Всадники Апокалипсиса. Часть третья.

Еникеев Нурсултан 2011 M08 10
972
5
0
0

Некоторые говорят, что вещие сны видят проклятые люди. Некоторые уверены, что их видят святые. На самом деле, они снятся практически каждому человеку. Кто-то говорит, что душа человека во сне может...

Некоторые говорят, что вещие сны видят проклятые люди. Некоторые уверены, что их видят святые. На самом деле, они снятся практически каждому человеку. Кто-то говорит, что душа человека во сне может покидать его тело, и перемещаться в будущее. Другие утверждают, что при рождении, у человека перед глазами проносится вся его будущая жизнь, некоторые моменты из которой он запоминает, и иногда «вспоминает». Некое дежа вю. Но есть сны, в которых заложен скрытый смысл, разгадав который можно узнать, что ждет человека в дальнейшем.

Темноту наполнил гром и сердце Тамерлана забилось с такой бешеной скоростью, что казалось вот-вот и оно выпрыгнет изо рта. Он уже знал, что будет дальше. Опять конское ржание, и топот копыт. Приближаясь, всадник на рыжем коне замахнулся мечом, но в то же мгновенье его конь встал на дыбы и качнувшись упал назад. Тамерлан взглянул на Максима, и увидел, что его друг стоит с закрытыми глазами, как будто спал, стоя на ногах. Повернувшись обратно к всадникам, которых осталось уже двое, он увидел, что наездник, на черном коне протягивает в их сторону руку, намереваясь ухватить кого-то. И опять, дикий женский вопль пронесся в округе, и Тамерлан открыл глаза.

Он лежал в кузове старого грузовика, который вез их в сторону какой-то деревни. Руки были связаны за спиной. Осмотревшись, он заметил еще нескольких людей, среди которых сразу узнал Максима. Его друг все еще лежал без сознания, весь в запекшейся крови и царапинах по всему лицу. Приподнявшись, Тамерлан попытался упереться спиной об стенку кузова.

-Максим, - прохрипел он, - Макс, ты живой?

Максим не шевельнулся. Зато глаза открыл другой пленный, в котором Тамерлан узнал одного из пилотов. Он также огляделся по сторонам, и посмотрев на Тамерлана закусил губу.

-Как себя чувствуешь? – спросил он пилота, поймав взгляд, - Помнишь, как тебя зовут?
-Денис, - после недолгого молчания ответил он, - Дениска…
-Тебя зовут Денис? – переспросил Тамерлан.
-Не меня, - покачал головой пилот, - сына. У меня маленький сын. Дениска…
-Ты понимаешь, где находишься? Ты помнишь что случилось?

Пилот покачал головой, и продолжал шептать имя сына, раскачиваясь из стороны в сторону. Тамерлану и до этого приходилось видеть контузию на поле боя, поэтому он сразу догадался, что случилось с пилотом.

-Успокойся, солдат, - тихо сказал он ему, и отвернулся в сторону Максима, - Макс, очнись.

Максим открыл глаза, и обвел взглядом кузов. Наконец, его глаза наткнулись на Тамерлана, и он облегченно вздохнул. Тут же, Максим попытался присесть, но как только поднял голову, сразу же ощутил чудовищную боль в правом виске. Зажмурившись, он прошипел что-то непонятное, но все же переосилил боль и выпрямил спину, после чего Тамерлан заметил, что вся правая сторона его головы была в крови.

-Брат, ты в порядке? – нахмурившись спросил он Макса, - говорить можешь?
-Да, - кивнул головой Максим и прошептал, - куда нас везут?
-В какую то деревню, - ответил Тамерлан, пытаясь рассмотреть маршрут в отверстие кузова.
-Черт, а где остальные?
-Без понятия, это все кто есть, - тихо ответил он, и добавил, - наверное…

Максим вновь оглядел кузов, рассматривая лица каждого из лежачих, надеясь увидеть хоть кого-то из знакомых. Прищурившись, он бросил взгляд на раскачивающегося пилота, который все еще шептал себе что-то под нос.

-С ним что? – кивнул он на пилота.
-Контузило парня… Нелегко ведь, с самолета катапультироваться, в гущу событий.
-Боже, Тамик, они же все зеленые… За что их, за что? – взвыл Максим, стискивая зубы.
-Макс, держи себя в руках. Значит так надо.
-Кому так надо? Кому, черт подери, это надо? Они даже пожить не успели ведь.

Грузовик, качнувшись, остановился и заглох. Двери кабинки захлопнулись, и снаружи послышались голоса, о чем-то говорившие, скорее всего, на арабском языке.

-Сейчас узнаем, - тихо сказал Тамерлан другу, - кому это надо.

Через секунду двери кузова распахнулись, и солнечный свет ударил по глазам друзей. В кузов запрыгнул араб, с автоматом наперевес, и пинком попытался поднять лежащих без сознания солдат. Заметив очнувшихся офицеров, он уставил на них автомат, и что-то грубо прокричал, приказным тоном. Им не пришлось долго объяснять, и Тамерлан первым направился к выходу.

Спустившись на землю, они увидели, что их привезли в какую-то заброшенную деревню. Кругом была одна пустыня, и две возвышающиеся башни, на которых сидели дозорные.

-Кто это такие? – еле слышным шепотом спросил Максим.
-Талибы, - кивнул Тамерлан в сторону белого флага с арабскими надписями, - нас взял в плен Талибан.
-Плохо дело…
-Точно.
-Какие планы?
-Пока никаких, - Тамерлан оглянулся через плечо, - видишь вон те вышки? Они по всему периметру могут палить, мы как в тире будем.
-А ночью? Прожекторов у них нет ведь.
-Надеюсь, что их нет…. Но мне кажется мы тут надолго.

