смеющееся спасибо королевскому парню, родившемуся под зодиакальным знаком Змееносца (еще одно косвенное указание на связь с Ана жузi).

«Существует множество сторон истины и еще больше способов преподносить ее. И человек правды должен делиться своим знанием — любовно, мирно, давая абсолютную свободу каждому, кто хочет ступить на путь исследования реальности. Если вы не понимаете меня — ничего страшного. Это ваше дело — понимать или не понимать. Я продолжаю идти своим путем. Если кто-то пожелает стать моим попутчиком — милости прошу! Если же он захочет расстаться со мной посреди пути — это его право». Так сказал Ошо. Так думаю и я.

Я не превозношу Ошо. Просто прислушиваюсь к его словам. Очень часто они верны.

5.4. Задачи домостроя и хлеб материнства

И поныне актуален призыв американского вестника Ана жузi, ясноокого писателя Джерома Сэлинджера: «Выше стропила, плотники»! Люди-дворцы почти не встречаются, люди-лачуги — их тоже хватает… Но все больше встречаются люди-комнаты, люди-долгострои. Впрочем, кто сказал, что что-либо и кто-либо когда-либо построил или построит? Не бывать этому! Не было и не бывать! Почему? Да всё оттуда же, из Сэлинджера, точнее из древнеиндийской притчи, повествующей, что духовное строительство невозможно закончить на сто процентов.

Всегда есть новая задача. И это вовсе не подобие, не клон предыдущей задачи, а святое, уточняющее, достраивающее уточнение-повторение, материнское, любовное повторение одного и того же в тысяче вещах. Любовное, душевное повторение есть смысл. Смысл есть душевно-живое повторение. Мы все есть одно, но разное одно. И каждая мысль есть своя собственная религия, каждый человек есть своя собственная традиция мышления, чувствования, ощущения, понимания. И каждый «строит дом» в своей сфере кочевой жизнедеятельности. Можно не только строить, но и ухаживать за деревьями, растить детей, дышать, жить, смотреть телевизор, шнуровать ботинки. Еще Рам Дасс (бывший ученый-психолог Ричард Альперт, духовный гуру легендарных Битлз) говаривал в книге «Зерно на мельницу», что и кондукторша обыкновеннейшая может так выдать билет пассажиру, что тот мгновенно станет просветленным. Готовьте себя к материнству!

5.5. Кухонные миниатюры глобальной политики

В политической иллюстрации новейшей истории можно легко увидеть, что вспыхнувшие в начале 2002 года острые споры между женственной Индией и мусульманским Пакистаном — это сложные «кухонные разборки» двух разнополюсных духовных начал. Не случайно, что именно традиционный представитель архетипа богосыновства президент России Владимир Путин столь удачно вызвался уладить конфликт, не на шутку встревоживший организм человечества.

С другой стороны, Россия часто испытывает искушение зафиксированного еще Зигмундом Фрейдом так называемого «эдипова комплекса» в отношении соседнего Казахстана. Пожалуй, это проявлялось и во времена столыпинских реформ и во время голощекинского голодомора в степи. Между тем, как ни непривычно, но гораздо правильнее считать Россию не «старшим братом», а скорее родным социокультурным сыном Казахстана. Америка же в лице США есть, в свою очередь, метафизическая дочь огненного Бога-Отца. Вот только, приемная иль родная — остается догадываться. Впрочем, установление связей родственных друг другу геосоциальных начал — задача отдельного капитального и всестороннего исследования.

5.6. Евразийская красота Кришны

Казахоязычному исследователю вряд ли будет в диковинку мысль, что именно адепт индуизма способен в полной мере оценить всю силу и очарование духовной максимы Достоевского «…красота может спасти мир». Что бы там ни говорили нам мантры, но имя чрезвычайно смуглого пастуха и колесничего Кришны (одного из ведущих божеств пантеона индийской метакультуры, изображаемого в индийской иконографии в иссиня-черных тонах) было прозвищем, означающим в переводе с санскрита «черный». А семема слов «кiр», «кара» на казахском языке означает «черный» в буквальном и «простой», «смотри» в переносном смысле. Такая фиксация придает культу божества Бхагават-гиты не только духовный контраст внешней тьмы и внутреннего света аватарной простоты, но и зеркальную ясность пути, по которому следует влюбленный слуга Ана жузi. Особенно если учесть, что из словоформы «кiр» или «кр» берет начало такое прекрасное русское слово как «красота», а также казахское слово «коркем», что означает «благовидный, художественный». Вот так, в одном Божественном Прозвище столь эстетично соединяются евразийские корни родственных народов.

