Внезапно!

Ann Grey 2011 M07 28
361
0
0
0

Захотелось написать что-то красивое, нежное, полезла в свой цитатник... остановила мышку на пол пути к ссылке. Когда-то я отлично справлялась самостоятельно. Что мешает сейчас? Когда-то я и сказки...

Захотелось написать что-то красивое, нежное, полезла в свой цитатник... остановила мышку на пол пути к ссылке.

Когда-то я отлично справлялась самостоятельно. Что мешает сейчас? Когда-то я и сказки писала. Такие, обычные, сказки. Ну так вот! Начнем. Да, прямо сейчас, сию секунду, прямовотздесь!

Жили-были две сестренки - одна младше, другая старше. Старшая была щуплая, хрупкая, мрачная, то и дело казалось, что очередную зиму не даст ей пережить жестокий ветер северных земель, хотя ни разу за зиму её не увидели больной. За бледную, почти прозрачную кожу, да за светлые, легкие, как паутинка волосы, окрестили её Русалочкой, а имя  ей было Мирлин. Младшая же будто бы впитала все краски лета - яркие, словно пламя, волосы, темные, как морское дно, глаза. Звали ее Арлин. Так и мы их будем звать.

Выросли они сиротами, родители их погибли давно и не нашего ума это история, да только девочки не растерялись. Росли себе помаленьку, под опекой дяденек и тетенек, имевших определенные виды на их крепко сбитую избушку. Да только грустили: не могли любимые сестры ни рядом стоять, ни обнять друг друга. Горячая, яркая Арлин разом тускнела, положи ей свою бледную ладонь на плечо Мирлин, по коже её вмиг начинала расползаться тьма и тонкие, морозные узоры. Руки же Арлин оставляли на сестре алые отметины ожогов, сходившие лишь зимой.

Но грусть-грустью, а продолжалась жизнь. Выросли обе девушки, стали невесты - загляденье! Прослышав о невиданной красоте Арлин, приехал к ней свататься человеческий принц. Мирлин вышла по воду, да задержалась, рисуя на влажных стенках колодца инеем.

Привез ей принц в подарок шелка заморские, каменья драгоценные, масла восточные, да стал расспрашивать про житьё-бытьё. Арлин все ему поведала - про тетушек и дяденек, про сестру, родителей, про чудесные сады здешних мест и ароматные травы, про долгие зимы и короткое лето... слово за слово, вернулась Мирлин, поставила кадку с водой у печки. От воды полз темный, не летний холодок (а надо сказать, дело было летом).

- Это моя сестра, Мирлин. - Представила её Арлин, и тепло улыбнулась.

- Быть того не может! - не смог скрыть своего ужаса принц и, спешно начав прощаться, велел слугам седлать коней.

Арлин заплакала, Мирлин нахмурилась:

-  Разве не мила я тебе? Разве не свататься ты приехал, милый друг?

- Я приехал к тебе, а сестру твою жуткую в родственниках иметь не желаю, коли решишь ты оставить её и со мной быть - то пожалуйте, а так - избавьте.

Горько заплакала Арлин, но сделать ничего не смогла. Стих топот копыт, голос подала неразговорчивая Мирлин:

- Коль будет для счастья твоего так лучше, дай мне исчезнуть.

- Какие глупости ты, право, говоришь! Сестрица! Как я без тебя?

Не выдержала её плача старшая сестра, подошла, да обняла так крепко, что сжало их воедино - с проседью стали рыжие волосы, посветлели, ослепши, глаза... испугалась, отпрянув, Мирлин.

А младшая сестра оттаяла, завились кудрявые рыжие локоны, засияли, оттенившиеся в изумрудный, глаза.

- На кого же я променяю себя?

- Ты хотела сказать "тебя", сестрица. - поправила её Мирлин.

- Нет. Себя.

... многих выдержку еще проверяла стужа старшей сестры, но нашелся вконец тот, кто принял их обеих. И до сих пор, когда обнимаются сестры, весь воздух полнится их болью и любовью друг к другу; нет ничего прекраснее осени, нет ничего тревожней весны...

 

Оцените пост

0