Расстрел

Евгений 2011 M11 24
828
2
0
0

С непокрытой головой я вышел на расстрел, с неба падали крупинки снега и утро было такое хмарное, хмурое, лучи солнца едва пробивались сквозь молочные толщи неба, похожего на вспененный океан...

С непокрытой головой я вышел на расстрел, с неба падали крупинки снега и утро было такое хмарное, хмурое, лучи солнца едва пробивались сквозь молочные толщи неба, похожего на вспененный океан. Пробирала морозная дрожь то ли от страха, что через несколько минут я  буду мертвым, и мозг мой не сможет больше думать, или это был просто мороз холодного январского утра. Странно, я стал чувствовать жизнь, только когда она подошла к концу, эти черные вороны, каркающие на деревьях, этот свежий запах и хрустящий снег под ногами, я не замечал этого никогда. Я не чувствовал так остро жизнь. Хотя нет, были моменты.  Помню, был летний день, мне было лет 15 и не надо было идти в школу, так как были каникулы, я тогда гулял по городу и вдыхал ароматы лета, я долго сидел в старом парке, что на восточной стороне и кормил лебедей в пруду. Я следил за их неспешными движениями, за тем как они грациозно окунают голову в воду, и пытался отгадать, о чем они думают. В тот день время остановилось для меня, я ощущал его и как будто мог взять его в руки и перекрутить. После этого я чувствовал так остро жизнь еще 1 раз, это было в 1 день начала движения, когда мы молодые студенты, шли на митинг и кричали лозунги о свободе и равенстве для всех. Я ощущал себя частью этой манифестации и в каждом, кто шел со мной чувствовал своего брата и себя. Я верил тогда в идеалы и в то, что мы можем изменить мир, без насилия, без смертей, мы бы создали новый порядок, где каждый был бы защищен. Тогда я понял для чего родился и чему посвящу свою жизнь.

А теперь я иду к пробитой пулями стене, наверное, до меня тут расстреляли немало человек. Интересно о чем думали они? Наверное, вспоминали лучшие моменты своей жизни или просто боялись. Странно я почти не боюсь, ноги трясутся, да и руки нервно дрожат, но в душе я спокоен. Я сделал, что мог и совесть моя чиста. Хотелось бы, чтобы жизнь не кончалась этой, может, правы те тибетские монахи, которые говорят, что нить жизни бесконечна и оборвать ее никто не в силах. Впрочем, я скоро это узнаю, жаль только поделиться будет не с кем.

Офицер, лет 25-27, прошел, осмотрев взвод. Сделал кому-то замечания, потом закурил. Секунды тикают медленно, сердце качает кровь и его стук отдается в моих висках. Колесо жизни еще крутиться. Странно так, я умру, а все здесь будет идти так же. Вороны будут каркать, и солнце будет совершать свой ежедневный обход. И офицер этот, придет домой, поест свой ужин, приготовленной женой, поиграет со своим 5-летним сыном, да и уснет. Хорошо, у меня нет сына, а то больно было бы оставлять его одного в этом сумасшедшем мире.

Офицер прочитал обвинение и сказал, что я приговариваюсь к расстрелу, потом спросил меня хочу ли я что-нибудь сказать. Мне было нечего говорить им, да и зачем что-то говорить, тем более я боялся, что язык подведет меня и сведет судорогой.   Я решил умереть стойко, поэтому нельзя им показывать, что я боюсь. Офицер выбросил докуренную сигарету и скомандовал: «Взвод целься!»  Я посмотрел последний раз на ворон, на небо и пытался разглядеть солнце. "Пли" - скомандовал офицер, и послышался грохот, то ли ружей, то ли моего сердца, но этого я уже не разобрал.

Оцените пост

0

Комментарии

0
Отлично, Женя!
Что ж, от тебя можно ожидать незаурядное!
Обескураивает выбранная тема, но, возможно, на каком-то этапе такая нужна.
Надеюсь, не автобиографична? Помнишь песню Высоцкого: "Тот, который не стрелял" ? Там ведь автор выжил после расстрела.. ))
Еще что-нибудь есть почитать?
Если интересует разбор произведения... То...
Возможно, у того, кого ведут на расстрел, все же на душе нет покоя и сознание прыгает, занимая противоположные позизиции принятия и протеста. Поэтому описания погоды, природы, окружающей обстановки, ведущиеся от первого лица, допускаю, с первых же строчек могут быть резкими, рваными, прерываемые ассоциациями, воспоминаниями.

У тебя хорошо выведены детали, например, возраст сына офицера и др. Я бы добавил еще хотя бы одну мелкую, бытовую деталь, касающуюся непосредственно расстреливаемого. . Что-нибудь совсем незначительное, вроде состояния одежды, оторваной пуговицы, или отсутствия шнурков, или что-то другое, что можно нащупать у себя в кармане, или, скажем, боль в вывихнутой руке. Но мне, признатся, не хочется об этом думать, потому что не хочется входить в эту роль.

Выбирай в другой раз какую-нибудь простую тему из текущей жизни! Красота и ценность повествования заключается ведь не в эксцентричности мотива, а в стиле изложения и в вплетенных в рассказ мыслях автора и его человеческой позиции!
Показать комментарии
Дальше