чьи-то любимые книги

xapon 2011 M09 28
538
8
0
0

Первый этап уникальной акции "хочу прочитать ваши любимые книги", о которой я объявил около месяца назад в твиттере, завершился более-менее успешно (и в основном даже приятно) в составе трех...

Первый этап уникальной акции "хочу прочитать ваши любимые книги", о которой я объявил около месяца назад в твиттере, завершился более-менее успешно (и в основном даже приятно) в составе трех прочитанных экземпляров.

"Лабиринт отражений", Сергей Лукьяненко, xumepa. Занятная и увлекательная книга, очень быстро заглатывается, а потом хочется ещё. После прочтения узнал, что это — только первая часть трилогии, и, хоть мне и захотелось прочитать все сразу, я с некоторым усилием отложил их на потом :3 Скучный список не самых оригинальных претензий, которые только ленивый критик не стал бы предъявлять к книге, я, пожалуй, даже не буду извлекать на ваши экраны. Такое обычно берет меня сюжетом, а на остальное глаза закрываются сами собой, и я совсем не думаю, что это "плохо".
Кстати, "Неудачник" очень очень сильно напоминает Прота из "Планеты Ка-Пэкс" (книга эта вышла на год раньше лабиринта, что может определенным образом намекать). Характером, мотивацией, и уловимой схожестью рассуждений, к примеру..

А теперь, прежде чем мы двинемся дальше, мне хотелось бы кое-что прояснить.
– Все, что хотите.
– Тогда вот что: как вы объясните, что, будучи пришельцем из космоса, вы выглядите совсем как земной человек?
– Почему мыльный пузырь круглый?
– Не знаю. Почему?
– Для образованного человека, вы многого не знаете, не правда ли, джин? Мыльный пузырь круглый, потому что его конфигурация энергетически наиболее эффективная.

и

Ты не можешь даже представить, Леонид, насколько мы различны. Я никогда не ступлю на землю - мне нечем по ней ступать. И не смогу пожать тебе руку - у меня нет рук.
- Но здесь ты - человек! - говорит Вика.
- Да. Если хочешь узнать небо, стань небом. Хочешь познать звезду, стань звездой... - Неудачник косится на меня, и улыбается: - Хочешь познать глубину - стань глубиной. Я стал человеком, насколько это было возможно.

 

"Записки о Кошачьем городе", Лао Шэ, @Kim_Bear_Lee. Нелепая до жути антиутопия. Было гадко от гиперболизированного до невероятных, невыносимых масштабов абсурда, помноженного на ужасающую глупость и поделенного на отсутствие здравого смысла, сдобренного к тому же несмешной и даже не очень-то едкой, а просто грустной сатирой (я очень надеюсь, что это сознательный творческий прием, а не серьезные рассуждения автора, призванные быть спроецированными на нашу или его реальность). Почему я это дочитал — сам не очень понял; возможно, под впечатлением от настолько необычного в своей нелепости хода мыслей автора.

Один из студентов впереди выпрямился во весь рост и крикнул:
- Да здравствует мяуизм! Да здравствует кошкизм!
Все подхватили его возглас. Вдоволь накричавшись, первый студент
приказал остальным сесть на землю и произнес речь.
- Мы должны свергнуть всех богов и поставить на их место великого святого Мяу! - провозгласил он. - Мы должны низвергнуть родителей, преподавателей и восстановить нашу свободу! Мы должны низложить императора и осуществить кошкизм! Сейчас мы схватим императора и подарим его иностранцам, чтобы они нас поддержали. Такого великолепного случая может больше не представиться, поэтому будем действовать немедленно. Затем мы уничтожим старших родственников, учителей, и тогда все дурманные листья,
женщины, народ и сам кошкизм будут нашими. Вспомните, что говорит великий святой Мяу: "Вперед! На дворец!"
Никто не тронулся с места. Студент крикнул снова - опять никто не шевельнулся.
- Может быть, сначала лучше разойтись по домам и убить отцов? - предложил один. - Во дворце слишком много солдат, как бы по нарваться!
Все повскакали с земли.
- Погодите! Сядьте! Значит, начинаем с отцов?
Студенты заспорили, засомневались:
- Если мы убьем отцов, кто нам будет давать дурманные листья?
- Правильно! Сначала нужно забрать все дурманные листья, а уже потом
убить их владельцев!
- Раз у нас нет единого мнения, можно разделиться, - предложил другой.
- Антиимператорская фракция пойдет во дворец, а антиотцовская - по домам.
- Но великий святой Мяу говорил только об убийстве императора, а не отцов...
- Контрреволюция!
- Если мы убьем их, мы нарушим завет великого святого!
Я решил, что юнцы передерутся, но они ограничились воплями. Постепенно крикуны распались на несколько групп, каждая из которых обращалась к памятнику святого Мяу. Затем студенты рассеялись, но по-прежнему осаждали памятник. Наконец все устали, из последних сил выкрикнули: "Да здравствует мяуизм!" - и разошлись. Что за дьявольщина?