По свидетельству индийского дипломата Ашока Кумара Мукерджи, который в начале 2000-х был послом Индии в Казахстане, существует много сходства и в разговорном языке казахов и индусов. Например, «махаббат» («махабхакти» — «великая любовь»), «шама» («воля, энергия, способность») и многие другие слова имеют одинаковое звучание и значение. Это показывает общность корней и близость наших языков. Со своей стороны скажу, что и такие центральные для Упанишад мировоззренческие понятия как «Брахма» и «Парабрахман» можно расшифровать с точки зрения казахского языка как «Бiр хакiм, Аке» — «Единый Повелитель, Единый Отец» и как «Барін бiрi hакiмi, Акеci» — Всеобщий, Тотальный Повелитель, Всеобщий Отец». Во втором случае словоформа «барi» на казахском означает «всё» и придает следующим после него словам признак всеобщности. Для нас примечательно здесь то, что смыслы языков так легко взаимоконвертируемы. Язык, слово Праязыка тут пожинает богатый урожай взаимопросвечиваемых смыслов.

***

Мир Ана жузi — это животворный Духовный Мир Богоматери. Это стихия зеркально прозрачной и прохладной воды метафизического океана жизни. Описываемое мировоззрение символизирует летнее изобилие разнообразных форм духовной заботы и помощи. В теле человека эта метасистема взглядов выражается, помимо сенсорных каналов зрения, в функциях лимфатической, а также в женских аспектах деятельности эндокринной системы, которая производит специальные химические вещества — медиаторы-катализаторы биохимических процессов в организме.

Оцените пост

1

Комментарии

0
Занимаясь лингвистическим анализом, вас не смущает, что казахский (из которого вы строите аналогии корней слов) не является индоевропейским языком? Что совпадения, как "кришна"-"кiр","кара" не более, чем совпадения, учитывая древность самого термина? И который в русской транскрипции звучит немного не так, так на санскритских языках (одна гласная редуцирована)? И что эти совпадения можно трактовать как угодно, уподобляясь российскому комику Задорнову, который выводит всё из русского языка?
0
Я не придерживаюсь укрепившихся стереотипов. Для меня язык -- Единое Существо.

Наличие феномена созвучия слов из разных языков, похожести их звукоряда и фонетической организации, а порой и их семантики наталкивает на мысль об изначально родстве всех языков мира и существовании единого праязыка. Все разрастающаяся семья фактов обнаруженного родства смыслов, корней разных языковых групп только подтверждают эту интуицию. Благодаря емким трудам потомственного лингвиста Алтая Аманжолова, выдающегося поэта Олжаса Сулеменова («Аз и Я», «Язык письма»), ученого-тюрколога Мырзатая Жолдасбекова, философа-культуролога Ауезхана Кодара, исследователя Беккета Карашина, писателя-историка Мурада Аджи, писателя Кайрата Бегалина, оригинального метафизика Серикбола Кондыбая и многих, многих других — складывается межцивилизационная картина глубинных связей Слова. Эта панорама включает, прежде всего, родственные тюркам (казахам) вербальные артефакты, обнаруженные как в древних, так и в современных цивилизациях на протяжении четырех и более тысячелетий! Чем объяснить такой поразительный феномен семантической устойчивости тюркского и казахского языка в частности?

С другой стороны, если взглянуть на памятники рунической письменности, то одни говорят, что они принадлежат древним тюркам, другие — древним ариям, третьи — еще кому-то... Смысл же, я думаю не в том, чтобы причислять те или иные артефакты древнего мира к какой-то нации (что само по себе некий нонсенс! понятие «нация» в его политическом значении появилось только в ходе Великой Французской революции), а в том, чтобы чувствовать их родными себе лично, персонально. И эти памятники на самом деле принадлежат каждому народу, каждому человеку. Каждый древний памятник — каждому человеку. Это надо понять. И всячески в себе искоренять флейм фашистских ноток... Археологический фашизм пора из себя выдавливать капля за каплей!

Скажу лишь, что обнаружение у человечества одного из живых вариантов общего протоязыка есть в то же время указание на существование общего Сверхъязыка. Другие языки, безусловно, тоже можно и нужно понимать как диалекты единого Сверхъязыка. Однако многие современные международные языки в этом смысле стали уж очень громоздки для быстрого прохода к универсальным семемам Сверхъязыка. Другими словами, эти языки обычно являют собой на 80 процентов переработанный, заимствованный лексический материал из других языков. В этом отношении казахскому языку, как и многим малым языкам мира, очевидно крупно повезло, он хранит в себе смыслы многих слов, прямое и непосредственное понимание которых в других языках уже давно утеряно.

