Любовь по-казахски. 2011 год. Глава 5.

Di Kulenova 2011 M11 15
1399
3
0
0

Глава 5.   Наступила осень. О. вел себя по-прежнему, но мое отношение к этому изменилось. Я ощутимо для себя повзрослела. Во мне жила любовь вне зависимости от его поведения. Я просто радовалась, что...

Глава 5.

 

Наступила осень. О. вел себя по-прежнему, но мое отношение к этому изменилось. Я ощутимо для себя повзрослела. Во мне жила любовь вне зависимости от его поведения. Я просто радовалась, что он есть. В смысле вообще есть на этой земле. Мне достаточно было знать, что у него все хорошо, он жив, здоров, счастлив и радуется жизни. Вот такая вот любовь.

Так, на позитиве прошел сентябрь. В один из октябрьских вечеров мне вдруг очень сильно захотелось увидеть своего любимого человечка. Звонить не стала.

«Janym, kak dela?»

Перезвонил. Слышу сдавленный голос.

- Ди...у меня мама умерла...

Ком встал в горле. Что сказать? Слова соболезнования кажутся в этот момент такими неискренними. Затряслись руки.

- Как? Когда? О, Боже.........

- Сегодня утром...

- Держись, родной мой...

Слов не было. Я не смогла ему ничего сказать. Положила трубку.

Жизнь...она так быстро обрывается...и даже не находишь слов, которые нужно сказать, как-то утешить, поддержать..все это очень страшно...этот дрожащий родной голос, эта тупая боль в груди за любимого человека, запоздавшие слезы и...ступор. Прости меня, мой родной, что нет меня физически рядом...хотя, навряд ли тебе сейчас кто-либо нужен...но все-таки душой и сердцем я с тобой, я чувствую твою боль, растерянность и опустошенность..по крайней мере, мне так кажется. Держись...

В голове сидела одна мысль «он остался совсем один, ему плохо», а в груди сидела боль, боль за любимого человека.

Перезвонила его названному брату Максуту.

- Максут, здравствуйте!

- Здравствуй, Диана!

- Максут, я только что узнала про маму... Мне Олжас сказал. Вы рядом с ним? Вы там сейчас?

- Он сам тебе позвонил?

- Да. Я понимаю, что я сейчас не вовремя, просто хотела узнать, чем могу помочь? Что надо сделать? Я, как только смогу, на ближайшем рейсе прилечу.

- Нет, Диан, тут есть люди, все помогают, ресторан уже готов, женщины дома есть.

- Я хочу помочь, любая помощь пригодится. Даже дома элементарно что-то делать...

- Нет, мы справимся. Все нормально будет. Если успеешь, на похороны приезжай.

- Хорошо, спасибо, Максут. До свидания!

На похороны я не успела. Прилетела только через день. Остановилась у родственников. Позвонила Олжасу, сказала, что в городе, что хочу его увидеть, и он может позвонить мне, когда захочет, когда будет время. Ненавязчиво. Напрягать его совсем не хотелось. Думала, чем могу помочь. Ничего не придумала(((

Через час позвонил. Приехал. Вид у него был уставший, растерянный, в глазах боль. Поговорили... Понимаю, что до него еще не до конца доходит, что ее уже нет... Так хотелось обнять его и забрать себе всю боль, что сидит у него внутри... Но, увы, так нельзя.

На его плечи свалилась вся тяжесть мира, и никто не мог ему реально помочь справиться с ней. А так хотелось...

В такие моменты понимаешь всю ничтожность человеческого бытия. Мы возомнили себя властелинами мира, но перед смертью мы одинаково бессильны.

Поехали куда-то, где ждали его друзья. Две семейные пары и еще два друга. Все показательно веселые, стараются его поддержать. Молодцы. Меня не ожидали увидеть. Удивление на лицах.

У Олжика болит в груди, тяжело дышать. Ему надо отдохнуть. Не прогуляться, не развеяться, а просто отдохнуть. Тишина. Покой. Отдых. Заботливый, любящий родной человек рядом. Таких не осталось. Не знаю, могу ли я рассчитывать на слово «родная» в такой ситуации. Он мне родной. А я ему? Не знаю. Решаю не навязывать свое общество. Надо уехать. Он сказал, что сам меня отвезет. В дороге позвонила какая-то девушка. Громкая связь. Как будто плачет. Пытаюсь понять, чего она хочет. Кто-то что-то про нее сказал, а другой подумал, а на самом деле все не так... Бред. И что должен сделать Олжас??? Позвонить кому-то и что-то сказать, чтобы там не подумали про нее плохо. Хотелось закричать в трубку, что она дура!!! Что ее проблемы - это просто херня по сравнению с тем несчастьем, что случилось у Олжаса. И чтобы она шла с ними далеко и надолго!!! Но я молчала. Бесилась, удивлялась человеческой тупости и эгоизму, но молчала. Он нервничал. Его трясло. В конце концов, не выдержал и на очередной ее всхлип прокричал: «Чего ревем??? У тебя то кто умер???». Конец разговора. Остановился у обочины. Трясет, на лбу выступил холодный пот. Прикоснулась ладонями к его лицу. Моя жизнь. Ему плохо.