Араб с автоматом ткнул дулом в спину Тамерлана, и жестом приказал замолчать. Их всех, вместе с очнувшимися солдатами, повели во двор, и заперли в два разных строения. В здание, отдаленно напоминающее хижину, талибы затолкали всех солдат, а в сарай повели двух друзей-офицеров. После того, как за ними закрылась дверь, Тамерлан с Максимом тут же начали проверять стены и окна сарая, пытаясь найти хоть какое-нибудь отверстие, или же хрупкие доски. Через час, они уже сидели, опершись спиной к стенкам, и тихо разговаривая между собой.

-Слушай, Макс, - все тем же хриплым голосом начал Тамерлан, - помнишь про сон? В самолете, ты сказал, что знаешь, что он значит.
-Ну, не совсем знаю, - ответил Максим, - догадываюсь будет точнее.
-Ну, и…
-В общем… Мне кажется, это Всадники Апокалипсиса. Из Откровения Иоанна Богослова, в курсе?
-Нет, - Тамерлан медленно покачал головой из стороны в сторону, - не в курсе… И что это значит?,
-Ну… Там тоже было четыре всадника, на разных конях, и каждый из них нес человечеству своего рода… «наказание», что ли…
-Точнее, Макс.
-Первый всадник – чума, или болезнь, он на белой лошади. Второй – война, на рыжем скакуне. Третий всадник – голод, он был на черном коне. И последний, - Максим сделал паузу, как будто боясь своих слов, - последний всадник нес смерть...

Они оба замолчали, смотря друг на друга. И оба в этот момент осознали, что скоро все может закончиться.

-Макс, а ведь все сходится, - тихо сказал Тамерлан, - смотри, первый всадник упал – и мы попали в больницу, помнишь? Второй всадник упал после короткого боя… Теперь третий – голод… А потом…
-Нет, - прервал его Максим, - это все бред, за нами придут.
-Макс, - Тамерлан посмотрел в глаза друга, - ты же сам понимаешь, что это не совпадение.

В воздухе опять повисла тишина. Каждый думал о своем. Практически впервые, они одновременно подумали о своих семьях, которые сейчас были на родине, и скорее всего даже не догадывались, что их держат в плену. Надежда была только на поддержку войск союзников. Да и вообще, откуда они могут знать, куда их увезли. Сколько они находились без сознания, пока их вез грузовик в эту заброшенную деревню посреди пустыни.

На следующий день к ним вошли три человека. Первым стоял старик, похожий на какого-нибудь арабского шейха, а за ним, стояли два вооруженных охранника. Оглядев «гостей», офицеры поднялись на ноги и ждали какого-нибудь ответного действия.

-Ви, русские, - практически пропел старик, -Руссия?
-Нет, - громко ответили друзья, - Мы с Казахстана.
-Ммм, Газакстан, - старик задумался, - знаю, Газакстан…
- Что здесь происходит? - спросил Максим.
-Ви, вдвоем, офисеры… - тихо произнес в ответ араб, - а нашим солдатам нужен оружие, автомат…
-А мы здесь причем?
-Ви вдвоем офисеры, - повторил старик, - ваша страна делать обмен, на вас и на оружие.
-То есть они должны выкупить нас, за оружие?
-Да, так и есть. Ваша жизнь, обмен на оружие, для наших людей.
-Но если нет? Если не договоритесь… - начал Тамерлан.
-Смерть, - перебил его старик, - если нет оружие – смерть. Если пытаетесь бежать – смерть. Если пытаетесь обмануть – смерть…
-А если не согласится Казахстан?
-Согласится.
-Что мы должны сделать? – спросил Максим.
-Если хочешь вернуться к твоя семья – попроси оружия обмен на твоя жизнь, в камеру.
-А если мы не захотим? – перебил его уже Тамерлан.
-Захотите, - старик улыбнулся, - вы записать на камера ваши просьбы. Потом мы вас отпускать.

С этими словами талибы вышли из сарая, и дверь вновь захлопнулась.

-Ты же понимаешь, - сказал Тамерлан, - они нас не отпустят, даже если получат оружие.
-И даже если мы запишем это чертово видео, - кивнул Максим.
-Но они не убьют нас, пока не запишем видео.
-Тянем время? – смекнул Максим.

В следующие дни они еще несколько раз столкнулись с этим предводителем талибов. На все слова об отказе он лишь улыбался, и выходил из сарая, закрывая за собой двери. В один из дней, их вытащили из сарая, и что-то крича, повели в центр двора. Там они увидели, что-то похожее на колодец, накрытое сверху решеткой. Сразу поняв, что их ждет, Тамерлан и Максим попытались навязать борьбу своим охранникам, но обоих оглушили прикладами. Очнулись они уже в яме, глубиной около четырех метров.

-Ты цел? – спросил друга Максим.
-Ага, а ты?
-Тоже…
-Долго мы здесь?
-Полдня, этот старик объяснил, что это наша будущая могила…
-Весело, - попытался пошутить Тамерлан, - ты же знаешь, что он блефует. Они бы нас давно убили. Им нужна запись.
-Солдатов они пристрелили два часа назад, - тихо ответил Максим.

Тамерлан замолчал. Он опять думал о сне, понимая, что это еще не конец.

-Это пытка, - сказал он, спустя некоторое время, - нас будут мучить.
-Чтобы мы записали послание?
-Да. Днем здесь жарко, а ночью холодно. Нам не дадут ни есть, ни пить…
-Точно, и третий всадник в твоем сне ведь означает голод, - Максим невесело подвел итог.
-Да, -кивнул Тамерлан, - а затем смерть…

Друзья подняли головы, и увидели сквозь решетку звездное небо…

Продолжение следует.

Оцените пост

0
Дальше