Будущее за равноправием, а не за равенством.Нуров К. И., Сакенов Тимур

Aspandau 2011 M12 30
693
3
1
0

Будущее за равноправием, а не за равенством. Прежде всего, хотелось бы выразить глубокое соболезнование всем близким и родным погибших 16 декабря 2011 г. в массовых беспорядках г. Жанаозень, а также...

Будущее за равноправием, а не за равенством.

Прежде всего, хотелось бы выразить глубокое соболезнование всем близким и родным погибших 16 декабря 2011 г. в массовых беспорядках г. Жанаозень, а также пожелать всем, кто хочет использовать эти трагические события в своих личных целях, быть объективными в их освещении. Страна сейчас на пороге гражданского раскола, но она может объединиться на основе ценности истины, без познания которой свобода невозможна. Информационная закрытость инцидента сверх необходимой тайны следствия способствует тому, что в массы вброшено уже много явной лжи, раздувающей пожар ненависти и злобы. Мы не сторонники теории мирового заговора, но глобальная финансовая олигархия всё же существует. Неформальные организации, стремящиеся к мировому господству, всегда были, но их могущество естественно ограничено объективными закономерностями природного, социального и технического развития. Так что без внутренних игроков и причин здесь тоже не обошлось. Р. Рысмамбетов через КазТАГ и Д. Ашимбаев через Centrasia.ru вполне достоверно и логично изложили, независимо друг от друга, конкретные факты и причины Жанаозеня-2011. Эти журналисты во многом уже доказали свою профессиональную независимость и у них нет особых интересов в освещении событий, чтобы не доверять их сведениям.

После смещения Виктора Коха с должности акима Актау в августе 2006 г., местные элиты уверовали во власть толпы и через неё стали управлять Астаной. Перманентные забастовки выгодны тем, кто имеет долю в нелегальной добыче и продаже нефти, в т.ч. высокопоставленные чиновники. Элиты на местах дезинформируют центр в целях злоупотребления бюджетными средствами, пользуясь тем, что в стране нет достоверной информации о событиях, т.к. все СМИ не соблюдают стандартов профессиональной независимости. Акиматы с нефтекомпаниями всегда шли на уступки рабочим по расширению их льгот и вложений в инфраструктуру города: повышали зарплату, медстраховку и даже меняли менеджеров по их требованию. Перед саммитом ОБСЕ зарплаты повысились ещё на 25%. Поэтому, если брать условия работы в 2006 г. и к  2011 г., то это две большие разницы. Возникла установка, что забастовками можно добиваться чего угодно, хотя завоёванные социальные блага в первую очередь отражались на росте местного уровня цен на продовольствие.

Изначально Жанаозен был вахтовым поселком не для такого числа населения, а Узенское месторождение после 40 лет уже на издыхании. Темпы добычи нефти и соответственно потребность в кадрах с каждым годом снижаются. А население, наоборот, растет. Большинство его - люди без образования и опыта работы. За десять лет оно выросло вдвое без потребности в рабочей силе, потому что в этот город вложено не менее сотни миллиардов тенге, словно в республике нет иных городов. Благодаря этому в Жанаозене стал возможен вполне обычный для Казахстана приток оралманов, несмотря на отсутствие экономической необходимости в нём. Специфика Мангистауской области в том, что там очень сложные природно-климатические условия, из-за чего ведение подсобного хозяйства проблематично и у людей меньше альтернатив для выживания. Наличие здесь чуждых по культуре китайцев – явно раздражающий фактор. Недостаток пресной воды, зелени и удобств делает людей здесь жесткими и неуступчивыми, но именно здесь произошла концентрация оралманов из Каракалпакии и Туркмении. Выходцы из этих регионов отличаются среднеазиатской групповой узостью и социальной замкнутостью, чего нельзя сказать о рыцарском, исконно казачьем характере адайцев.

Эта забастовка началась весной 2011г. и продолжалась 8 месяцев. Сигналы ДВД и ДКНБ остались без внимания Астаны. А городские власти решили проводить празднование независимости прямо на глазах у бастующих, но вряд ли именно это вызвало беспорядки. Они уже были, скорее всего, запланированы под 20-летие декабрьских событий. Агрессивными действиями толпы руководил один или несколько лидеров. Их безнаказанность стала причиной беспорядков, в результате которых грабились магазины и сжигались здания, в которых возможно скрывались люди. Даже из ретушированных сюжетов K+ ясно, что бить безоружных полицейских и жечь автобусы начала группа лиц в чёрном и спецовках «КМГ». Полиция стояла в оцеплении невооруженной и не была готова к агрессии вооруженной толпы. За теми, кто устроил все эти беспорядки, нет ни юридической, ни моральной правоты, но  использование боевого оружия - это большая трагедия, потому что для общества ценность каждой человеческой жизни неизмерима. Хотя полицейские исполняли свой долг по защите жизни мирных граждан, и у них вряд ли был другой выход в условиях навязанной им обороны и возможного отсутствия резиновых пуль, все невинные человеческие жертвы должны быть расследованы до конца…