Знаете, я верю в силу человеческих объятий и прикосновений. В эти моменты мы обмениваемся своей энергией. Человек, впервые придумавший «Hug me», был далеко не дурак.

Обняла его. Попыталась всю свою любовь передать через прикосновения и забрать все плохое. Не знаю, насколько получилось.

- Успокойся, мой хороший. Спокойно, душа моя. Ты все это переживешь. Ты самый-самый лучший на этом свете. У тебя все получится. Ты еще будешь счастлив. Мама теперь там наверху, она рядом с бабушкой. Им уже хорошо. Они теперь вместе оттуда будут на тебя смотреть. Они гордятся тобой. Ты не один. У тебя есть друзья, есть я. Ты самый лучший, самый сильный. Просто самый-самый, слышишь? Все будет хорошо, жаным.

Так хотелось в тот момент, чтобы любовь была материальна, чтобы ее можно было оставить с ним, укутать его хорошенько, чтобы она защищала его, не давала в обиду злым людям. Так хотелось защитить его от всего мира, от всех...

Он отвез меня домой. Потом я улетела.

Говорят, что время лечит. Я с этим не согласна. Душевные раны не лечит ничто. Просто со временем человек учится жить с этой болью в душе, но это не значит, что там больше не болит, или болит, но уже не так сильно. Ничего не проходит.

Прошло не так много времени, и я ощутила это на себе.

Через две недели утром я проснулась от громкого плача. Спросони я не сразу поняла, что происходит. Мама! Это была мама. Она громко плакала. Ничего страшнее и более душераздирающего, чем мамин плач, я не слышала. Прибежала, села на пол у ног, обняла.

- Что случилось?

- Ажека умерла...........

Мешком по голове. Слух отключился. Нет, этого не может быть! Она еще молодая! Она так не могла! Нет, это не она, нет! Она не могла нас оставить! Она же обещала нас всех замуж выдать и правнуков нянчить. Нет, она не могла. Она так любила жизнь. Почему жизнь такая несправедливая???!!!

Слезы. Но это еще не те слезы. Пока еще до конца не веришь в случившееся, все происходящее как во сне. И все время думаешь, когда же я проснусь?! Хватит уже! Вот все родственники на вокзале, вот мы едем в Кустанай, вот у ажеки дома. Люди, много людей. Почти все незнакомые. Их очень много. Плачут, пьют, жуют, разговаривают. Ничего не понятно.

Дети. Это мы. Мы собрались кучкой в углу, прижавшись друг к другу. Страх в глазах. Никто из нас не плачет. Оказывается, не одна я сплю. Что-то делаем. Жарим баурсаки, наливаем чай, накрываем на стол, моем посуду. Снова и снова. Люди идут и идут. Мужчин нет, все куда-то уехали. Освободили одну комнату. Из морга привезли....... в переводе с казахского «кости»... Почему кости? Нет, это ажека! Наша Ажека! Начинаются какие-то движения. А люди все идут... Когда они перестанут жрать? Какой-то затянувшийся абсурдный сон. Смотрю на сестер, такое же недоумение и раздражение на лицах. Говорят, что можно зайти и проститься. Начался вой. Сознание отключается. Подошла наша очередь. От одного взгляда начинается истерика. Понимаешь, что это реальность. До этого момента в душе оставалась необъяснимая надежда, а вдруг... Но сейчас...ее уже нет. Вот она - Ажека. Лежит с закрытыми глазами, такая белая и холодная. И она больше никогда не обнимет, не поцелует, не поругает, не скажет «Диконя», не будет шутить и прикалываться со своими подружками.......... Ничего этого уже не будет. И страшнее этого нет ничего на свете................ Жизнь несправедливая штука.

Не дай Бог вам терять своих близких. Как будто умирает частичка тебя самого. И эта утрата невосполнима...

Дождь лил с самого утра. Небо было серым, тучи как будто давили сверху. Когда читали молитву перед отъездом на кладбище, дождь усилился. Казалось, природа плачет вместе с нами.

В ресторане сразу после прочтения молитвы во всем здании погас свет. Все ахнули. А через пару мгновений свет также резко включился. Никто ничего специально не делал. Это Ажека была с нами...............

Так подошел к концу 2010 год.

Оцените пост

0

Комментарии

0
Что Вы имеете ввиду?
0
Любовь по казахски! Я когда была в Крыму то познакомилась с одним казахом, он не из Феодосии, он из Астаны. Так он мне рассказывал, что они в основном за невестами отправляются в Киргизию, потому как местные невесты дорого стоят. А Киргизия бедная страна и туда приехать и найти невесту проще. Вот такая вот любовь по казахски:)) Если интересует Отдых в Феодосии пишите мне, это мой блог, я вам расскажу про любовь по украински:))
Показать комментарии