О снах, книгах, семьях, людях и кислых губах,

Аля Бржставицкая 2011 M09 20
656
1
1
0

Вчера на меня нашла карамельная тоска, отчаянье, боль и печаль. Я взяла такси и поехала к папе, что обнять и уснуть. Да, мне 23, но самое приятное в моей жизни, — положить отцу на руку голову, сонно...

Вчера на меня нашла карамельная тоска, отчаянье, боль и печаль. Я взяла такси и поехала к папе, что обнять и уснуть.
Да, мне 23, но самое приятное в моей жизни, — положить отцу на руку голову, сонно рассказать о том, как прошел день и уснуть. Только тогда я сплю по-настоящему, мне не снятся кошмары, я не боюсь, и мне кажется, что все еще может быть хорошо, пока в мире есть такие люди, как мой старик.
Вот я и обняла. Засыпаю. Слышу: «Дочь, это от тебя Джеком пахнет? Ты зачем приехала ко мне, у тебя что, мужика нет нормального?» я поцеловала его куда-то в ухо/щеку и уснула.
И всю ночь я и мои психи гонялись на красных скоростных поездах по Швейцарии, пили дымящиеся люминесцентные напитки из ледяных стаканов, бегали по снегу и получали уведомления от Фэйсбук. Среди всего этого, сон рвался как паутинка. я просыпалась, находила папу, истерично цепляющегося за тоненькое одеяло и находила себя, подло захватившую все подушки и плед.
Проснись, Аль. Иди на работу в шапке.
Завтракала грейпфрутом. Губы все еще кислые.
Перецеловала щенков, маму с папой, залезла на заднее сиденье в машину к бесконечно милому, но бандитского вида водителю, слушающему исключительно ACDC.
Ехала, затягивалась, поглядывала в окно, читала «Бегущая с Волками». В книге, в какой-то из глав, описываются опыты над животными, которые проводили, чтобы понять сопротивляемость психики. В клетку посадили пса, пол разделили
на квадраты и к этим квадратам подключили ток. Сначала — к правому квадрату, собака быстро научилась держаться безопасной зоны, потом, к левому — привыкла и к этому. Далее, ученые принялись включать ток хаотично. Собака просто легла и перестала сопротивляться.
В психике живого существа наступает момент полного отчаяния, когда уже нет сил и желания как-то бороться.
Меня переполняет гнев. Хочется плакать.
Вообще, поговорите со мной о книгах. Я могу вам рассказать о таких ужасах, которые хранятся во вкусно-пахнущих переплетах чьего-то бреда.
Могу даже составить список, если желаете, если давно не плакали, или, вдруг, решили, что в людях есть хоть что-то хорошее.

Оцените пост

1

Комментарии