Причиной этой забастовки стало перезаключение в начале 2011г. коллективного договора между работниками нефтепредприятий под угрозой увольнения и их руководством, без согласования с акиматом. Повод - юрист профсоюза на «Каражанбасмунае» Н. Соколова воспользовалась двояким прочтением применения отраслевого и регионального повышающих коэффициентов к минимальному стандарту оплаты труда, а также принятым у нас «буквальным толкованием словесных выражений» закона, а не смысловым. Однако вслед за этим Н. Соколова с мужем были избиты. После чего её сторонники перевели все требования в активную забастовку, воспользовавшись безграмотными PR ошибками нефтяных компаний. Но суд признал забастовку незаконной, поэтому основная часть забастовщиков была уволена. При этом Н. Соколову осудили уже «всерьёз и надолго», однако после ее ареста у забастовщиков исчез вменяемый лидер для переговоров. Этим воспользовались СМИ от радикальной партии «Алга», Айнур Курманов как профессиональный социалист-революционер, а также иные партии и силы. При этом не стоит недооценивать стихийность «нетрудящихся» масс. Они ведь не приняли оппозиционеров за своих лидеров. Переоценивать оперативное вмешательство оппозиции также нельзя. На фоне невменяемой толпы оппозиция выглядела неловко, и могла лишь подогревать её страсти и использовать их в своих политических целях. Благо информационное поле оказалось на стороне оппозиции, а Правительство, Самрук и КМГ проиграли эту PR войну.

Проблему Жанаозеня быстро не решить. Надо по всей республике создать рабочие места и профтехучилища по ветрогенераторам, агрономии, животноводству, ирригации и туризму, и открыть квоты для выходцев из Мангистау в этих ПТУ. Программы озеленения также могут отвлечь значительную часть населения от нефтепромысла. Необходимо также регулярно разъяснять рабочим рыночные пути повышения их зарплат через их участие в создании прибыли, а также ввести открытые конкурсы на вакансии в нефтекомпаниях. Их непрозрачность была одной из причин нынешней забастовки, требующей особой, социальной справедливости. Но правительство будет занято силовым решением проблемы Жанаозеня, т.к. восстановление законно уволенных на прежних местах невозможно, а на расселение по другим регионам они не согласны. Всё это уже безуспешно предлагалось: создать дополнительные рабочие места на сервисных предприятиях КМГ и социальные работы при акиматах, с окладом чуть ниже, чем на Узене. Приглашенные протестующими юристы признали, что при оплате учитывались все пресловутые коэффициенты, но требования о дальнейшем повышении зарплат продолжились. Позиция КМГ и так уже чрезмерна в части социального обеспечения рабочих, за которых платят даже подоходные налоги. Ситуация в тупике.

Но как бы не разнились оценки экспертов, у «кровавой пятницы» существуют общие, всё те же постсоветские идеологические корни «левой» ориентации. Коммунистическая, социалистическая, социал-демократическая и иная «социальность», основана на групповой фиксации и борьбе различных классов общества, а не на индивидуальной конкуренции. Индивидуальная конкуренция в мирной форме разрешает проблему ограниченности материальных ресурсов на основе рынка как расширенного порядка взаимодействия. Нельзя поддерживать узкие, групповые формы конкуренции в обществе (монополии, профсоюзы и т.д.) когда они направлены на препятствование рынку, свободе личности и индивидуальной конкуренции (компаний и людей), иначе конкуренция перерастёт из мирных форм в насильственные. Групповые формы давления должны применяться только в отношении групповых, общих дел (в т.ч. контроль над выборными процедурами), а не в отношении частных дел. Например, повышение зарплаты должно решаться с работодателем каждой личностью в отдельности, на основе известной только ей альтернативной стоимости своего труда. А с подсчётом денег в чужих карманах надо проститься раз и навсегда, т.к. равенство в оплате, как и любое равенство, это изначально несправедливая цель, которая неизбежно нарушает  идею равноправия самых разных людей, выполняющих даже одну и ту же работу по-разному, в зависимости от прирождённых и приобретенных способностей. К сожалению, большинство населения и партий (включая правящую) имеет социал-демократическую или национал-патриотическую ориентацию. При этом совершенно неразвиты классический либерализм и либерально-демократические ценности, которых сознательно придерживается не более 3% Казахстана. Мало кто знает, что «либеральные» государства берут на себя заботу о человеке не менее «социальных», и вовсе не попустительствуют нарушению правопорядка. И либерализм как доктрина не умер, несмотря на то, что некоторые либеральные режимы престали быть либеральными и под либерализмом порою имеют ввиду больше троцкизм (лагерь Обамы).

