МИР ЭКСПАТОВ И АБОРИГЕНОВ

national_business 2011 M06 9
2369
7
2
0

Пытаясь нарастить долю отечественных товаров и услуг, государство из одной крайности бросилось в другую: полное игнорирование сменилось излишней бюрократизацией, считает председатель совета...

Пытаясь нарастить долю отечественных товаров и услуг, государство из одной крайности бросилось в другую: полное игнорирование сменилось излишней бюрократизацией, считает председатель совета Ассоциации подрядчиков нефтегазовой отрасли Казахстана (АПНОК) Кайрат Альмухаметов. Вместо того чтобы увеличить казсодержание путем вовлечение отечественных подрядчиков в нефтегазовые проекты, власти пытаются добиться  результата, создав огромную махину новых законов и отчетностей.

NB: Сейчас цены на нефть стабилизировались и держатся на довольно высоком уровне. Активизировался ли спрос на нефтесервисные услуги?

К.А.: На мировых рынках определенный позитивный тренд есть, но в Казахстане большого оживления не наблюдается. Отечественный рынок нефтесервиса напрямую зависит от инвестиций в крупные проекты нефтегазового сектора. Между тем решение по третьей фазе расширения производственных мощностей «Тенгизшевройл» пока не принято, также как не определен объем инвестиций по второму этапу Кашагана. Сегодня рынок нефтесервисных услуг в стране можно оценить в $5 млрд, при условии начала реализации названных проектов он возрастет до порядка $30 млрд.

NB: Какова доля казахстанских компаний среди подрядчиков в крупных нефтегазовых проектах, реализуемых в Казахстане?

К.А.: Сейчас много говорится об увеличении доли казахстанского содержания в подрядных работах, но в реальности этого не происходит. Их доля совсем небольшая в силу того, что все масштабные проекты реализуются иностранными инвесторами и предпочтение отдается прежде всего западным подрядчикам. Казахстану выделяются только нетехнологичные работы. С одной стороны, это объективно, поскольку в республике действительно мало компаний, которые могут предоставлять технологические услуги на высоком уровне. К тому же в стране не налажено производство основной продукции нефтесервиса: труб, кабеля, автоматики, машин и оборудования. Это нормально, когда начинающие производства поначалу поставляют свою продукцию на более мелкие месторождения – туда, где и бюджет не такой большой, и сам заказчик согласен идти на определенный риск, связанный с недостаточной гарантией на продукт. При реализации крупных проектов необходимы только мировые бренды – степень рисков слишком велика.

Что касается подрядных работ, то казахстанские предприятия не уступают иностранным компаниям по опыту и технологической оснащенности. Между тем говорить о большой доле отечественных подрядчиков в нефтегазовом секторе не приходится. Причем, если посмотреть, кому отдают предпочтение иностранные операторы на том же Кашаганском проекте, выяснится, что это либо итальянские компании, так или иначе аффилированные с Agip, либо мировые «прохвосты», умудряющиеся войти в каждый проект благодаря хорошим отношениям с операторами. Чтобы изменить ситуацию, необходимо все генподряды отдавать казахстанским компаниям. Причем данный пункт можно поставить условием в любом проекте. Затем уже отечественные подрядчики могут привлекать необходимых иностранных специалистов, либо передавать иностранным компаниям тот или иной объем работ, требующий ноу-хау. Вся остальная работа может вестись внутри страны.

NB: В чем Вы видите причины сложившейся ситуации?

К.А.: Заказчики поступают так, как им позволяют поступать. Их интерес лежит в противоположной плоскости от казсодержания. Другой вопрос, что если они приходят в какую-то страну, то должны работать по установленным в ней законам и правилам. В Казахстане многие нормы не прописаны, а та работа, которая проводится сегодня в этом направлении, идет совершенно с другим уклоном и недостаточно эффективна. Правительство в этом плане явно не дорабатывает. Например, идея о вручении генеральных подрядов только казахстанским компаниям озвучивалась авторитетными специалистами уже более десяти лет назад, и летом прошлого года даже была заявлена как одна из инициатив Министерства нефти и газа, но до сих пор никоим образом не реализована.

