Метровый разбор

Специальное подразделение полиции, охраняющее порядок в Алматинском метрополитене заставило меня дважды платить за вход в метро. Скажете, не может быть? Ошибаетесь! Во время...

Специальное подразделение полиции, охраняющее порядок в Алматинском метрополитене заставило меня дважды платить за вход в метро. Скажете, не может быть? Ошибаетесь!

Во время очередной посленовогодной посиделки с друзьями зашел у нас разговор о метро. Товарищи, зная о том, что я регулярно писал о ходе строительства подземки, поинтересовались у меня: откуда между рельсами лужи на каждой станции. Я тоже мучился аналогичным вопросом во время своего первого после запуска спуска в это чудо долгостроя. Помнится, дежурный по станции “Алатау” важно мне ответил: мол, это рельсы по ночам моют.
В эту версию знакомые не поверили. Как, говорят, можно мыть рельсы, если по ним идет ток. Стал объяснять, что ток идет по отдельному путевому рельсу. Спустились на станцию "Театр им. М. Ауэзова" посмотреть. Осторожно подошли к краю платформы. Пока смотрели, к нам подошел полицейский и бесцеремонно, я бы сказал даже грубо, схватил меня за шиворот и оттащил от путей.
- Еще раз линию пересечешь — задержу, - заявил он мне.
- На каком основании?
- Правила нарушаешь.
- Где в правилах написано, что за повторный заступ линии следует задержание?
- Пошли со мной в полицейский пункт я тебе там объясню.
В полицейском пункте спор продолжился. Напарник полицейского согласился со мной, что четких правил поведения полицейских, их права и обязанности в метро еще нет. Но заметил: полицейские имеют право задержать за повторный заступ линии, как за неповиновение полиции. А вот первый все принуждал меня признать свою неправоту:
- Ты что хочешь сказать, что умнее всех? Ты что хочешь сказать, что те, кто наверху тупее тебя, что генерал Тургумбаев тоже? - напирал он. - Ну признайся, что ты не прав, извинись и мы тебя отпустим.
В этот момент в полицейскую каморку ввалились мои друзья, которые уже начали переживать из-за моего долгого отсутствия.
За отсутствием в моих действиях состава преступления ретивый полицейский с явной неохотой был вынужден меня отпустить.
Нам пришлось заново покупать жетоны, потому что вывести нас вывели, а вот назад не завели. Так что ДВД Алматы должны мне теперь 240 тенге — за мой с двумя друзьями повторный вход в подземку.
Вообще, сейчас, когда ажиотаж вокруг метро спал, когда жители буквально всего Казахстана обзавелись фотографиями с метро, можно начать осмысливать работу подземки более здраво.
Итак, пункт первый — лужи между рельсами. Вот как-то не верится мне, что образуются они от мытья. Такого размера лужи могут появляться только если рельсы моют с помощью кешера, который используется на автомойках. Но опять-таки, почему не все рельсы залиты лужами, а только отдельные участки? Да и зачем мыть рельсы? А если их и моют, то почему они не выглядят чистыми?
- У нас тоже моют, но не рельсы, а верхнее строение путей, - поделился первый заместитель генерального директора ГУП “Ташкентский метрополитен”, главный инженер Смаил БАХАТДИРОВ. - Понимаете, за день на путях скапливается мусор - семечки нагрызут или еще что.
- Но если моют верхнее строение путей, то лужи должны быть по всему пути, а не участками через 5-6 метров?
- Понимаете, мне тяжело судить, потому что я мало знаком с Алматинским метро. К нам три года назад приезжал его директор, кажется, Мухитдинов. Изучал работу ташкентского метро. Больше контактов не было.
- У Ташкентского метрополитена богатая история и не менее богатый опыт работы. Скажите, у вас сотрудники полиции имеют право задерживать пассажиров, если они дважды заступили за ограничительную линию?
- Зачем за это задерживать? Только устное предупреждение. Полицейские в метро имеют право задержать пассажира для досмотра или если он совершил какое-то правонарушение, но не за заступ линии.
- Смаил Адылович, как вы думаете, может ли 8-километровое метро служить для города с двухмиллионным населением чем-то другим, нежели как развлечением?
- Я думаю, что да, но только после того, как первая ветка будет завершена до конца. Когда спальные районы города будут соединены с деловым и промышленным центром. Потому что метро в первую очередь предназначено, для так называемого, рабочего класса. А 8 километров легче на машине проехать.
Если с первым пунктом более или менее стало понятно, то вот со вторым, которому в последнее время уделяется огромное внимание — не ясно ничего. Речь идет о людях с ограниченными возможностями. Да, в алматинском метро предусмотрены специальные механизированные тележки для спуска инвалидов в подземку. Но сделаны они как-то, как бы помягче выразиться, абы как. Допустим на станции “Театр имени Мухтара Ауэзова” со стороны цирка, такая тележка есть только на одном спуске — с восточной стороны. С западной его попросту нет.

Далее, если инвалид-колясочник и сможет спуститься в подземку и пройти через турникет, то до путей ему по эскалатору не добраться. Зато после эскалаторов есть такая же тележка ведущая уже непосредственно на станцию. Не иначе, как насмешкой это не назовешь. Видимо, по этой причине тележки с момента открытия метро стоят зачехленные.


Случился казус с моими знакомыми и на эскалаторах на той же станции. Два из четырех эскалатора не работали вообще. Один, который должен был идти вверх тоже стоял.

Друзья стали подниматься пешком. Дошли до середины, а им сверху кричат: спускайтесь вниз. Спустились. Подошел сотрудник поколдовал над эскалатором, тот запустился. Спрашивается — зачем нужно было отправлять людей назад?

Оцените пост

0