Жанаозеньские события 2011г. нельзя сравнивать с этническими столкновениями 1989г., которые время от времени возникают не только в Жанаозене. Реакция казахов на групповую агрессию иных этносов всегда была полна самоорганизации. Также нельзя сравнивать Жанаозень-2011 с Киргизскими революциями, где мародёрство было лишь побочным эффектом. Социальные требования забастовщиков Жанаозеня изначально были обусловлены социальной рознью, и не могли обойтись без сожжения имущества богачей. Эти соцтребования вышли за пределы экономики и права (справедливости), и если сейчас их удовлетворить, то в стране может быть запущен джин «классовой борьбы» с неуправляемыми процессами. Массовое насилие и грабежи в Жанаозене 2011г. были преднамеренны, декларировались заранее. Цель организаторов провокации – вызвать огонь на поражение со стороны полиции и тем самым необратимо нарушить гражданское (национальное) согласие. Эта провокация должна была сломать складывающийся сценарий преемственности власти, под который могли консолидироваться разрозненные элиты Казахстана. И эта цель на текущий момент достигнута ценой радикализации, деградации и дискредитации в глазах населения забастовочного движения. А сколько-нибудь реальной, и без того слабой, оппозиции нанесён непоправимый политический ущерб. Все политические провалы правительства в области либерализации государства и гражданского общества перечёркнуты тем, что конструктивная оппозиция неосмотрительно поддерживала непримиримую социальную забастовку оралманов, которую радикальная оппозиция использовала в деструктивных целях. Учитывая террористические угрозы исламистов, социальная база правящей партии теперь должна резко вырасти и стать стабильной как никогда. Теперь уже, даже если выборы будут честными, победитель с подавляющим большинством ясен как божий день. Обывателям осталось только на него молиться. Но это не имеет сейчас значения, потому что Правительство в угоду стабильности «любой ценой» пошло «на поводу» у забастовщиков, сменив руководство Самрук-Казыны. Элиты дезориентированы, и вряд ли теперь объединятся к моменту завершения эпохи Первого Президента. Так мы можем потерять стабильность, ибо она невозможна без общечеловеческих ценностей, объединяющих общество.

Манипулирование либеральными ценностями в угоду митинговщине и охлократии, которые посредством демократического правила большинства грубо нарушают естественные права и свободы человека (т.н. «демшиза»), в нашей стране пока одержало верх. Уголовное преступление всегда есть нравственный поступок отдельной личности и не может быть оправдано науськиваньем провокаторов, профессией или личной обидой. Ты можешь судиться, уволиться, переехать в другой город, чтобы найти другую работу, написать критическую статью или объявить голодовку, но ты не имеешь права преступать законную свободу других лиц. Аргумент «что сверху нарушают закон, значит, и я могу пойти на криминал» - глубокое нравственное заблуждение. Эмоциональный самоконтроль и сознательные поступки отличают человека от обезьян. Нам, нельзя отступать назад, в коммунистическое прошлое. За идеей равенства нет будущего. Свобода личности, равноправие людей и единство разнообразия – вот достойные цели нашей вновь зарождающейся Казахской Нации, гражданской общности, состоящей из многих национальностей. Нам для этого нужны честные выборы, в том числе и на местах, а не нарушение частной собственности и общественного порядка. Нам нужен рынок во всём, и не только в экономике. В этом наша справедливость, и в этом вопросе мы все должны стать адайцами.

 

Нуров К. И. (Ph.D.), Президент Plankion Group

Сакенов Тимур (М.A.), Исполнительный Директор НОФ «Аспандау»

   

Оцените пост

1

Комментарии

0
Кое-с-чем не согласен, но в целом хорошая статья.
0
вот убрать бы отсюда весь пафос и заумство, получилась бы очень хорошая статья.
0
Спасибо вам,
Статью доробатываем - коллективный труд всегда сложно согласовать
Показать комментарии