Сейчас много различных госструктур бьется за казсодержание, и еще больше чиновников об этом говорят – тема стала модной. Между тем, по большему счету, идет сотрясание воздуха, и из одной крайности – полного игнорирования казсодержания – мы пришли в другую. Предлагаемые меры по увеличению доли казахстанских товаров и услуг настолько забюрократизированы, что только отпугивают инвесторов от их выполнения. Казсодержание – не тот вопрос, решить который можно на «ура»: чтобы вырастить местные компании и позволить им встать на ноги, нужен комплексный, продуманный и распределенный по времени подход.

NB: Что бы предложили Вы как глава ассоциации?

К.А.: Все, что нужно сделать – логично и просто, требуются только желание и планомерная работа. Мы создали АПНОК, чтобы заявить о необходимости поддержки казахстанского содержания. Начиная с 2001 года, наша ассоциация выступала с рядом предложений, но ни к одному из них фактически не прислушались (см. врезку).

Практически все крупные нефтяные проекты реализуются по соглашению о разделе продукции. Интересы Казахстана в СРП представляет уполномоченный орган, утверждающий в рамках проекта те или иные мероприятия, бюджеты, контракты для оператора. Его роль очень важна – контрактное агентство или комитет в министерстве не смогут ничего сделать, если уполномоченный орган не будет планомерно и последовательно защищать интересы страны. Наш уполномоченный орган, находившийся в структуре «КазМунайГаза», а теперь выделившийся в ТОО PSA, не вступается за местные компании, руководствуясь совершенно другими приоритетами.

Поддержать казахстанские компании можно, постепенно вовлекая их в нефтегазовые проекты. Вместо этого власти пытаются добиться  результата путем принятия новых законов, внедрения объемной отчетности, то есть используя общегосударственные механизмы воздействия, только усложняющие саму  структуру управления. Если бы это был единственный вариант, тогда пришлось бы выбрать его. Но ведь есть более быстрый и правильный путь – в СРП прописано, что казсодержание должно поддерживаться, заложены определенные рычаги воздействия, нужно просто их использовать. Когда же уполномоченный орган ведет свою игру, а контрактное агентство самостоятельно пытается решить множество задач и создать общий фреймворк, результатов добиться не удастся.

NB: В чем главное преимущество отечественных подрядчиков перед иностранными?

К.А.: Казахстанские подрядчики создают мультипликативный эффект – деньги, которые сегодня получают отечественные  компании, завтра идут в экономику страны. Подрядчик делает заказы казахстанским компаниям на необходимые материалы. Учитывая, что у нас в стране многие из них не изготавливаются, фирмы начинают направлять прибыль в организацию необходимых производств. Есть примеры, когда предприятия инвестировали в производство сосудов и емкостей, различных воздуховодов, труб, металлоконструкций, изоляционных материалов, инертных газов, азота. Плюс к этому используется местная рабочая сила и закупается местное сырье. Таким образом, $1, полученный в виде подряда отечественной компанией, пройдя через рыночную цепочку, вырастает до $10.

Деньги, полученные иностранными компаниями, не заходят в страну. Оператор заключает контракт с оффшором подрядчика, расположенным, например, на BVI[1]. Последний открывает филиал в Казахстане и производит в стране только работу, требующую выполнения на месте – именно с этих инвестиций производятся отчисления в бюджет. Остальные средства расходуются в стране подрядчика или уходят в оффшоры.

NB: С какими проблемами сталкиваются казахстанские подрядчики, работая с иностранными компаниями?

