одним прекрасным утром проснулась с такой мыслью

Что принесет  XXI век человечеству? Всеобщее благоденствие или отчаянную борьбу за выживание? Часто ли вы задаетесь вопросом, что нас ждет впереди? Но кто знает ответ? Где его, собственно, искать?...

Что принесет  XXI век человечеству? Всеобщее благоденствие или отчаянную борьбу за выживание? Часто ли вы задаетесь вопросом, что нас ждет впереди? Но кто знает ответ? Где его, собственно, искать? Возможно, один из признаков пронизывающего общества скептицизма – готовность каждого из вас поспорить с мнением немецкого философа и математика Готфрида Вильгельма Лейбница, который считал, что любое зло в конечном итоге делает нашу жизнь добрее и, вообще, мы живем в «наилучшем из всех миров».

Наступивший век пугает нас терроризмом, химическими, бактериологическими, атомными оружиями. Телевидение в прямом эфире демонстрирует разрушение нью-йоркских небоскребов, резню в Руанде, голод в Эфиопии, бомбежки, голодовки. Глядя на все это думаешь, а что дальше? В кого превратиться человек? Недра земли истощаются, нефти и газа осталось буквально лет 50-70, в мире все чаще стали произносить слова «глобальное потепление», «изменение климата», «природные катаклизмы». Природа бушует за все наши деяния.

Ну, конечно, не все так печально. В среднем, растет продолжительность жизни. Но вместе с продолжительностью растут и потребности. Опять-таки страдает природа. К счастью, люди начали заниматься охраной окружающей среды. Но тех людей, тех борцов недостаточно для того, чтобы донести до умов, что все-таки для нас значит природа. Мы не только должны брать у ней, мы ведь должны и возмещать ущерб.

Пытаясь оценить ситуацию на сегодняшний день,  у меня возникла куча вопросов: что ожидает будущее поколение? Построим ли мы идеальное общество? Или все эти грезы канули в Лету?

Люди пытались как-то построить всеобщее счастье, чтобы всем хватало еды и воды, чтобы никто ни в чем не нуждался, чтобы не было преступлений. В истории немало примеров, как двуногие разумные существа пытались построить идеальное общество. В 1825 г. Роберт Оуэн приобрел в Иллинойсе и Индиане 800 га земли и устроил на них общину равных «Новая Гармония», однако ее обители быстро превратились в неуправляемую толпу бездельников и дармоедов. Эта утопия закончилась в 1828 году. Ну или возьмем Новую Англию. 1841 год. Интеллектуалы организовали сельскохозяйственную коммуну Брук-Фарм, отменив в ней деньги и обобществив имущество. Она просуществовала до 1847 и распалась после пожара.

Как ни            парадоксально это не звучало бы, но стремление к общему счастью – даже в теории – часто требовало безоговорочного подчинения властям и борьбы с инакомыслием. Наверное, и Гитлер мечтал о расцвете Германии. Однако путь к этой утопии – господства истинных арийцев – лежал через миллионы жертв, и не привел к конечному результату.

Но как все в этом мире, утопия тоже имеет свою противоположность – антиутопия. Вот представьте:  на планете с исчерпанными ресурсами яростно дерутся между собой за самое необходимое мелкие разрозненные кланы, интеллектуальные усилия которых, уходит на изготовление примитивных (по сегодняшним меркам) оружия. Учитывая, накопленные человечеством экологические, политические, экономические и социальные проблемы, этот сценарий вполне реалистичен. Как писал британский адмирал Льюис Маунбеттен в 1975 году: «Не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвертая – луками и стрелами». Неужели мы деградируемся?

Надежда умирает последней. Возможно, человечество не обретет всеобщего счастья, но изменения к лучшему все-таки произойти должны. Надеюсь, что человечество осознает ограниченность ископаемого топлива и полностью освоит альтернативные, экологически чистые энергоресурсы, научившись получать достаточное количество дешевого электричества с помощью ветра и солнца. Исчезнет дым над трубами, широко распространятся электромобили. Появится, не дающее выхлопных газов, жидкое топливо. А значит, будут решены проблемы загрязнения атмосферы и парникового эффекта. Озоновый слой тоже восстановить можно. На сегодняшний день уже более 100 стран мира отказались использования хлорфторуглеводородов. Борьба с болезнями и повышение благосостояния в странах третьего мира в итоге заставят их перейти к планированию семьи и стабилизирует народонаселение.

Придется решить немало проблем, но у человечества хватит разума, воли и умения, чтобы сделать жизнь завтра лучше, чем сегодня.

   

Оцените пост

0