Трагикомедия «Золотая рыбка»

Оля Кащенко 2011 M12 23
523
2
1
0

На брегу неведомого моря, Где бушует северный Борей, Жил старик в безденежье и горе С вредною супружницей своей.

По непонятным для меня самой причинам летом я изощренно изнасиловала в мозг этими ментальными испражнениями продуктами мыслительной деятельности френдов в ЖЖ. А вас вот забыла, что и судорожно исправляю, чтобы в Новый Год войти без каких-либо задолженностей и всего такого =)

Трансцендентальная многобуквенная трагикомедия с гастрономическим уклоном и счастливым концом

Читать нараспев, как Пушкина

Часть первая. Трагедия

На брегу неведомого моря,
Где бушует северный Борей,
Жил старик в безденежье и горе
С вредною супружницей своей.

Ежедневно вопли, крики, свары – 
Бабку прям с утра уже несло.
Видно, это Колесо Сансары
В карму деда минусов внесло.

Это отступленье было нужно,
Чтоб их быт полней живописать.
Ветхий дом не ведал радость дружбы:
Проорались, хоп в кровать и спать.

Развлечений в тех краях не знали –
Не тянули оптоволокно,
Про три джи и слыхом не слыхали.
Стало скучно? Поглазей в окно.

Занимая площадь в сто квадратов
(Двадцать – хатка, восемьдесят – пляж),
Доживали век свой небогато,
Представляя перед сном гуляш.

«Кушая» телячьи медальоны,
Старичок причмокивал во сне,
Наяву лишь рыбные бульоны
Да треска бывали на столе.

Здесь внести понятность нужно сразу:
Деду всех милей была еда,
Но уже давно и плов, и зразы
Заменила рыбья лабуда.

Из богатств – лишь старое корыто
Да с трубой погнутой патефон,
Остальное прожито-пропито
С послеперестроечных времен.

Ускорён пятою феминизма,
Каждый вечер плелся к морю дед,
Вспоминая, как громил фашистов,
И какой в столовых был обед.

Тихо дауншифтинг проклиная,
Что загнал его на край земли,
Волочил свой невод дед, вздыхая
(Невод пром., артикул ноль пять три).

Каждый день был день на день похожий:
Утро, вопли, море, невод, дом.
Но однажды измененье всё же 
Наступило. Слушайте об нём...

Вечер как-то сразу не задался,
Невод приносил сплошную дрянь. 
Поперву утопленник попался,
А потом и порванный баян.

Дед, кручинясь, вопросил у неба:
– Что за несъедобная фигня?
Мне бы воблу! Осетринку мне бы!
Не насытит сей улов меня!

Небеса остались к воплям глухи,
Видно, был в конторе выходной...
Опасаясь пенделей старухи,
Дед продолжил мучать невод свой.

Жизнь пенсионера неказиста:
Ломота в костях, не тот прицел.
Невод, провозившись в дне илистом,
Притащил рождественскую ель.

Видимо, гонимая прибоем,
Ёлка издалёка приплыла, 
Старая, с уже облезшей хвоей
И мотком гирлянды вкруг ствола.

Обезумев, дед заматерился,
Сунул суициднику баян,
В море вместе с неводом вонзился
И давай махать им, будто пьян.

Сей аффект был нерезультативен -
Старый невод прибыль не принес,
Пал на берег наш старик бессилен,
Утираясь от соплей и слез...

Часть вторая. Комедия

Вдруг вскочил, на месте закружился,
Хохоча, скрутился буквой "ЗЮ"...
Видно, интеллектом устремился
На шизофреничную стезю.

«Эх!» – вздохнет читатель – «Божья милость,
Тяжела реальность Бытия,
Не снесла душа и терпеливость
Издевательств... Бог, храни меня!».

Хрен тебе, читатель мой любезный!
Есть на свете Справедливость! Есть!
То не сумасшествий адских бездна,
И не ужасающая жесть,

То Златая Рыбка щекотилась
Шурудя всей мощью плавника –
Бедная, подмышкой очутилась,
Заплутав в лохмотьях старика.

Выскользнув на брег из крупной дырки,
(На гондон, забытый «дикарём»),
Рыбка, поплевавшись и пофыркав,
Пробасила: «Уфф, старик, живём!»

- Это ж... Это ж Рыбка Золотая!
Вот так чудо! Сплю я или нет?!
Так, корыто бабке залатаю
И схомячу комплексный обед!

Впрочем, нет! Мы ж Пушкина читали!
Так, Петрович, в сторону обед,
А не то в заоблачные дали
Бабку понесет - тушите свет!

– Значит так, Златая, – молвил дедка,
Я уже учёный, я в курсах,
Моя бабка хуже горькой редьки,
Зажирует, ну а я в трусах.

В жопу это старое корыто,
Эту бабку, море, невод, пляж,
Весь буллшит, мне новое открыто,
Так что в жопу и мясной гуляш!

Для начала - шлюх, блэк-джэк и виски,
На закуску дай деликатес,
Только не тащи сюда сосиски,
Плюшки или грушевый дюшес.

В общем, Рыбка организовала
Олл инклюзив лэвэлом в файв старс,
Вместе с дедом выпила, сплясала,
Угостила шоколадкой «Марс».

Опосля друг с другом пошептали,
Рыбка лихо щёлкнула хвостом...

Вы же про Хью Хефнера слыхали?
Ну так это дед наш, это – он!

Мораль:

Так вершится в мире справедливость,
Каждому воздастся по делам.
Бабку наказали за брюзгливость,
Деду – телок и бабла в карман!

Аплодисменты, общий поклон, занавес

Оцените пост

1

Комментарии

0
Тож афигеть и не встать! Сама придумала???
0
ага, сама. прошу понять и простить =)
Показать комментарии
Дальше