К.А.: На площадке иностранные инвесторы создают государство в государстве – со своей охраной, законами, правилами и кабальными контрактами. Местные компании оказываются в заранее ущербной позиции. Одно дело подписать контракт на определенный объем работ, другое дело – его выполнить. Несправедливое обращение и некоторая дискриминация со стороны операторов действительно имеет место. К отечественным компаниям предъявляют более высокие требования. Я поэтому говорю, что наши компании ничем не хуже, – они выдерживают планку и сдают проекты.

Например, иностранные подрядчики легко получают возможность продления сроков выполнения работ на выгодных для них условиях, различных доплат, привилегий и вознаграждений, чего не скажешь об отечественных компаниях. При этом труд казахстанцев оплачивается в разы дешевле, чем труд выходцев из других стран. Такое же отношение и к компаниям – отечественные подрядчики должны делать ту же работу, что и иностранные, но раз в пять дешевле. Своеобразный мир экспатов и местных аборигенов.

NB: Насколько важно в нефтесервисе государственно-частное партнерство (ГЧП)?

К.А.: Безусловно важно, но о нем только говорится много – в нашей отрасли его пока нет. Сейчас АПНОК предложила создать на базе одной из компаний ассоциации сертификационный центр, имеющий право подтверждать соответствие продукции и производственных процессов предприятий требованиям стандартов ASME и API. В Казахстане такого центра нет, хотя иностранные компании работают именно по этим стандартам, и если отечественный производитель планирует поставить заказчику свою продукцию, она должна получить соответствующий сертификат. Аккредитация центра в Казахстане стала бы серьезным подспорьем для предприятий, занимающихся металлообработкой и машиностроением.

Немаловажную на сегодня проблему – нехватку кадров по технологическим специальностям – можно было бы решить, организовав обучение школьников и студентов на казахстанских предприятиях. Сейчас принимается много программ по подготовке кадров, привязанных к школам, ВУЗам, планируемым к возрождению ПТУ, но все они оторваны от будущих работодателей. В данном вопросе есть успешный опыт Австрии и Германии, где каждое предприятие имеет свои учебные цеха. Государство могло бы оказывать поддержку подобным проектам – для этого не нужны большие инвестиции, а эффект гораздо больше, нежели от абстрактных программ, придумываемых в министерствах. Такая помощь могла бы стать реальным примером ГЧП.

NB:  Сегодня в Казахстане идет процесс индустриализации страны. Способен ли нефтесервис стать двигателем прогресса реального сектора экономики?

К.А.: Норвегия, Венесуэла, Иран, исходя из развития своего нефтегазового сектора, смогли построить у себя реальные конкурентоспособные производства. Если в Казахстане это примется за основу и будет осуществляться разумная политика реализации поставленных задач, нефтесервис может стать локомотивом. Представьте объем инвестиций в один только Кашаган – за $136 млрд можно поднять любую экономику.

NB: Каким Вам видится будущее сервисного бизнеса в Казахстане?

К.А.: Пока оснований для оптимизма нет – ситуация не меняется уже на протяжении многих лет и вряд ли в ближайшее время можно ожидать кардинального сдвига.

© National Business №85 (2011)

 

[1] British Virgin Islands (BVI, Британские Виргинские острова) – одна из оффшорных юрисдикций.

Оцените пост

2

Комментарии

0
"идея о вручении генеральных подрядов только казахстанским компаниям озвучивалась авторитетными специалистами уже более десяти лет назад" - это же благодатная почва для коррупции, лоббирования и рейдерства, странно, что еще не приняли.

необходимо стимулировать существующих производителей налоговыми послаблениями, кредитованием, соинвестированием. другого выхода нет.
0
да... последний ответ как-то не внушает никакого оптимизма. Печально, что так.
0
Свежо предание, да вериться с трудом...
0
Пускай создают сп как тот же "Ерсай", но с тем что бы в менеджерах было казахов не меньше половины, а не так как сейчас.
0
Я перехожу в 11 класс. И после окончания учебы хотел поступать на нефте-газовое дело. Подскажите правильно ли это? Очень благодарен))
Показать комментарии