 

"Хромая Судьба", Аркадий и Борис Стругацкие, chehir. Вообще-то он не говорил, что "Хромая судьба" — его любимая книга. Он сказал, что это его любимая книга братьев Стругацких. Однако более внушительную рекомендацию для меня трудно было придумать. Сказать, что я люблю Стругацких — значит не сказать ничего; в каждой их книге я живу и понимаю их так, что кажется, будто они пишут специально и только для меня. Я, опять же, считаю, что нужных слов, которые не бросили бы тень на такую книгу, подобрать не смогу, поэтому обойдемся без комментариев.

— Теперь нет мужчин, — возразила Диана. — Теперь либо фашисты, либо бабы.
— А я? — осведомился Виктор с интересом.
— Ты? Ты слишком любишь маринованные миноги. И одновременно справедливость.
— Правильно. Но, по-моему, это хорошо.
— Это неплохо. Но если бы тебе пришлось выбирать, ты бы выбрал миноги, вот что плохо.

-

А вдруг через пятнадцать лет окажется, что и нынешний я так же сер и несвободен, как и в детстве, и даже хуже, потому что теперь я считаю себя взрослым, достаточно много знающим и достаточно пер жившим, чтобы иметь основания для самодовольства и для права судить. Скромность и только скромность, до самоунижения... и только правда, никогда не ври, по крайней мере - самому себе, но это ужасно: самоуничижаться, когда вокруг столько идиотов, развратников, корыстных лжецов, даже лучшие испещрены пятнами, как прокаженные...

-

И всегда получалась лажа, и между прочим, не только у нашего брата – советского писателя. Вон и у Хемингуэя высмеян бедняга халтурщик, который пишет роман о забастовке на текстильной фабрике и тщится совместить проблемы профсоюзной работы со страстью к молодой еврейке-агитатору. Замужний технолог, еврейка-агитатор... Язык человеческий протестует против таких сочетаний, когда речь идет об отношениях между мужчиной и женщиной. «Молодая пешеход добежал до переход...»
У меня вот в «Товарищах офицерах» любовь протекает на фоне политико-воспитательной работы среди офицерского состава Н-ского танко-самоходного полка. И это ужасно. Я из-за этого собственную книгу боюсь перечитывать. Это же нужен какой-то особенный читатель – читать такие книги! И он у нас есть. То ли мы его выковали своими произведениями, то ли он как-то сам произрос – во всяком случае, на книжных прилавках ничего не залеживается.

-

Волчица говорит своим волчатам: «Кусайте как я», и этого достаточно, и зайчиха учит зайчат: «Удирайте как я», и этого тоже достаточно, но человек-то учит детеныша: «Думай, как я», а это уже преступление…

Оцените пост

0

Комментарии

0
рада, что понравилось ^^" а я вот "Планету Ка-Пэкс" не читала... и не смотрела. есть над чем работать ))

Записки о Кошачьем городе читала в студенчестве, на какие-то размышления она на меня натолкнула, но какие - уже не помню :3 было сложновато читать из-за витиеватости изложения, но в целом нормально пошла

Хромая судьба тоже одно из любимых произведений Стругацких, но у меня ощущение, будто я не до конца его поняла. может, откроем дискашн? )) надо только перечитать, чтобы память освежить...
0
Ка-Пэкс читается столь же легко, как и лабиринт, и даже быстрее в силу объема :3
Дискашен это круто, давай откроем. :3 Мне кажется, сказано в книге ровно столько, сколько нужно; а что осталось непонятным и должно было таковым остаться. Недосказанность это тоже круто, в голове после прочтения роется миллион предположений, люблю такое.
0
ок, тогда буду перечитывать. и Ка-Пэкс заодно прочту :)
0
ок ок :3
а дискашена не будет? -_-
0
будет :3 когда возобновлю в памяти книгу :))
Показать комментарии