Очевидно, кто обрёл в себе Сверхъязык, тот понимает все остальные языки без труда. Похоже, это удавалось редким пророкам, мудрецам и поэтам, говорящим на всепланетарном языке сердца. В самом деле, самая возвышенная рифма стала бы пустым звуком, кабы не сакральное, а отсюда не подвергаемое цензуре обычного мышления понимание того, что весь мир есть Одно Слово, повторяемое на разные лады. Сам феномен рифмы демонстрирует намек на тайное родство всех слов в одном изначальном Слове, высекая искры этого ощущения и понимания в каждом, до уха которого доходит ритмически организованный стих.

Разумеется, если придерживаться традиционной лингвистики, то вы вряд ли принимаете труды и Олжаса Сулейменова, а также и Льва Гумилева.
0
Задорнов молодец, правильно делает, что высмеивает. :) Это нехорошо, все лавры одному языку причислять :).
0
Я не придерживаюсь укрепившихся стереотипов. Для меня язык -- Единое Существо.

Наличие феномена созвучия слов из разных языков, похожести их звукоряда и фонетической организации, а порой и их семантики наталкивает на мысль об изначально родстве всех языков мира и существовании единого праязыка. Все разрастающаяся семья фактов обнаруженного родства смыслов, корней разных языковых групп только подтверждают эту интуицию. Благодаря емким трудам потомственного лингвиста Алтая Аманжолова, выдающегося поэта Олжаса Сулеменова («Аз и Я», «Язык письма»), ученого-тюрколога Мырзатая Жолдасбекова, философа-культуролога Ауезхана Кодара, исследователя Беккета Карашина, писателя-историка Мурада Аджи, писателя Кайрата Бегалина, оригинального метафизика Серикбола Кондыбая и многих, многих других — складывается межцивилизационная картина глубинных связей Слова. Эта панорама включает, прежде всего, родственные тюркам (казахам) вербальные артефакты, обнаруженные как в древних, так и в современных цивилизациях на протяжении четырех и более тысячелетий! Чем объяснить такой поразительный феномен семантической устойчивости тюркского и казахского языка в частности?

С другой стороны, если взглянуть на памятники рунической письменности, то одни говорят, что они принадлежат древним тюркам, другие — древним ариям, третьи — еще кому-то... Смысл же, я думаю не в том, чтобы причислять те или иные артефакты древнего мира к какой-то нации (что само по себе некий нонсенс! понятие «нация» в его политическом значении появилось только в ходе Великой Французской революции), а в том, чтобы чувствовать их родными себе лично, персонально. И эти памятники на самом деле принадлежат каждому народу, каждому человеку. Каждый древний памятник — каждому человеку. Это надо понять. И всячески в себе искоренять флейм фашистских ноток... Археологический фашизм пора из себя выдавливать капля за каплей!

Скажу лишь, что обнаружение у человечества одного из живых вариантов общего протоязыка есть в то же время указание на существование общего Сверхъязыка. Другие языки, безусловно, тоже можно и нужно понимать как диалекты единого Сверхъязыка. Однако многие современные международные языки в этом смысле стали уж очень громоздки для быстрого прохода к универсальным семемам Сверхъязыка. Другими словами, эти языки обычно являют собой на 80 процентов переработанный, заимствованный лексический материал из других языков. В этом отношении казахскому языку, как и многим малым языкам мира, очевидно крупно повезло, он хранит в себе смыслы многих слов, прямое и непосредственное понимание которых в других языках уже давно утеряно.

Очевидно, кто обрёл в себе Сверхъязык, тот понимает все остальные языки без труда. Похоже, это удавалось редким пророкам, мудрецам и поэтам, говорящим на всепланетарном языке сердца. В самом деле, самая возвышенная рифма стала бы пустым звуком, кабы не сакральное, а отсюда не подвергаемое цензуре обычного мышления понимание того, что весь мир есть Одно Слово, повторяемое на разные лады. Сам феномен рифмы демонстрирует намек на тайное родство всех слов в одном изначальном Слове, высекая искры этого ощущения и понимания в каждом, до уха которого доходит ритмически организованный стих.

Разумеется, если придерживаться традиционной лингвистики, то вы вряд ли принимаете труды и Олжаса Сулейменова, а также и Льва Гумилева.
Показать комментарии